«Школа – колыбель народа»

Вернёмся к нашей теме. Заведующим объединённой школой стал Г. Ф. Боровикин (на снимке), который начал работать в Альмеже в 1937 году. Кроме него работали Бабкин А.В., Кашан П.Г. и Ключникова (Таукуль) Г.Ю. Школа работала в здании бывшей эстонской школы.

Г.Ф.Боровикин

На первом этаже были прихожая, первый класс площадью 38 квадратных метров, второй — 33,5. На втором этаже — учительская и третий класс площадью 35,5 квадратных метра, четвертый — 26,8. В своём отчёте Боровикин указывает, что здание построено в 1910 году, для школы непригодное — мала его кубатура (а мы после войны учились в двух комнатах четыре класса, и так было до 1956 года). Здание требует капитального ремонта. На следующий учебный год потребуется новое классное помещение.

Как закончили 1938-39 учебный год? В своём отчёте в РОНО Боровикин указывает количество учащихся по классам: в первом — 36 учеников, во втором — 35, в третьем — 16 и в четвертом — 17, неуспевающих — 14 человек. На «4» и «5» по русскому языку закончили: в первом классе — 18, во втором — 17, в третьем — 9 и в четвертом — 4 ученика. По арифметике соответственно — 25, 22, 13 и 5. Хорошие показатели.

В отчёте есть интересные данные о количестве жителей: в колхозе «Новый путь» («Уус тее») — 59 человек, в колхозе «Красная заря» («Пунане койт») – 54, в колхозе «Пионер» — 47 (это жители хуторов по речкам В. и З. Альмеж), и на станции Альмеж с казармами — 675. Число детей от 8 до 14 лет в «Новом пути» — 20, в «Красной заре» — 11, в «Пионере» — 12 и в Альмеже -108, всего 151 школьник. Из них учится в первом классе 36 человек, во втором — 32, в третьем — 32 и в четвертом – 26, всего — 124. Что-то цифры не сходятся, неужели 27 детей школьного возраста не посещали школу? А может, и так. В 13-14 лет — это уже работники в хозяйстве, жили ещё по хуторам.

Был при школе и интернат, где жило более 20 детей из колхозов. Продукты привозили из дома. Варили картошку в большом котле сообща, вспоминает бывший ученик. Ну, а хлеб, мясо, масло и другое передавали родители-хуторяне, с этим тогда проблем не было. Да, дети в то время были подготовлены к такой жизни — взрослели рано У меня всегда возникает вопрос: неужели нельзя было организовать питание для детишек? Всё лучшее детям — а в районе такие промахи в этом.

Приведу интересный пример — вам судить, читатели. В 1894 году в Подосиновце под колокольный звон открыли приют при городском училище (которое было открыто в 1871 году), для детей, как сейчас говорят, из малообеспеченных семей. Кормили их так: «Приварок был в скоромные дни из мяса с овсяной крупой, в постные – из сайды и гороха. Кроме того, давалась редька с квасом и квас с толокном. Приварок отпускался два раза день: на обеде и на ужине. Хлеба отпускалось столько, сколько могли съесть. Правда, детишек жило около 20, а в 30-е годы уже не то количество учеников.

В одном здании с интернатом был и детский сад. Здание было перевезено с хутора в 1931 году. С 1944 года в нём располагалась начальная школа. Это здание находилось за двухэтажным зданием по нынешней улице Почтовой, перед домом Урюпиных.

О результатах работы школ района за 1938-39 учебный год сделал анализ заведующий РОНО Пупышев: «В районе всего училось 5392 ученика. Из 50 школ только в 42-х имеются пионерские организации, всего пионеров в районе 1858. По русскому языку отличников — 504, хорошистов — 387. Показал плохие знания 81 ученик и очень плохие – 90, это 19,9% неуспевающих. У 539 учащихся снижено поведение. Не успевают по русскому языку, математике и истории. Причины — нехватка учебников, совершенно нет учебников по истории для V-X классов, учебников по арифметике для III-IV классов. В Альмежской школе во II классе на 30 учащихся только 8 учебников, в результате чего учащиеся не умеют читать (а по отчётности из 32 учеников по русскому языку устно 17 человек хорошисты и отличники). В одном классе разные учебники, недостаточно тетрадей в косую линию. За III-IV четверть учащиеся получили по одной тетради. В школе совершенно нет методической литературы». Привёл дословно приказ, смело после недавних арестов. Трудностей хватало.

В этом же году был закрыт детсад, о чём говорится в приказе по РОНО: «Так как Альмежский детсад с поставленной задачей — подготовка детей нацменов (пишу это слово, и меня что-то коробит) для обучения к школе справился, с 5 сентября 1939 года детский сад закрыть. Помещение, занимаемое детсадом, передать под интернат и квартиры учителей. Инвентарь, продукты по акту передать Опаринскому детсаду». В посёлке работали лесопункты, значит, у них были свои детские сады. Но ведь проблему подготовки эстонских детей не сняли — они жили в 6 км от Альмежа. В «Новом пути», «Красной заре» открывать детские сады? А это дополнительные расходы для РОНО. И правления колхозов не проявили инициативы. Да и колхозы-то были карликовые.

В марте 1940 года Боровикин Г.Ф. был призван в ряды РККА (Рабочее- крестьянская Красная Армия), потом участвовал в Великой Отечественной войне, где и погиб. Вечная ему память. Его пожелание провести капитальный ремонт школы было осуществлён летом 1940 года. На ремонт было истрачено 2652 рубля 67 копеек. Покупали известь по 7,5 рубля за 1 кг, гвозди 2,8 рубля за килограмм, 2000 штук кирпича купили на сумму 400 рублей. Купили рукомойник за 150 рублей. 125 рублей стоило сложить печь. Об этом отчитался председатель сельсовета Плюснин Д.

«Школа – колыбель народа» — первая часть

Продолжение следует.