Смотритель «Былины»

Государственный природный заказник «Былина» — это более 47 тысяч гектаров, на которых установлен режим особо охраняемой природной территории. 15322 гектара из них находятся в Опаринском районе.

«Былина» — это спелые хвойные леса, реки и речки, огромные верховые болота, а также различные виды птиц, 13 из которых занесены в «Красную книгу», животных (19 занесены в «Красную книгу»), многочисленные растения, среди которых много редких.

С 18 января этого года в Опаринском районе появился специалист, которого по большому счету можно назвать смотрителем и хранителем заказника. Это Николай Юрьевич Птичкин. Живет он в поселке Северном, военный пенсионер. Должность его называется эколог. В принципе, это тот же егерь – по крайней мере, обязанности те же: следить, чтобы на территории заказника не нарушались правила охотпользования, не наносился ущерб природе, чтобы в благоприятной обстановке размножались и восстанавливались редкие и исчезающие виды, не велась незаконная порубка.

Николай Юрьевич Птичкин

А редкие животные и птицы в «Былине» есть. Это росомаха, серый журавль, белый орлан и белая куропатка.

Думается, не всякий человек сможет работать в данной должности. Во-первых (и во-вторых, и в-третьих!) он сам должен знать и любить природу и бережно к ней относиться.

Родился и вырос Николай Юрьевич в поселке Верлюг, которого сегодня уже нет на карте. Затем семья переехала в Речной. «Лес окружал меня с детства, — рассказывает Николай. – Отсюда и увлечения – охота и рыбалка. Много ходил по тайге. И могу сказать, что тайга – моя стихия».

По территории заказника его сотрудники могут передвигаться летом пешком или на лодке, в зимнее время — только на «Буранах». Такую технику Николаю Юрьевичу скоро предоставят. А пока он отправляется в обход на лыжах.

Квартиру Птичкиных украшают охотничьи трофеи. На стене – рога добытых им лосей. Сам он их и выделывал: вываривал, покрывал лаком, укреплял на подставке. Но больше любил охотиться на рысь, на волка. «Такого зверя не каждый возьмет, — рассказывает он. — Они очень хитрые, и нужно уметь их перехитрить. Что рысь «ходит по верхам», то есть, по деревьям – это народные сказки. Процентов на 90 она живет на земле и ходит по ней. Но волк еще хитрее. Как-то я занимался с сентября до весны одной волчьей стаей. Волков было пять. Из пяти я убрал четырех. Ходил за ними, смотрел, следил, как они себя ведут, где у них логово. Пошел даже на то, что приваду клал. Ушла в итоге из-под выстрела только самая большая волчица. Словом, мне нравятся звери, с которыми можно быть на равных.

У рыси тоже есть определенные маршруты. Их и изучаешь – с какой периодичностью зверь проходит по одному месту, когда на этот круг идет, когда на другой. Любой зверь – он ходит кругами».

Есть у Николая Юрьевича собаки: гончак Гай и западно-сибирская лайка Пират. И охотиться он предпочитает с ними. Но лаечку у него недавно украли. Отпустил побегать – и собака исчезла. «Своровали, — убежден он. Приезжают специально на машине, закидывают в нее и увозят. Это не первый случай у нас в поселке. Едут со всех сторон – с Подосиновского района, Волгодской и Костромской областей. Много собак пропало в Речном, в Маромице – хороших, охотничьих. Даже видели, как некоторых в светлую «буханку» закидывали, в тентованый «уазик»

Одновременно с лайкой и гончей опытные охотники в лес не ходят – это два разных типа собак, идут они за разной дичью, у каждой породы свои приоритеты. С Пиратом Николай Юрьевич ходил за пушным зверем, за рысью. «Лаял на лося, – вспоминает хозяин, – а с медведем не больно занимался. Гончак идет по зайцу, рысь гоняет, лису».

Есть ли в наших местах браконьеры? «Немного, но есть, — считает Николай Юрьевич. – Те, от кого действительно страдают леса и реки. Ну, приехал ты на реку – поставь сетку на 50, 55 с ячеей, на крупную рыбу. А зачем через мелкую ячею реку процеживать? Поймал – сеть убери. Но в реках столько сетей оставляют! Ехали мы раз от нашего моста до горелого – насчитали 170 сетей! И в основном ячея от 20 до 30 мм. Сколько же мелочи можно выловить и что с ней делать? Пусть росла бы, размножалась. Многие вообще сети прямо в реке бросают, рыба их забивает, гибнет, гниет, вся река страдает».

Свой участок Николай Юрьевич обошел уже несколько раз по всем кварталам – знакомился. Из рек на нем – часть Моломы, Паломка, Ертач, устье Былины, где она впадает в Молому. Большие болота – на территории соседей, у нас – в основном лесные вырубки, оставшиеся от деятельности Паломицкого леспромхоза. По ним растет смешанный молодняк. «При любой рубке даже на месте, где стоял сосняк, сначала вырастает лиственная порода, — объясняет Николай Юрьевич. – Через некоторое время под этим пологом начинает расти хвойная порода, в основном ель, потому что она тенелюбива. Через 70 лет она погубит «листву» и выйдет в верхний полог, лес восстановится».

Николай Юрьевич знает, что говорит: в свое время закончил Суводский лесхоз-техникум.

В вольере, провожая нас, лает гончак Гай. А в сарае кто-то тоненько повизгивает. «Щенка лаечки взял на замену Пирату, — говорит Николай Юрьевич. Без собаки мне никак».

Видео «Былины» часть I (представлено А. Артемовым, сайт «Подосиновец-инфо»)

Видео «Былины» часть II (представлено А. Артемовым, сайт «Подосиновец-инфо»)