Радуется глаз, отдыхает душа

Недавно в центральную библиотеку поселка Опарино пришла посылка из Москвы. В ней были книги. Не художественные, а предназначенные художникам-любителям и оформителям, и тем, кто любит работать с деревом, заниматься чеканкой, инкрустированием и другими видами декоративно-прикладного искусства. Эти книги помогут начинающим сделать первые шаги, а людям, имеющим какой-то опыт, подняться на новую ступень мастерства.

Книги прислал Михаил Алексеевич Верещагин. Сам он много лет занимается резьбой по дереву, пишет красками на холсте. Но самая большая его любовь – цветные камни.

Родился Михаил Алексеевич на хуторе Киселевском Верхневолмангского сельсовета нашего района – в пяти километрах от Верхней Волманги, в 1926 году.

Михаил Верещагин

Мальчик много читал, хотел рисовать, тянулся к технике и мечтал быть изобретателем. Но в его жизнь вмешалась война. Вот что пишет он сам: «Жизнь могла бы оборваться на втором десятке лет, как у многих моих товарищей из седьмого класса 1941 года, пятерки лет моего поколения – ребят рождения 1925 – 1927 гг., ушедших в армию в большинстве до 18 лет и во множестве сгоревших в адской топке».

Михаил Алексеевич воевал на Западном фронте, участвовал в освобождении Чехословакии. Потом был Дальний Восток, война с Японией.

Армии он отдал еще несколько лет, чуть не стал кадровым военным. Но вовремя понял, что это – не его. В 1953 году приехал в Москву. Работать стал на автозаводе им. Лихачева (ЗИЛ). Закончил вечернюю школу, затем вечернее отделение строительного института.

На заводе Михаил Алексеевич проработал до выхода на пенсию. Последние двадцать лет возглавлял конструкторское бюро. Автор многих изобретений, оригинальность которых подтверждена официальными патентами.

Не знаю, кем бы мог стать мальчик Миша, если бы не война. Но безусловно одно: творческие наклонности рано или поздно проявляют себя. Так и произошло.

Из Михаила Алексеевича мог бы получиться писатель – его книга «Фрагменты жизни» читается с неослабевающим интересом. Он мог бы стать живописцем, краснодеревщиком, ювелиром. И если у мальчика с отдаленного хутора в детстве не было возможности развить свои природные способности, в зрелом возрасте Михаил Алексеевич сделал это сам.

Вместе с книгами в посылку были вложены два диска. Один предназначался библиотеке, второй – родной Верхневолмангской школе. На них – автобиографические записки, рекомендации по работе с поделочными камнями, технология изготовления флорентийской мозаики и множество фотографий, на которых – его работы.

Итак, цветные камни: яшма, лазурит, агат, янтарь, белоречит, нефрит, гематит… До того момента, как Михаил Алексеевич впервые увидел их в художественном салоне на Петровке, он не знал о них ничего, кроме названий, да и то не всех. Тем неожиданнее было открытие, что на камни эти можно смотреть бесконечно, что они удивительно красивы и имеют богатейшее разнообразие цветовых оттенков и текстуры.

Так возникло хобби, которому Михаил Алексеевич отдает себя уже сорок лет. Как пилить камни, обрабатывать, шлифовать? Какие инструменты нужны для этого? И где, собственно, взять эти самые камни?

Знакомился с такими же увлеченными любителями, покупал книги, сам делал станки. А потом поехал по Союзу, тогда еще не бывшему, туда, где были месторождения.

Где он только ни побывал! Закавказье, Казахстан, Кольский полуостров, Сибирь практически вся, Прибалтика – всего, пожалуй, и не перечислишь.

Сначала учился делать полировку и осваивал мозаику, создавал декоративные изделия: шкатулки, вазочки, корзиночки, позднее освоил ювелирное дело.

«Мне особенно нравится заниматься изделиями, где камень соседствует с металлом – эти материалы гармонично дополняют друг друга, — пишет он в своей книге. – Мне неинтересно делать серии одного изделия. Повторения встречаются в виде, в форме и размерах – никогда».

Но лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Поэтому посмотрите на эти кольца, броши, подвески, серьги, природные картинки из пейзажного агата, заключенные в ажурные рамки. Тонкая, штучная работа. Глаз радуется, душа отдыхает.

[svgallery name="kamni"]


Татьяна Тунгусова.
Фото Михаила Верещагина.