«Школа – колыбель народа»

Мы продолжаем публикацию материалов Юрия Михайловича Холопова об истории школ Альмежского сельского Совета. На сей раз речь пойдет о предвоенном периоде.

В апрельском и майском номерах газеты было напечатано начало этой статьи. Напомню главное: в 1924 году в Альмеже была открыта эстонская школа І ступени, а в 1928 году — русская. В деревнях Бронино, Аксентьевица тоже работали школы І ступени. В 1934 году школа в Бронино была закрыта.

После Лауги А. заведующей эстонской школой стала Кашан П.Г., которая приехала из Моломы. В 1935 году в эстонскую школу приехала работать по направлению Таукуль Гельми Юльюсовна, впоследствии Ключникова (на снимке). Она окончила два курса ЭПИНО (Эстонский педагогический институт народного образования) в Ленинграде.

История Альмежской школы

В 1937 году Нарком (Народный комиссар) просвещения Бубнов в своём приказе указал: «Употреблять название школ только начальная, семилетняя школа, называемые ранее школы І, ІІ ступеней. Переменить вывески. Изменить название «группа» в школе, заменить их на название «класс». И потихоньку слово «учитель» вытеснило слово «школьный работник» (шкраб), «классрук» был заменен на «классного руководителя.

В 1938 году эстонская школа была объединена с русской — эстонской школы не стало Детей, окончивших первый класс эстонской школы, снова посадили в первый класс с преподаванием на русском языке, без изучения родного. Что стало причиной ликвидации эстонских и латышских школ в районе? Нигде в приказах по РОНО об этом не говориться.

В 20-е годы в Альмеже эстонская школа была открыта раньше, чем русская, эстонская газета «Эдази» («Вперёд») начала издаваться раньше, чем «Опаринская искра». Для подготовки учителей работал в Ленинграде ЭПИНО, в райкоме партии, в райисполкоме работали эстонцы. И вдруг в 1938 году всего этого не стало — школы закрыли, газету прикрыли, эстонских руководителей многих арестовали и судили. Что же произошло?

До 1938 года в РСФСР на 48 языках национальных меньшинств работали школы, а после — менее чем на 20-ти языках, и это при 120 этносах в республике (хотя в период Советской власти некоторые национальные меньшинства впервые получили свою письменность). Корейцев с Дальнего Востока переселили в Среднюю Азию (рядом была Япония). Их школы закрыли. В республике распустили все национальные сельские Советы (и у нас в районе — Переселенческий). На Алтае упразднили целый немецкий район — «как искусственно созданный врагами народа». Закрыли немецкие газеты и школы. И так по всей стране. И прокатилась по стране волна арестов — «национальная операция». Было арестовано 335 тысяч человек, расстреляно — 247 тысяч. Обвинение в основном — «германский или японский шпион»

В 1938 году вышло постановление Политбюро партии об обязательном изучении русского языка (хотя он изучался во всех национальных школах, но, может, не в том объёме, так как он нужен был как государственный язык межнационального общения). Ещё страшнее — Политбюро санкционировало рост лимитов на аресты в ходе «национальной операции», этим развязало руки НКВД (Народный Комиссариат внутренних дел). Оглянешься — страшное время было, а ещё был 1937 год. И всё же страна бурно развивалась, росло благосостояние народа. Партия большевиков раньше выступала за право национальных меньшинств на развитие своего языка и культуры — и вдруг такие репрессии против них. Что подтолкнуло к этому?

К 1938 году обостряется международная обстановка. Германия, Италия Япония создают «Антикоминтерновский пакт». Началась милитаризация экономики. Мир катился ко Второй мировой войне. Советское правительство понимало, против кого создан этот пакт. И решило перестраховаться, обезопасить страну от «пятой колонны» в будущей войне (это организованное выступление в тылу антисоветских элементов), а фактов сотрудничества, особенно с германской разведкой, было много и перед войной, и в годы войны.

Приведу интересный факт. В начале нападения фашистов на СССР президент США Рузвельт поинтересовался у посла США в СССР, почему там (в СССР) не появилась «пятая колонна»? Посол коротко ответил: «Они их расстреляли». Многих желающих, особенно немцев, не допускали на фронт сражаться с фашистами. Некоторые даже меняли фамилию, чтобы защищать Советскую страну. Вот такой драматический период пережили советские люди. Как был ослаблен людской потенциал страны перед Великой Отечественной войной! А сколько горя, слёз, сломанных судеб. Все осуждённые сейчас реабилитированы — смотри «Книгу Памяти», хотя наш земляк В. М. Молотов считал, что некоторые военачальники этого не достойны.

В наше время уже русским в Эстонии приходится бороться за свой язык, культуру. Правда, нет арестов, судебных наказаний. В другое время мы живём. В прошлом году 12 тысяч русскоязычных родителей Таллина выступили против перевода русских гимназий на эстонский язык обучения. Вице-мэр Таллина М. Кылварт говорил, что если правительство страны запретит гимназиям преподавание на русском языке, это решение будет обжаловано в суде. Но есть программа правительства по принудительному переводу русских школ на эстонский язык обучения. И переведут. Детсады и подготовительные группы работают на эстонском языке, а это важнейший фактор в насильственной ассимиляции русскоязычных детей. Эстонская элита — это в основном люди, вернувшиеся из эмиграции, которые убежали в 1944 году, или их дети — они всё сделают, чтобы отомстить «оккупантам»-русским. Что там Эстония? А братья – славяне на Украине за 20 лет закрыли более трех тысяч русских школ. Вот таково положение русских в ближнем зарубежье. И где правительство России?

Продолжение следует...