Россия начиналась с деревень. Часть 4

Со старообрядчеством я познакомился по книге «Житие» «огненного» протопопа Аввакума. В одну из поездок в Нарьян-Мар побывал в умирающем в забытии Пустозерске. Он расположен в устье Печоры в 120 километрах от моего заполярного ссыльного поселка Харьяга.

Здесь Аввакум за свою веру провел 15 лет в земляной тюрьме. Это были годы героической борьбы и титанического труда. Из 78 сохранившихся рукописей мятежного протопопа 64 написаны в Пустозерске. С Аввакумовой ссылкой меня познакомил доктор философских наук, заведующий кафедрой культурологии и религиоведения Поморского государственного университета, один из рецензоров моей книги «Христофорова пустынь» Николай Михайлович Теребихин, который несколько лет возглавлял археологические экспедиции по изучению истории Пустозерска.

В годы работы с документами по истории Николо-Коряжемского монастыря установил, что протопопа Аввакума этапировали в ссылку в Пустоозерск зимним путем и в 1667 году он проезжал по Вычегде через нашу обитель. По царскому указу Аввакум Петров и его сподвижники Епифаний, Федор и Лазарь 14 апреля 1682 года сожжены в деревянном срубе. Так к исторически сложившемуся термину «мятежный» добавилось еще одно — «огненный Аввакум».

Прошло 330 лет с тех незабываемых в истории русского православия событий. Но время бессильно отправить в забытие это прошлое. Вера сильнее огня и времени. На днях получил письмо с малой родины, а в нем небольшой буклет. «Пятое столетие стоит на холмистом берегу Печоры село Усть-Цильма. Менялись времена и взгляды на окружающую действительность, но неизменными остаются свободолюбивый характер устьцилемов и их духовные ценности. Развивается религиозная и культурная жизнь Усть-Цильмы (1542 год рождения села — Н.Ш.). Действует молитвенный дом, сохраняются традиции моления в частных домах. Строится новый старообрядческий храм, который нужен последующим поколениям устьцилемов, как гарант староверия на Печоре».

Читая эти строки, невольно вспомнил нашу коллективную работу с земляками над обетным крестом, который появился в нашем поселке к 80-летию Харьяги в 2011 году. На нем на металле отлиты мои слова: «Обетный крест людям трагической судьбы, прошедшим через горнило массовых репрессий и нашедших здесь свой покой. Вечная им память». Две эпохи, судьбы двух разных поколений, прошедших через огонь и смерть. И выживших в своих детях...

Реконструкция прошлого продолжается. Оно, наше прошлое, живет в поселениях и датах, в именах и людях. "Но сколько же населения жило в нашем районе более ста лет назад?» — задает вопрос Никанор Алексеевич Яхлаков в своем историческом очерке «На водоразделе».

В 1866 году в Санкт-Петербурге вышла книга «Вологодская губерния, том VII — список населенных пунктов», в которой названы Дуванное и Нижняя Волманга, Верхний и Нижний Починки. Всего по рекам Молома, Паломица, Волманга и Кузюг к этому времени существовало 40 населенных пунктов, в которых состояло на учете 273 хозяйства и проживало 2063 человека.

Но есть и современная ветвь опаринской истории. В 1957 году в 33 километрах от Опарино возник лесной поселок Ула (Ула по-коми — Нижняя, — Н.Ш.) — официальное названия Чурсья. В 1969 году он передан в административное подчинение Кировской области, а сейчас входит в Опаринское городское поселение. Поселок, как говорят, идет на вымирание. Успеть бы запечатлеть его историю. Запечатлеть хотя бы такими небольшими штрихами: « В поселке Чурсья лошадок держат три семьи: Стрелковых, Рочевых и Поповых, хотя, может быть, говоря так, я, — обращает внимание читателей журналист Татьяна Тунгусова, — не совсем права: бабушка Женя Попова живет одиноко — муж умер нынешним летом. Но с лошадью она не рассталась».

А эта историческая метка с верховьев Моломы. Село Верхомоломское появилось на Моломе 14 мая 1663 года — в день явления сюда устюжских монахов-отшельников. Так распорядилось время — села нет, а дата его явления живет. Время временем, да и сам человек не горазд «напакостить» в родной истории. Свидетельство тому -перспективный план развития народного хозяйства Кировской области, утвержденный в 1991 году. Одним росчерком административного пера 7092 поселения должны были превратиться в 2413 перспективных населенных пункта. За двадцать лет 4600 населенных пунктов должны были быть перенесены в новые места. А проще говоря, ликвидированы, как неперспективные.

Если раньше вымирали починки и деревни, то сейчас — села и рабочие поселки. Среди них целый куст волгарицких деревень, погибающие от безработицы Шабуры, все еще пока называющийся поселком совсем молодой по историческому возрасту Латышский. Недолгий век отпустила ему судьба! Конечно, подобные переселения случались и раньше. Не забудем, что, например, перевозка колокола из одного населенного пункта в другой служила одним из знаков утраты самостоятельности. Но тот же церковный колокол в день освящения храма извещал округу о рождении нового поселения.

В Никольском уезде Вологодской губернии, на реке Вохме, невидимый колокол отчетливо и слышно звонил, указывая место, где надо было строить церковь. Было это в 1784 году. Через 220 лет оживет колокол в селе Кузюг, извещая честной народ о большом и радостном событии — рождении храма. К сожалению, так и не установлено, когда главный колокол Кузюкского церкви «Благовест» подал прощальный «голос» последний раз.

Село Кузюг не дожило до начала XXI века, хотя появилось на свет, казалось бы, совсем недавно — в 1904 году. Это событие связано с освящением деревянной церкви, построенной «тщением прихожан в одной связи с колокольней» во имя святого благоверного князя Александра Невского. Возникает закономерный вопрос: почему мы замалчиваем эти даты? Или у кого-то есть на это какие-то основания? Но в руках у нас исторический документ — Клировая ведомость, которая лучше любого статистического справочника проинформирует о жизни прихода. Кстати, народное образование на территории будущего Опариного района напрямую связано с Кузюгской Александро-Невской церковью. Церковно-приходская школа при храме открыта в 1908 году, Мутницкое начальное земское училище — в 1910, Волоковское начальное земское училище и Опаринская церковно-приходская школа — в 1912 году.

Николай Шкаредный.

Окончание следует...