«Праздник белых журавлей»

Имя Николая Николаевича Шкаредного, нашего земляка, ныне живущего в Коряжме, хорошо известно опаринцам по его краеведческим изысканиям, в том числе и по истории нашего района, за что в 2015 году он был удостоен звания «Человек года». Но его перу принадлежат также прозаические и поэтические произведения, он – автор нескольких книг стихов и прозы, член Международной Ассоциации писателей.

Николай Николаевич Шкаредный

Несмотря на почтенный возраст (в сентябре отметил 75-летие), он всегда в курсе событий, активен и легок на подъем, остается таким же неугомонным и любознательным, как в молодые годы.

А интересно ему многое. Узнал, например, что Росгвардия проводит конкурс поэтических работ «Праздник белых журавлей», приуроченный ко Дню памяти павших на полях сражений. И решил принять в нем участие. Почему именно белых журавлей? А вы вспомните стихотворение Расула Гамзатова, где солдаты, не пришедшие с кровавых полей, превратились в прекрасных белых птиц…

Началось он-лайн голосование, которое будет проходить в течение 10 дней. Все желающие могут набрать в поисковике «Праздник белых журавлей» Росгвардия и поддержать понравившиеся работы. Все авторы даны по буквам алфавита. Нажмите Ш и найдите фамилию Шкаредный. Нажав на квадратик с его данными, вы увидите и прочтете его стихи. И, надеемся, сумеете оценить их по достоинству.

В адрес конкурса поступило более 1500 стихотворений. География – от Калининграда до Дальнего Востока, а также ближнее зарубежье. Подвиг. Память. Родина. Мужество, Скорбь по погибшим и призыв к миру – вот далеко не полный перечень тем.

По итогам голосования будут определены три победителя, набравшие наибольшее число голосов. Давайте поможем Николаю Николаевичу стать одним из них

А вот что сам он говорит об участии в этом конкурсе:
«Мои работы даны в двух блоках. В первом – стихотворение «Журавли», которое я написал в недавней поездке на Северный Кавказ и которое намерен сделать песней, так и писал. Во втором блоке опубликованы мои стихи и песни патриотического звучания».

Еще раз: «Праздник белых журавлей» Росгвардия. Он-лайн голосование занимает первую позицию. Ссылка: http://rosgvard.ru/ru/page/index/online-golosovanie-prazdnik-belyx-zhuravlej

Предлагаем познакомиться со стихами Николая Николаевича, представленными на конкурс.

Войну я помню не по красным датам
Салютов, фейерверков и побед.
Войну я помню по большим утратам,
Которым равных на планете нет.
Они легли на сердце свежим шрамом,
Зарубцевалась в нем немая боль.
И как-то меньше ростом стала мама
И больше стала к ней моя любовь.

В землянке

Завесил шинелью в остывшей землянке окошко.
В застуженном поле морозном не сыщешь тепла.
Но вдруг ожила у железной печурки гармошка
И песня взлетела, как птица, и слово взяла.
А где-то рвала заревой горизонт канонада.
И русские села еще полыхали в огне.
Кому-то «Каховка» досталась,
Кому-то «Гренада»,
А мне эта песня о нашей священной войне.

Подсели солдаты к печурке, смолят папиросы.
И слышат – курлычут в морозной ночи журавли.
На фронте победы и песни даются непросто.
И версты, которые маршем победным прошли.
И песня меня согревает теплом, как награда.
За то, что я жив и за то, что как прежде, в строю.
Кому-то «Каховка» досталась,
Кому-то «Гренада»,
А я эту песню в холодной землянке пою.

Я помню солдат, что в бессмертье навечно шагнули.
И мне на рассвете идти вместе с ротами в бой.
И если споткнусь на кургане от вражеской пули,
То песню Победы, как знамя, прикрою собой.
И раненой птицей она распластается рядом,
И новая песня пойдет по солдатским рядам.
Кому-то «Каховка» досталась,
Кому-то «Гренада»,
А я эту песню уже никому не отдам.


Время пишет нам стихи и марши
И бросает нас в незримый бой.
Мы сегодня стали на год старше
Мудростью, надеждой и судьбой.
Как-то обнаружил на рассвете:
На висках искрится белый снег.
Мне вторым дыханьем стали дети,
Их веселый и задорный смех.
Что поделать, видимо, стареем.
Все трудней сдержать девятый вал.
Время из тяжелой батареи
Бьет прямой наводкой наповал!
Не спешу прошедшему сдаваться.
Как вершину завершаю год,
Чтоб, как в сорок третьем, сталинградцы,
В трудной схватке двигаться вперед,
Чтобы удержать волну прибоя,
Чтобы быть по-прежнему в строю.
Мой отец лежит на поле боя.
Я сегодня за него в бою!

У Вечного огня

Собрались ветераны,
Вспоминают войну,
Тех, кто больше не встает,
Кто навечно уснул,
Кто в нелегких походах
Под прицельным огнем
Шел навстречу свободе,
Жил сегодняшним днем.
Мы помним всех вас,
Помним всех вас
Поименно.
Живых и мертвых
В памяти храня.
Склоняем опаленные знамена
В рассветный час
У Вечного огня.
Живым и мертвым,
Живым и мертвым
Клянемся мы
У Вечного огня.
Груз войны за плечами,
Неоконченный бой.
И минута молчанья –
Незажившая боль.
Волга, Ладога, Шпрея,
И атаки, как смерч.
Ветераны умеют
Эту память беречь.
Мы помним всех вас,
Помним всех вас
Поименно.
Живых и мертвых
В памяти храня.
Склоняем опаленные знамена
В рассветный час
У Вечного огня.
Поднялись обелиски,
Голубые, как снег.
Под Москвой и под Минском,
И на Курской дуге.
И у них ветераны
Замирают в строю.
И о тех, кто не встанет
Эту песню поют.
Мы помним всех вас,
Помним всех вас
Поименно.
Живых и мертвых
В памяти храня.
Склоняем опаленные знамена
В рассветный час
У Вечного огня.
Живым и мертвым,
Живым и мертвым
Клянемся мы
У Вечного огня.


Отставил костыли, поправил китель
И звякнули призывно ордена.
Как будто бы напомнили –
Смотрите:
И в костылях, и в орденах война.
А ветеран ее ничем не славил.
И ратный труд вершил не для наград.
И был он не из бронзы и не стали,
Когда прикрыл собою Сталинград.
А первый бой он принял в Подмосковье.
Но знал солдат, что только здесь, в бою,
Любой ценой – и мужеством и кровью,
Он защищает Родину свою!
И он стоял!
Не отступил ни шагу.
И повторял:
– Мы нечисть победим!
Стоял, чтоб завтра дать свободу Праге,
А послезавтра выйти на Берлин.
Он все прошел, все испытал, все вынес –
Боль отступлений и азарт атак.
Он брал Орел, он выходил на Вильнюс.
Он по Европе нес
Советский флаг.
Ему всего до краешков хватило:
Огня и смерти, неба и земли.
Не потому ли он с особой силой
Сегодня отодвинул костыли?!

Фронтовые друзья

Я друзей признаю, что в любви не клянутся.
До Победы дожить им не всем суждено,
Как не всем довелось из разведки вернуться.
Но они среди нас,
Среди нас все равно.
Время снова тревожит солдатское сердце,
И его успокоить надеждой нельзя.
Наша память о них –
Боевое наследство.
Наша память они –
Фронтовые друзья.

Я друзей признаю, что не кланялись пулям
И знамена несли, как святыню, вперед.
Пусть споткнулись они и навечно уснули,
Только память о них
Никогда не уснет.
Время снова тревожит солдатское сердце,
И его успокоить надеждой нельзя.
Наша память о них –
Боевое наследство.
Наша память они –
Фронтовые друзья.

Я друзей признаю, что не прячут седины,
Как не прятали страх, как не прятали слез.
Шли навстречу заре
От Москвы до Берлина,
А увидеть Победу
Не всем довелось…
Время снова тревожит солдатское сердце,
И его успокоить надеждой нельзя.
Наша память о них –
Боевое наследство.
Наша память они –
Фронтовые друзья.

Я друзей признаю, что в любви не клянутся,
Что, как прежде, в атаке, легки на подъем.
А за тех, кто с войны
Никогда не вернутся,
Мы за них доживем,
Мы за них допоем.
Время снова тревожит солдатское сердце,
И его успокоить надеждой нельзя.
Наша память о них –
Боевое наследство.
Наша память они –
Фронтовые друзья.


Ну вот, сынок, и твой черед настал
Надеть шинель
и встать в строю солдатском.
Я тоже это время испытал,
Тогда мне тоже было восемнадцать.
И шла война,
был Киев, Сталинград,
Форсировали Днепр и шли за Шпрею.
Об этом нынче много говорят.
А я, как видишь,
хвастать не умею.
Скажу одно: нам было нелегко
Пройти сквозь кровь и смерть
и не сломиться,
Война юнцов белила в стариков
И на моих висках война искрится.
Бывало, что и наш ломался строй,
И страх порой сжимал пружиной сердце.
Но шли в огонь и на передовой
Упорно и умело били немца.
Мы знали твердо: отгорит война.
А потому поблажек не просили.
Ведь Родина у всех у нас одна.
И у тебя она одна – Россия!
Теперь тебе, беречь ее, сынок,
Ведь для того и выдают шинели,
Чтоб каждый сердцем
прикоснуться мог
К святой для всех,
одной конечной цели –
Беречь планету от военных гроз,
Как берегут любовь в ее рассвете.
Чтоб мир не знал пожаров, горя, слез
На нашу вахту заступают дети.

Боль Афгана

Ма-ма-ма – ма-ма и т.д.
Мать стоит у могилы.
Плиты – каменный дзот.
Здесь сынок ее милый
Встречи с матерью ждет.
Никогда он не встанет
И домой не придет.
В ее сердце Афганом
Боль людская живет.
Не найдет себе места
Поседевшая мать.
Вышла замуж невеста,
А сынка не поднять.
Никогда он не встанет
И домой не придет.
Он в далеком Афагане
Этой песней живет.
Ну, к чему эти муки
Посылает ей Бог.
После долгой разлуки
Не вернется сынок.
Никогда он не встанет
И домой не придет.
В ее сердце Афганом
Боль людская живет.
По приказу солдаты
Шли отчаянно в бой.
Где-то там, под Гератом,
Он прикрыл их собой.
Никогда он не встанет
И домой не придет.
Он в далеком Афгане
Этой песней живет.

Я Чечнёю контужен

То тепло, то морозно.
Как туман, тишина.
Непроснувшийся Грозный
Расстреляла война.
Бились площадь Минутка,
Стадион и вокзал.
Те, кто смог, на попутках
От огня уезжал.
Пулеметные гнезда,
За схороном схорон.
Нету праздников в Грозном,
Только дни похорон.
Автоматы, как сила,
Подводили итог.
И одела Россия
Черный женский платок.
Командиры в тумане
Повторяли не раз,
Что победа в кармане
После боя у нас.
Шли недели и годы,
А войне нет конца.
Не бывает свободы
Без огня и свинца.
Я Чечнёю контужен,
Вторю, сжав кулаки:
«Не бряцайте оружьем
Никогда, мужики!
Уходите красиво.
И утихнет война.
Потому что Россия
Прочным миром сильна».

Чернобыль

В нас живет святое слово – Родина!
Гордое, высокое, как знамя.
Знаю, что у Лени Байбородина
В нем слились и долг, и честь, и память.
Есть слова и подвиги особые,
Что на взрыве формируют личность.
Байбородин был в чужом Чернобыле –
Молодым, задорным, энергичным.
Он шагнул, как в бой, на встречу с атомом.
Миг один и он уже за гранью.
Только чьи-то лица в респираторах
Это миг в его глазах оставил.
Он тогда шагнул за невозможное,
И определил судьбу, как трассу.
Рисовал работой, как художники,
Светлый лик Чернобыльского Спаса.
В нем мы видим Леню Байбородина –
Полного забот и вдохновенья.
Для него Коряжма – это родина,
А Чернобыль – зона отчужденья.
Эта боль живет в весеннем месяце.
Из него идет его дорога,
Чтобы в этот час с друзьями встретиться
Леонид отпросится у Бога.
Здесь, за вилегодскими сугробами,
Не укроешь снегом боль людскую.
И сегодня Леня наш в Чернобыле,
Саркофаг с друзьями атакует.
Украина погрузилась в санкции
И грозит нам Крымом и Донбассом.
А о тех, кто спас от радиации
В Киеве не вспомнили ни разу.
Байбородин выиграл сражение:
Он собой прикрыл, как мог, Чернобыль.
В Киеве другое заражение:
Ненависть, вражда и просто злоба.
Тридцать лет с тех дней Россией пройдено.
Заалели на могилах маки.
Потому что Лени Байбородины
Были там на острие атаки.
Мы порой себя на прочность пробуем,
Чтобы в трудный час бокал свой выпить,
Чтобы больше не было Чернобыля,
И садами радовала Припять.


Пусть сердце кипит, как кипит металл,
И боль водопадом льется.
На пьедестале в бессмертии встал
Солдат, защитивший солнце.
Далек сорок первый суровый год,
Но боль остается близкой.
Ее, как память, сберег народ,
Чтобы отлить в обелисках.

И песня «Журавли»
ЖУРАВЛИ

Журавли, журавли…
В небе белые птицы.
Вы бойцам помогли
В дом родной возвратиться.
Память вместе свела
Отгремевшие войны.
И несут два крыла
Людям свет и духовность.

Журавли, журавли…
Наши горды птицы.
Возвратить помогли
Нам любимые лица.
Сердце боль обожгла,
Кровоточить, как прежде.
И несут два крыла
Людям мир и надежду.

Журавли, журавли…
Поднебесные птицы.
Веру мы обрели,
Чтобы жить и молиться.
Журавли в вышине –
Павших воинов тени.
И не будет войне
Никакого прощенья!