Рассмеяться в декабре

Итак, что мы имеем в декабре? Холод, почему то прозванный собачьим. Снег, который, как тонко подметил вологодский поэт Сергей Чухин «не хоронит поля под собою, а собою спасает поля». Снег, который придаёт романтизм свиданию с любимой, независимо от степени её промерзания, и приводящий в восторг поэтов-песенников.

Но есть люди, которые не испытывают по поводу снегопада никаких восторгов. Это дворники и жители отдалённых деревень. Для первых это не «манна небесная», для вторых, при наших дорожных службах, сущее наказание.

Тем не менее, и из такого, казалось бы, безрадостного явления, как зима, можно извлечь пользу немалую. К примеру; можно отключить холодильник и вывесить над балконным окном скоропортящиеся продукты. Во-вторых, даже в России немедленно появляется проезд туда, где летом, может, и ступала нога человека, то колесо сроду не катилось. А ещё можно продолжать ловить рыбу на недоступных летом озёрах. Если учесть, что свободное пространство зимой ограничивается городской квартирой, а частые встречи с одной и той же женой кого угодно вышибут из себя, то становится ясным особое пристрастие к зимней рыбалке северного мужика. Она как глоток свободы, а если ещё под глоток национального напитка, то и цены ей нет. Да ведь и рыба иногда попадается. Ну, мелкая в этот раз. Зато у жены вновь появится шанс проявить кулинарно — изобразительное искусство, после которого ваш улов будет полноправным блюдом к ужину. Осторожно его откушав и не ощутив уколов от обязательных в таком случае костей, вы как в сладкую пору медового месяца поблагодарите бога, что выбрали спутницей жизни именно эту замечательную женщину.

А ещё есть такое мужское дело, как охота. Более жестокого опыта самоистязания над человеческим организмом не догадался бы придумать самый лихой и дрянной персонаж русских поверий.

Представьте себе сорокаградусный мороз, артиллерийские залпы лопающихся деревьев и себя, поставленного на «номер» без права не только переписки, а без права даже проявлять какие либо признаки жизни. Или отправят тебя, бедного, в загон соревноваться в беге по пересечённой местности с лосями или кабанами. Этакое «счастье»! Одна радость, что пар от тебя валит, пот застилает ясные очи, но, в отличие от почерневших на морозе застывших товарищей своих, ты, уставший, как собака, всё-таки более дееспособен.

Не надо, не жалейте нас. Северному охотнику именно мороз, когда в воздухе не выживает ни один самый хитрющий микроб, дарит здоровье и волю к жизни. Взлетает над сказочным искрящимся полем табунок тетеревов, часто останавливаясь, вслушиваясь в белое безмолвие, уходят лощиной не тронутые выстрелом лоси, и мы, мечтая о трофее, всё-таки, как и подобает хорошим людям, признаем их право на жизнь. Обойдёмся и колбасой.

А ещё в декабре самые длинные ночи. Где–то они вообще по сорок суток. Жениться в эту пору шибко правильно. Представьте себе: первая брачная ночь больше месяца.
Тут уж всё не спеша, основательно можно сделать. Выяснить все тонкости будущих семейных отношений. Пройти курсы молодого бойца, а заодно уточнить, какие подводные камни вас ждут по окончании медовой ночи. Если по истечении этого страстного времени вы будете способны говорить друг другу ласковые слова, значит, у вас любовь. Если нет, то и в этом случае проигрыш невозможен. Многие, женившись в более светлое время, годы тратят на то, чтобы понять, какую глупость совершили, а тут одна ночь — и полная ясность.

А ещё в конце этого месяца, будет прибывать день. На «воробьиный скок», но прибывать. И это надежда, что не всё потеряно, что где-то на далёких космических перекрёстках потихоньку собирается к нам такая нужная, такая ласковая Весна. Она знает, что мы скучаем, но не может нарушить установленный однажды порядок.

Скоро, скоро Новый год постучится в декабрьскую дверь, а поскольку народ мы к морозам привыкший, нас не сломил авитаминоз и в воспитательных целях не укокошила любимая жена – жизнь продолжается. Пора думать, что пожелать и подарить окружающим, чтобы оригинально было и недорого.

Может, подарить Время? То самое, которое деньги? То, которому нет цены, и то, которое не посмеют отнять у нас самые бессовестные чиновники, заставляя томиться в очередях, наконец-то усвоив, что это время нашей жизни, и оно заслуживает лучшего применения?
Сколько подарить? Наверное, по добрым делам, чтоб не завидно и не обидно было. К примеру; целых три дня ни разу не выругался, хотя международная обстановка тому немало способствует, ну и получи часа полтора в награду. Отремонтировал тротуар, по которому ходят даже те, кому мысленно ты желаешь переломать ноги, ну и сутки тебе на мелкие расходы накинутся, или в магазин придёшь в ликёро-водочный, и поймёшь, что ошибочно зашёл. Бросишься ребятишкам игрушки покупать. Это уж вообще дорогого стоит. Суток пятнадцать неограниченной свободы по старым ценам.

А вообще-то, если дети в каждой семье будут счастливы, можно родителям к материнскому капиталу хотя бы лет по десять набавлять. Да ещё дочерней и сыновней любви мешков по пять — шесть. И чёрт с ними, с санкциями, не это пережили. Лишь бы лад был в сердцах и мир во все месяцы года.

Н. Алешинцев.