«Школа – колыбель народа»

Под этой цитатой выдающегося педагога В. Сухомлинского, вынесенной в заголовок, мы начинаем публикацию материала Юрия Михайловича Холопова по истории школ Альмежского сельского Совета нашего района.

Поселок Альмеж

В этом здании Альмежская школа (семилетняя) начала работать в 1956 году, занятия в ней шли до середины 80-х годов.

Канцлер Германии Отто Бисмарк в ХІХ веке считал: «Для построения государства важнейшим является не сила оружия, а школьный учитель». Вспоминая разгром Франции в 1871 года, он говорил: «Победил не германский штык, а германский учитель». Ещё ему принадлежат замечательные слова о том, что Россию невозможно победить. Это пророчество подтвердилось в годы Великой Отечественной войны: советская школа вместе с комсомолом воспитали молодёжь в духе социалистического патриотизма, и молодёжь в годы войны совершала героические подвиги. Это позволило разгромить самую сильную, хорошо обученную и вооружённую армию мира – армию фашистской Германии.

А с чего всё начиналось? На территории Альмежского сельского Совета было пять школ в 30-е годы ХХ века. В Альмеже – русская и эстонская, на химзаводе (не нынешнем), в деревнях Бронино и Аксентьевица (в 10 км от Кичуга, вниз по реке), которая с 1951 года стала относиться к Подосиновскому району.

1924 год имел большое значение для жителей Опаринской волости. От 10 апреля 1924 года вышло постановление ВЦИК (Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет — законодательный орган между съездами Советов) о районировании Северо – Двинской губернии, на территории которой вместо уездов были созданы 18 районов, в их числе и Опаринский.

В Опаринский район вошли семь волостей: Лузянская, Волмангская, Опаринская, Кузюгская, Переселенческая, Верхо-Моломская–Паломицкая и Паламохинская. 10 июня 1924 года состоялся І районный съезд, на котором был избран РИК (районный исполнительный комитет), также были организованы 14 сельских Советов, в том числе и Альмежский.

До 1924 года адрес Альмежа был таким: Северо – Двинская губерния, Никольский уезд, Романовская (с 1911 года — Опаринская) волость, Альмежская сельская управа, а для современной Зари — Брониновская.

Вскоре были проведены выборы председателей сельских Советов. В Альмеже председателем был избран Липсток Иван Петрович, образование среднее (что было редко в те годы), до этого избирался и работал с 1919 года старостой сельской управы. В 1938 году был репрессирован и осуждён на 10 лет. Реабилитирован в 1989 году.

Секретарём утвердили Лучинина Григория Ильича – образование тоже среднее. И уже молодожёны не ездили в Опарино, а регистрировались в своём сельсовете. Итак, был организован сельский Совет, и назывался он Альмежский сельский Совет рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов.

В состав территории сельсовета входили 207 населённых пунктов: станция Альмеж, железнодорожные казармы 219, 216, 213, 207 км, деревни Бронино, Кичуг и хутора.

Одним из первых решений Опаринского РИКа было решение об открытии в Альмеже зстонской школы 1 ступени. Эстонские школы были в Опарино — 1 и 2 ступени, в Староверческой, Моломской – 1 ступени, латышские — в Опарино и в Моломе.

Для эстонских школ учителей готовили в Ленинграде. «Эстонское центральное бюро Совнацмена (Совета национальных меньшинств) Наркомпросса (Народного комиссариата просвещения) направляет в Опаринский район двух студентов, закончивших второй курс эстонского рабфака ЭПИНО (эстонский педагогический институт народного образования) Кашан Паулину и Ламбакахар Альвину учителями в эстонские школы 1 ступени» (любили в то время сложно сокращать слова.) В этом предписании есть графа – семейное положение: девицы.

Кашан П. начала работать в Моломской эстонской школе, в начале 30-х годов была направлена в Альмеж, где проработала до 1945 года. Ламбакахар А. была направлена в Альмеж заведующей школой и школьным работником. (шкрабом). Член профсоюза с 1923 года, школьный тариф – разряд 2, давал повышение зарплаты, которая была у неё 59 руб. и за заведование школой ещё 10%. Оплата труда в школах 2 ступени — от 75 руб. до 86 + 5 руб. квартирные. Библиотекарь получал 30 рублей.

А где же до этого учились дети альмежан – хуторян? Учились в Бронино, в Опарино, в Мурашах. Да и в Альмеже периодически работала школа с 1918 года. Учеников было до 10 человек — и русские, и эстонцы. Первым учителем был Кобер Яков – в 1920 году уехал в Эстонию. Уехал и Нестеров А. — преподаватель русского языка. И когда уехала в Опарино Уйбо Ида, школу пришлось закрыть до 1924 года. И только с этого года школа стала функционировать постоянно.

Закончили Опаринскую русскую школу 1-2 ступени дети Лопаткина А. И. — Семён, Илья, Елизавета. Закончила и Баёва (Худякова) П. и другие. Закончила эстонскую школу 1-2 ступени Дубровина (Теддер) Наталья. В Опарино Лопаткины стали одними из первых комсомольцев, а Илья даже возглавил районную комсомольскую организацию в 1919 году. Дети рабочих железной дороги учились в Мурашах, для них был открыт интернат.

Школа называлась единой трудовой школой 2 ступени с 8 классами образования. Закончили её братья Ботвины – Семён и Иван, отец которых работал машинистом на водокачке в Альмеже. Иван в Мурашах вступил в комсомол, работал в Опарино, где был избран секретарём Опаринского райкома РКСМ (Российского Коммунистического союза молодёжи) и до 1922 года был секретарём. Ну как не гордиться земляками – альмежанами? Ещё в 50-60 г. были такие интернаты при железнодорожных школах – мне и большой группе альмежан пришлось шесть лет ездить в Пинюг «грызть гранит науки». В тепле, накормлены – по божеской цене, благодарны школе и особенно – учителям. Храним о них самые лучшие воспоминания.

Эх, разбередил душу — и другое вспомнилось. Окончил 4 класса в 1950 году. Начал учиться в 5 классе в Пинюге – бросил, были причины. В это время ввели обязательное 7- летнее образование, и зачастили инспекторы из РОНО – почему не в школе? Отвезла меня мама в Опарино, поселился к ребятам из Альмежа в двухэтажном здании по ул. Розы Люксембург. Б-р-р, кошмар, колотун — дрова осиновые, сырые (знаю — помогали пилить). Нам родители купили ватные брюки, чтобы не замёрзли – в них мы и учились, и спали. Из дома привозили картошку, лук, капусту (на хлеб давали денежек) и пробовали что-то сварить на плите, которая еле дышала теплом. Иногда что-то получалось. И ведь ни один чинуша из РОНО не поинтересовался, а как там выживают пятиклашки? Главное сделано – почти охватили всех 7- летним образованием Кто жил из наших в таких «комфортных» условиях, в 6 классе бросили учиться, и плевать им было на закон о 7 — летнем образовании. Я через два месяца жизни в «райских» условиях, оставив своё богатство — сундучок, сбежал. Вот почему интернат в Пинюге показался раем.

Продолжение следует.

Автор: Юрий Михайлович Холопов