Солнечная лира Анатолия Быстрова

«По солнцу сверяя дорогу»,  «У солнышка в гостях», «Я хочу тебе солнца», «Слово ищу самоцветное»…  Автор этих и других поэтических сборников (всего их семь) наш земляк  поэт Анатолий Васильевич Быстров.

Анатолий Быстров

Член Союза писателей России, лауреат премий имени Л. Дьяконова и Н. Заболоцкого, он живет и творит в поселке Опарино, самой что ни на есть северной вятской  глуши. Но скажите-ка ему об этом – и услышите: «Я не в глуши живу. Опарино – столица Вятского края».

Уже по названию книг видно, что стихи, их составляющие,    пронизаны светом солнца, наполнены шелестом трав и шумом берез, радостью общения с окружающим миром, искрятся и переливаются как камни-самоцветы.

По натуре Анатолий Васильевич оптимист, ему неведомы нытье, праздность и уныние. «Потому что с наслажденьем удивляюсь и живу», — говорит он сам.

Всю жизнь поэт учится у природы, радуется каждому новому дню, счастлив от того, что родился и живет на этой земле. Она, малая родина, ее люди дают ему пищу для ума и темы для новых стихотворений.

Буду счастлив от улыбки,
И пока вы то да сё,
Люди добрые, спасибо
За хорошее за все.
Земляки, единоверцы,
Не забылось ничего.
Много дали вы для сердца
Мне от сердца своего.

Он не сидит за письменным столом –  сочиняет стихи в лесу, в поле, на берегу реки. Иногда под рукой нет даже клочка бумаги, чтобы записать пришедшие строки…

1 августа у Анатолия Васильевича день рождения – ему 75. Но разве возраст определяется датой рождения? 75 – не старость, а мудрость и бесценный жизненный опыт, которые переплавляются в простые, но такие понятные и близкие каждому, кто их читает, стихи.

От имени читателей «Опаринской сороки» мы поздравляем Анатолия Васильевича Быстрова с юбилеем и предлагаем познакомиться с его новыми стихами. Они написаны совсем недавно и, вероятно, вы будете первыми, кто их прочтет.

Было бы просто замечательно каждый юбилей хорошего поэта (а Анатолий Васильевич не просто хороший – настоящий большой вятский поэт, с которым мало кто может встать вровень) отмечать выходом новой его книги. Рукопись сборника «Равновесие не первый год лежит без движения в Кировском отделении Союза писателей. Издание ее «сдвигается» на неопределенный срок по известной причине отсутствия средств. А жаль. Истинная поэзия – она всегда и к месту, и ко времени.

Небо звездное читаю
Принимая боль и ласку,
Правду выскажу в лицо.
Попадаю словно в сказку,
Выйдя ночью на крыльцо.
Не затасканным словечком
Попаду, наверно, в цель.
Коростель скрипит у речки,
Пешеходный коростель.
Африканский, иль французский,
Или чей-нибудь ещё?
Всё равно скрипит по-русски:
Широко и хорошо!
Не случайно за оградой
О берёзу обопрусь.
Притворяться и не надо —
Всё равно прорвётся Русь.
Всё равно прошлись недаром
По морозу босиком.
Коли не был печепаром,
То не стану дураком!
Что Емеля? У Емели —
Сани, печка!
Тьфу! Фигня!
Целый мир на самом деле
Во владеньи у меня.
Много вижу. Мало знаю
Всё о Родине пою.
Небо звёздное читаю.
Думу думаю свою.
Своя колея
Почему ты с земли своей грешной
Не летишь в поднебесные выси?
Отвечаю с лукавой усмешкой,
Что сие от меня не зависит.
Что заставило ноченькой лунной
Засвистеть, как весенняя птица?
По инерции катится юность
И не может остановиться.
Мои краски скромны — не полотна:
Незабудки, берёзы и жито.
Колею я прокладывал плотно,
Потому до сих пор не разбита.
Завлекают росистость и лунность,
И цветистое платье из ситца.
По инерции катится юность
И не может остановиться.
Связь
Может, упускаю дорогое время —
На мобильник трачу половину дня?
Может, современней
Самых современных?
Может, всех дороже мне моя родня?
Жизнь за что дана нам?
Но сочту наградой.
Радуюсь, печалюсь, строчками звеня.
Мне всего хватает.
Лишнего не надо.
Яблоко раздора разве для меня?
Мне сегодня, друг мой,
Снова стало хуже
От разбитых улиц
И угрюмых лиц,
От листвы, тревожно
Зашептавшей в уши
И печальных криков
перелётных птиц.
Мелодия сердца
Скрипнет
в мамином дворике дверца —
Потеплеет
в рассвете холодном.
Напишу под мелодию сердца.
Разве может быть сердце немодным?
У закатов учусь, у рассветов —
Для души на распутьях подмога.
Нас не надо учить на поэтов —
Заниматься подменою Бога.
Повторяю и снова, и снова
Утверждаю. И не отвертеться:
Всё пройдёт, но останется слово,
Слово с доброй энергией сердца.
Живу не зря
Не зря живу и я на свете белом,
Пусть небольшая в жизни колея,
И не повинен в том, чего не делал,
Твоим ошибкам даже не судья.
Не упрекай, что пожалел ворону –
Весь шар земной не уместить в душе.
Всю жизнь держу, держу я оборону
На самом главном в жизни рубеже.
Пишу о том, что в сердце накипело.
Ориентиры вечные во тьме:
Мерцанье звёзд,
И куст заледенелый,
И цепь огней, стоящих на холме.
Ответ
Бредёт по откосам усталая осень.
Я тоже как будто бродяга-изгой.
И день, словно вечер, холодный, белесый,
И веет какой-то бездомной тоской.
Дороги размыты и снова разбиты.
По кочкам, по рытвинам —
вечный удел.
Сошёл со ступенек.
Пылали рябины.
Белели наличники.
Домик желтел.
И вдруг мне поверилось:
всё-таки будем
Довольны собой, и страной, и судьбой.
В печальных селеньях живут ещё люди
И мечется бодрый дымок над трубой.
В какие зайдём неизвестные дали?
Какой терпеливый российский народ!
Вчера у нас деньги с реформой украли.
Ещё по привычке:
И зто пройдёт.
Конечно, Россия — не райские кущи.
Но красною нитью по жизни прошло,
Что всё относительно.
Только дающий
В ответ получает и свет, и тепло.