«Подводные камни» личного подсобного

Анна Александровна Хохлова из поселка Маромица жизнью не только ученая, но и битая. Не начнись перестройка да не грянь приватизация, так и работала бы в магазине Маромицкого ОРСа. Но в начале 90-х появилась возможность выкупить часть акций торгующей организации, иметь свой магазин.

Анна Александровна Хохлова

«Ваучеры свои, детей и мужа вложила в собственное предприятие, — рассказывает она. – И где теперь те акции и те чеки – именные, номерные? А ведь думали, что будем хорошо жить…»

В 2006 году Хохловы официально зарегистрировались в качестве владельцев личного подсобного хозяйства. Живность на их подворье была всегда. Держали корову, даже лошадей. В 1990-м году их подворье было признано лучшим в районе. Супруги получили возможность приобрести трактор. Землю вспахать, навоз вывезти – он до сих пор служит верой и правдой.

Зарегистрировавшись, сразу взяли ссуду. И купили 17 поросят. «Ничего другого в голову на тот момент не пришло, да и думать особо было некогда, — вспоминает Анна Александровна. – В течение 40 дней нужно было отчитаться о целевом использовании денег».

Поросят выкормили, мясо продали из дома. Иной возможности реализовать продукцию личного подсобного просто не было (как нет и сейчас): ни приемного пункта, ни заготовительной организации.

Третий год покупают Хохловы в соседнем Даровском районе маленьких телят и ставят их на откорм. Сейчас черных и черно-белых питомцев холомогорской породы в хлеве пять.

«Это Малыш, это Манечка», — представляет их хозяйка. И вздыхает: «Чтобы забить, заклеймить мясо и получить справку, скот нужно везти в Стрельскую на убойный пункт. Да еще две машины гнать. Санитарные нормы требуют, чтобы живой скот и мясо после забоя везли на разных машинах».

Сейчас дойных коров у Хохловых нет – были две, да выявился лейкоз, пришлось убрать.

«Корову купим, — Анна Александровна настроена решительно. – Детей и внуков без молока не оставлю».

На приусадебном участке сажают картофель, корнеплоды, капусту. Скотинку надо кормить. А вот сено сами уже несколько лет не заготовляют – покупают в Котельниче. Покупают и зерно, перерабатывая его на зернодробилке. Может, и косили бы сами, да муж Михаил Павлович вместе с сыновьями занят заготовкой леса на одном из опаринских предприятий: некогда.

Откуда же средства?

«Ссуды беру, — отвечает Анна Александровна. – На телят, корма, запчасти к технике. Одно колесо для трактора 6 тысяч стоит».

Но с каждым разом взять ссуду все труднее. Банк требует поручителей, а люди быть поручителями не хотят – боятся, как бы потом бремя долга не легло на них.

«Государство проценты по кредитам возвращает, но это небольшая помощь», — считает Анна Александровна.

Надворные постройки, где содержится скот, явно нуждаются в замене.

А. А. Хохлова узнала, что есть закон Кировской области, по которому местная власть может выделить на эти цели древесину на корню по льготной цене, а заготовить и вывезти нужно самим. Такого разрешения Хохловы добились, побывав даже в департаменте лесного хозяйства. 30 с лишним тысяч заплатили через банк. А леса как не было, так и нет, делянка не отведена. И деньги как в воду канули – никто вернуть и не подумал.

Так что зимовать Малышу, Манечке и всей честной телячьей компании в старом хлеву.

«Я не обижаюсь ни на кого, — говорит Анна Александровна. – За державу обидно. Колхозы погубили, все растащили. И спросить не с кого».

Татьяна Тунгусова, фото автора.