Школа – вся ее жизнь

Для кого-то школа – лишь часть детства и юности. А для Людмилы Степановны Масловой – вся ее жизнь.

В отдаленный лесной поселок Верхняя Волманга она приехала по распределению после окончания Омутнинского педагогического училища. Выросшая в одной из деревень Кузюгского сельсовета, она вернулась молодым специалистом в родной район, даже не задумываясь о том, что можно устроиться не в лесной глуши, а поискать более теплое место под солнцем. Любимым предметом в школе (а училась она в Вазюке) была география. Ее студентка Маслова и выбрала при специализации.

О существовании такого поселка в Опаринском районе, как Верхняя Волманга, Людмила Степановна и не подозревала. Как не думала, что добираться придется через Молому и Поникаровку, где пешком, где с попутной оказией – дороги из бетонных плит на Волмангу от Маромицы тогда еще не было.

Направляя девушку в восьмилетнюю школу Верхней Волманги, в РОНО сказали, что там только что построили новое двухэтажное здание. Почему-то Людмила Степановна представляла его кирпичным. Увы — школа оказалась хотя и двухэтажной, но деревянной. Но это не разочаровало.

В этом здании с большими окнами начинался ее педагогический путь в начале 70-х годов прошлого века, в ней работает она и сейчас.

«Думала, что уеду, отработав положенные три года, — говорит она. – Но, видно, Верхняя Волманга – моя судьба. Здесь вышла замуж, здесь родились дочери, работая здесь, заочно закончила педагогический институт».

Дом, где живут супруги Масловы – прямо напротив школы. Когда-то это радовало: перешел улицу – и на работе. А теперь на школьное здание Людмила Степановна смотрит с грустью. Проработала в нем она почти полвека, всю себя отдавая ученикам, всегда старалась быть рядом с ними, и в походах, и на внеклассных мероприятиях. Знает, наверное, не только каждую парту, но и каждую половичку. Но на следующий год звонок не позовет ребятишек в классы – школу закрывают по причине отсутствия учеников.

Только откуда им, ученикам, взяться? Верхняя Волманга, когда-то вполне цивилизованный поселок, куда работать в лесопункт приезжали семьями из других областей, постепенно захирел, люди стали уезжать в поисках лучшего места для жизни. Уехали и многие учителя. А она не смогла – как будто школа ее не отпускала.

Вместе с географией пришлось вести и другие предметы. А что делать, если молодых специалистов в Верхней Волманге не видели давным-давно?

Вспоминает Людмила Степановна, как в течение десяти лет работала директором – с 1978 по 1988 годы, как вместе с ребятами создавали свой маленький школьный краеведческий музей. Ходили по заброшенным деревням, собирали предметы быта. А там, где люди еще жили, записывали воспоминания, частушки. Эти экспонаты хранит краеведческая комната.

«Я люблю детей, люблю свою работу, — с горечью говорит Людмила Степановна. – Школа стала не только моей судьбой, но и жизнью. А дальше – что? Уедем мы, уедут другие учителя, оставшись без работы, здание без людей начнет разрушаться… Грустно все это осознавать, особенно когда изменить ситуацию ты не в силах».

Таких, как Людмила Степановна, раньше называли подвижниками. Так говорили о людях, которые посвятили себя служению одной цели. Она и служила всю жизнь – делу народного образования. Не одно поколения верхневолмангцев прошло перед нею за партами за годы работы. Жаль, что «сеять разумное, доброе, вечное» больше не для кого.

На снимке: Людмила Степановна Маслова с одной из своих учениц.