Школа – колыбель человечества

В начале 20-х годов в стране было тяжёлое хозяйственное положение. Содержание школ было передано местным Советам, поэтому сеть школ даже сокращалась. Но постепенно страна набирала силы – помог НЭП (новая экономическая политика). Хуторяне даже стали покупать сельхозмашины (жнейки, молотилки, сеялки). И, по мере улучшения экономического положения Советской страны, ширилась сеть общеобразовательных школ, росло число обучающихся детей, увеличивалась армия народных учителей.

20 сентября 1928 года Опаринский РИК принял постановление об открытии в Альмеже школы 1 ступени для обучения русских детей с 24 сентября 1928 года. Тов. Данилевича назначили заведующим школой. Вот это оперативность — за четыре дня открыть новую школу. А может, и сумели – занести парты, составить списки учащихся и…

Для русской школы выделили помещение под класс на втором этаже дома, который был построен Лучининым Ил. Этот дом стоял когда-то на перекрёстке современных улиц Почтовой и Советской, здесь находился и хутор Лучинина. На первом этаже дома располагался сельсовет, на втором — классы.

Как работали первый год, неизвестно, а вот за 1929 — 1930 уч. год есть данные. На начало учебного года была такая наполняемость: 1 класс — 13 учащихся, 2 класс — 17 ( из них 6 второгодников ), 3 класс — 7, 4 класс — 5 учеников. Всего 42 человека – мальчиков 28 , 14 девочек.

В течение года дети прибывали, убывали, и к концу года было 46 учащихся. Из них дети бедняков — 19 человек, середняков – 24, служащих – 1, пенсионеров — 2. Учебный год начался 30 сентября и закончился 1 июня. Было 4 класса, значит, ещё был учитель. Кто? Пока неизвестно.

Известно, что заведующей школы до 1932 года была Орнацкая Зоя Ивановна. С 1 ноября 1932 года т. Бучнев Н. И. назначается школьным работником в Альмежскую школу 1 ступени согласно удостоверения Устюгского педтехникума. В воспоминаниях бывших учеников упоминаются такие фамилии учителей – Лемукова О., Мазик Э., Пластинина С.

В 1928 году в нашей стране был принят пятилетний план – задачи огромные в области индустриализации, кооперирования сельского хозяйства и культурной революции. Для осуществления этих задач нужны были грамотные люди.

В 1930 году на ХVІ съезде ВКПб (Всесоюзная коммунистическая партия большевиков) указывалось: «Проведение всеобщего обязательного первоначального обучения и ликвидация неграмотности должны стать боевой задачей партии в ближайший период». В соответствии с этим 14 августа 1930 года было принято постановление ЦИК и СНК (Совета Народных Комиссаров) СССР о введении на всей территории страны всеобщего обучения детей с 8 до 15 лет в объёме не менее четырёхклассного образования — курса начальной школы.

Советский народ оказал всемерную поддержку государству в осуществлении этого шага в проведении культурной революции. Народ помогал строить школьные здания, создавались фонды помощи учащимся одеждой, обувью, продуктами. Колхозы засевали сверх плана специальные земельные участки – культгектары, урожай с которых шёл в фонд всеобуча. Комсомол взял шефство над введением всеобщего образования. Десятки тысяч комсомольцев были направлены на преподавательскую работу в школы и на учёбу в педагогические заведения.

В 1930 г. Северодвинский исполком проанализировал данные пропусков школьных занятий за 1928 — 29 уч.год. Причины пропусков: 1- отвлечение учащихся домашней работой — 35 %, отсутствие одежды и обуви – 26 ,5%. Постановили – осуществить всеобщее обучение для детей с 8 лет. Было принято решение создать фонд обуви, одежды и продуктов для батрацко-бедняцкой части учащихся. Для этого выделить 79900 руб.: 39375 — на закупку обуви (сапог и валенок), 33375 руб. — на закупку мануфактуры, 7150 руб. – на закупку продуктов (муки, мяса, рыбы, масла).

Мне неизвестно, сколько стоили валенки, сапоги, мануфактура, а вот с ценами на некоторые продукты познакомлю. Мука белая — пуд (16 кг) — 4 , 2 руб. Рыба треска – 1 пуд – 6, 4 руб. Чай: китайский — 1 фунт(400г) — 2,6 руб., цейлонский — 1 фунт — 3,5 руб. Вот так в то время поили батрацко- бедняцких детей даже цейлонским чаем. А мы в 50-е годы о таком и не слышали — всё свой попивали, родной, грузинский, а то и фруктово-ягодный, Обувь, одежду и мануфактуру, вероятно, давали и альмежским ученикам, а где кушали треску с белым хлебом, запивая цейлонским чаем, сказать затрудняюсь – не было ещё столовой, только котлопукт был создан в лесопункте. Может, в школах кормили, а может и не доходило до альмежан — всякое бывало.

Бес дёрнул провести расчёты — кто мог сколько купить продуктов, учителя 30-х годов или современные. В начале 30-х зарплата учителя начальных классов в среднем была 126 руб. ( 1924 г. — 59, в 1937 г. – 193 руб.). Средняя зарплата учителя в Опарино сейчас — 9 000. Что же можно было купить на это? Учитель в 30-е годы мог купить 480 кг муки или 308 кг трески. Что можно купить на 9 тысяч? Муки 1 сорта где-то 300 кг ( не знаю, правильно ли – 1 кг взял по 30 руб.) или трески 75 кг... Да, большая разница. Правда, стоит оговориться, что треска ещё даже в 50-е годы была дешёвой, называли её «народной кормилицей», а сейчас по цене рвётся к красной рыбе. Расчёты с чаем не решился делать — оставляю для желающих. Но промтовары были дорогие. В 1939 году для школы купили рукомойник за 150 рублей ( большой, как в общежитиях). Были и дешевле – кустарные из жести.

Продолжение следует...