Ради «красного словца»

Оказывается, хранить старые газеты иногда полезно. Не для того, чтобы растапливать ими печь, для этого бересты хватает. В старых газетах можно найти массу забытой, но интереснейшей информации, которая не утратила актуальности и по сей день.

Февраль 2010 года. Статья на первой странице районной газеты «На уровне правительств двух регионов». И о чем же речь шла на этом самом уровне?

Но сначала небольшое отступление. Несколько дней назад в районном краеведческом музее встретила свою добрую знакомую – учителя Верхневолмангской основной школы Людмилу Степановну Маслову. Она привезла на экскурсию ребятишек. Оказалось, что пятеро детей – со второго по девятый класс – и есть все учащиеся этой школы, расположенной в отдаленном лесном поселке. «На следующий учебный год школы в Верхней Волманге не будет», — с грустью констатировала Людмила Степановна.

Что дальше – знают все. Нет фельдшера, нет детского сада, закроют школу – и поедет оставшийся народ в разные концы страны в поисках лучшего места для жизни. И тихо станет умирать красивый и некогда многолюдный поселок, пока не останутся в нем одни пенсионеры, которым не на что и некуда податься.

Но вернемся в 2010 год. Газета сообщала, что в один из последних январских дней, 29 числа, в селе Объячево Республики Коми состоялось заседание согласительной комиссии по подготовке предложений для решения вопроса о судьбе поселка Чурсья Опаринского района. Встретились представители двух субъектов Федерации – делегации правительства Республики Коми и правительства Кировской области.

Одним из главных вопросов стал вопрос об обеспечении нормальной жизнедеятельности поселка Чурсья, который территориально расположен на земле Республики Коми, а административно относится к Опаринскому району.

Кажется, учтено было все: капитальный ремонт ЛЭП протяженностью 32 км, строительство и содержание автодороги круглогодичного действия, пассажирские перевозки по узкоколейке. Словом, по ценам 2010 года уложиться можно было в 100 миллионов.

В то время в Чурсье проживало 64 семьи. Переселить их в другие населенные пункты получалось куда дешевле – 19, 2 млн. рублей. На этом варианте в итоге вроде и сошлись.

В марте был запланирован визит представителей двух правительств в Москву, в Минэкономразвития, с обоснованием данных расчетов, чтобы Чурсья была включена в федеральную программу по переселению.

Минуло пять лет, вот и шестой год, прошедший с той поры, завершается. В Чурсье проживает сегодня 23 человека. И никто никуда никого до сих пор не переселил. Так неужели все эти встречи, переговоры, расчеты и обещания были только для «красного словца»?

Я хочу сказать, что завтра судьба Чурсьи ожидает не только Верхнюю Волмангу. Обезлюдела после закрытия школы и детского сала Молома. Почти не осталось жителей в Шабурах. Поселок Латышский ждет, но никак не дождется завершения строительства (вернее, возобновления) строительства автодороги Опарино – Альмеж.

Население из района как будто высасывает мощный пылесос. Кто-то умирает, не дожив до пенсии, кто-то уезжает.

Помню, как в 1971 или в 1972 году в Верхней Волманге открывали новую школу – двухэтажную, с большими окнами. Тогда она казалась (да и была) самым красивым зданием в поселке… И молодые учителя сюда на работу приезжали, и детей было в каждом классе – полный комплект, и лесопункт работал стабильно.

Верхняя Волмонга

Говорят, все течет, все изменяется. Но почему-то течет не в ту сторону и изменяется не к лучшему, а к худшему...