«Родные люди». Часть 2

На новом месте некогда было передохнуть, отойти душой от ужаса долгой дороги. Нужно было работать. В колхозе шестнадцатилетнюю девчонку сразу же назначили бригадиром. И началась такая работа, которую нынешним шестнадцатилетним и представить трудно. Командированная по приказу военкомата в Коми АССР бригада колхозниц разбирала железную дорогу. В прифронтовые зоны, на тысячи магистралей перевозки нужны были рельсы – тысячи и тысячи километров. Работали девчата по двенадцать часов, в любую погоду шла погрузка.

Это была передовая. Била в лицо студеная метель. Девчонки, женщины развинчивали крепления на стыках рельсов, отчаянно, дружно наваливались на непосильную тяжесть и грузили ее на платформы. С чем можно сравнить этот труд? Только с ратным трудом на фронте. Одно лишь отличие – не свистели пули над головами, не рвались снаряды и бомбы, хотя в сердце каждого отзывались боль и страдание наших солдат там, на фронте.

Километр за километром шли эти обожженные синей метелью женщины, поднимая звонкие от мороза рельсы дороги к Победе.

Что запомнила Валентина Николаевна из событий того времени? Усталость. Такую усталость, которая могла быть равной смерти, если бы смогли забыть о наших бойцах на фронте.

Стальная тяжесть ложилась на женские плечи. После работы не было сил даже раздеться. Так и валились в ватниках на нары. А рано утром опять тот же, казалось бы, непосильный для женщин труд, но он им был по силам, потому что приближал Победу.

Когда это дело в самые короткие сроки было закончено и Валентина вместе с другими вернулась обратно, опять же не было времени передохнуть. Ее взяли на курсы снайперов. Началась подготовка к фронту. Валентина успешно осваивала нелегкую науку снайперского стрелка. Но на передовую так и не попала. Изменилась обстановка на фронтах. Наша армия набирала силу, и девчонок на фронт не брали.

Валентина Николаевна Андреева

Валентину направляют на учительские курсы. Так она стала после их окончания воспитателем Опаринского детского дома №27. А не встретились мы с ней потому, что к этому времени нас, 14-15 ребят, недавно ставших комсомольцами, от правили в Киров, в ремесленное училище.

Мне ли, с 1937 года воспитывавшейся в детском доме, не знать, как нелегко быть воспитателем в нем! Воспитатель для нас становился и матерью, и педагогом, и просто хорошим верным старшим другом. На этом человеке сосредотачивалась любовь стольких ребят, что если он не был по-настоящему добр, честен, не обладал высокой нравственностью, умом и тактом, то уходил буквально через несколько дней. Такого мы бы не приняли, не стали бы его любить. И я знаю, если мои товарищи по детскому дому приняли Валентину Николаевну, хотя они и была старше их на какие-то четыре года, значит, и тогда она была уже зрелым, настоящим, добрым и любящим детей человеком. И старый снимок подтверждает это. Вглядитесь в него: перед вами не просто воспитатели и воспитанники, сфотографировавшиеся на память. Перед вами большая и дружная семья любящих друг друга людей

Я уверена, что каждый из них, куда бы ни забросила его судьба, время от времени глядит на эту фотографию, на лица родных ему людей, и теплеет у него на душе, и память возвращает его в юность, где, несмотря на трудное время, он все-таки был счастлив.

«Родные люди». Часть 1

Окончание следует...