Снежные страницы

Предлагаем нашим читателям познакомиться с новыми стихами Надежды Алексеевны Мазий из поселка Маромица.

Снежные страницы

Пустые снежные страницы
В полях раскинула зима,
Чтобы лесные звери, птицы
Свои чертили письмена.
А позже вечер – старец синий —
Своей морщинистой рукой
Рассыплет серебристый иней,
Чтоб проступил ясней узор.
У всех зверушек почерк разный:
Кто лапой, клювом иль крылом…
Расписаны арабской вязью
Все тайны леса до одной.
Сова автограф ставит прямо,
А дальше крестики, кружки,
Как будто в бой морской играли
Когтей резные завитки.
Тут заячьих следов дорожки –
Ходил кругами этот зверь.
Там рысь – лесов большая кошка —
Сама гуляла по себе.
В комке вся лапа, всё степенно
Не дрогнут кисточки ушей.
Бесшумной, лёгкой, серой тенью
Она крадётся между пней.
Исход охоты той понятен
Под старой елью у реки:
Повсюду среди бурых пятен
Есть меха белого клочки.
Урчит, довольна, засыпает,
Когда светлеют небеса,
Но изумрудами мерцают
Её зелёные глаза.
Пустые снежные страницы…

У площади у Театральной

У площади у Театральной
С утра кучкуется народ –
Там по две тыщи «деревянных»
Холсты художник продаёт.
Нос крючковатый, как у птицы,
И хмурый, неприятный вид.
Воспалены его глазницы,
Видать, на чифире сидит.
Мгновенно разобрали «Маки»,
«Букет сирени», «Васильки»,
«Беседку на краю оврага»
И «Церковь в поле у реки».
И только над одной картиной
Стоит, как в ступоре, народ
Где всё безжизненно красиво,
Что даже оторопь берёт.
Скривилась тётенька в берете:
«Смотри, какой оригинал —
Зимою все грустят о лете,
А он зиму́ нарисовал!»
И верно, на картине этой
Река в безмолвии ночном,
Мерцает лёд под лунным светом,
Заиндевело всё кругом.
Пахну́ло не́житью, морозом
На этой замершей реке,
А в небо острою занозой
Лес, спящий в белом куржаке́.
Залив тут изогнулся в крике,
Открыв провальный страшный рот.
Среди природы этой дикой
Он, как глашатай, одинок.
Как редкие гнилые зубы,
Чернеют брёвна-топляки
И крупными мазками, грубо,
Волос седые завитки.
Не ограниченная рамой,
Картина вширь зовёт и вверх —
Судьбы крутая панорама,
Где рядом ходят жизнь и смерть!
Как будто в жилах кровь застыла,
Остановилась на бегу –
И я купить её не в силах
И оторваться не могу!
Вот немец «вятского разлива»
Стоит над ней, нахмурив лоб
…Купил, должно быть, поразила.
И сразу выдохнул народ.
Его я взглядом провожаю
И болью стиснуты виски
Видать, Германия – чужая
Без русской ледяной тоски!

Фото Владимира Гмызина.