Письмо из прошлого о Шабурской школе

Елена Евгеньевна Волынская капля по капле, крупица по крупице восстанавливает историю родного села Шабуры. Этот ее материал – о Шабурской школе, которая находилась в деревне Заполье.

Не для случайных дел,
не для угрюмой роли —
тащить свой скудный скарб,
сбывать за часом час,
а для любви лесов,
для поцелуя воли
я, чада вы мои,
вынашивала вас.

(Из лирического дневника Олеси Николаевой)

Сколько же таких «чад» прошло через известного во всей примоломской округе учителя Шабурской восьмилетней школы Михаила Дмитриевича Манина, а долгие годы еще и ее директора. Кроме профессиональных педагогических навыков, он обладал широким кругозором, обширными политическими и общественными знаниями, слыл в районе лучшим пропагандистом, политинформатором. То есть был на селе незаменимым человеком, который мог посоветовать и помочь, разрешить конфликт и сгладить разногласия, прямо, без обиняков, высказать свою точку зрения. За это его уважали и ученики, и учителя, и сельчане.

(Из газеты « Опаринская искра» за 1999 год).

В семейном архиве дочери Михаила Дмитриевича Манина (директора Шабурской школы с 1956 по 1977 годы) есть письмо, датированное 12.10.1970 г. Оно — от Василия Ефимовича Бабкина — журналиста, краеведа и члена КПСС с 1919 года, уроженца деревни Слудка Волмановской волости Никольского уезда Вологодской губернии. Копию этого письма для всех нас прислала Татьяна Михайловна Ивонина (Манина).

Василий Ефимович Бабкин
Оно начинается так:

«Добрый ласковый денечек вам, Михаил Дмитриевич! Получил ваше письмо, спасибо. Письмо очень приятное для меня. С Родины! Воображение рисует старые-старые картины... Тот же взять Рудаковский дом. Все оживает в памяти давности более 60 лет. На моей памяти и построен он. Рядом(с северной стороны) стоял и, вероятно, еще поныне стоит обычный крестьянский домик тети моего отца — „Олексахи-Митихи“ (по-деревенски). У этой тетки было три сына — Василий, Семен и Иван. Только двое остались жить в родной деревне Заполье — Василий и Семен. А Иван, после увольнения с действительной военной царской службы, „выбыл“ из деревенских жителей. Сначала „служил“ тому самому Рудакову в Опарино — приказчиком. А после революции переехал в Екатеринбург.

Да, когда Рудаков начал строить такой дом — громадину по деревенским масштабам, ему недоставало земли на своей усадьбе по фасаду, ведь у него тут стоял еще старый большой дом. А разве такой „хапуга“, каким был Рудаков, будет считаться с интересами соседки? Просто-напросто отхватил „энную“ долю участка и вырыл тут котлован под дом. Сколько она ни жаловалась местным властям — ничего не добилась. Власти за Рудакова стояли. Предложили тетке „Олексахе“ столько же земли в другом месте за счет Рудакова — и все.

История школы села Шабуры
В те годы я учился уже в школе и много раз приходил из села Шабуры ночевать в Заполье к тетке. Интересно было посмотреть на такое строительство, какое разворачивалось у Рудакова. Небывалое... Любопытно другое, которое стало понятным только после революции — уже взрослому. Рудаков этот дом строил почти одновременно со зданием волостного правления (ныне там участковая больница в Шабурах), как подрядчик. Взял эту стройку с торгов на волостном сходе. Оплачивало стройку волостное правление, за счет особого ассигнования (увеличение суммы подати на волостные нужды). Так вот, ловкач Рудаков извлек большую выгоду из этого волостного подряда: строевой лес (лучший, так называемый раньше -»сортовник"), заготавливался Рудаковым одновременно и для здания волостного правления, и для своего. Теперь всем очевидно, что свой дом был куда как более габаритным, чем здание волостного правления. Можете и ныне сравнить эти дома. Какой-то льготой он пользовался на заготовку строевого лучшего леса (где-то в Верлюге, говорили) — для волостного правления. А тут... присоединил и свой дом: пальто пришил к пуговице!

Я учился первый год в Шабурской школе в 1906—1907 учебном году. В это время вошло в строй новое здание и волостное правление в Шабурах. Красивое здание было. А волостным писарем тогда был мой родной дядя Николай Демидович Бабкин. Естественно, я — любознательный школьник-малыш ходил в гости и к дяде, в волостное правление. А квартировал он в новом флигеле...

А тут вскоре и свой дом Рудаков достроил. Такой, какой он ныне. Хвастался, конечно, на всю округу. Не было ни у кого такого дома. Капиталы капиталами (они ведь не видны), а вот такой дом прибавляет хозяину много веса. Трудно теперь сказать, как бы еще Рудаков «развернулся», но сам вскорости умер. Мало пожил-покрасовался в большом доме. Это было памятным событием — смерть Рудакова (скоропостижно скончался — не дома, а в Вятке). Хоронили его в селе Шабуры. Торжественно и церемониально везли гроб с телом с Опарино. Все попутные деревни... провожали его. Мы, школьники, тоже запомнили. Событие очень памятное было."

История школы села Шабуры
Продолжение следует.