Пестерь. Часть 7

Оглядывая гостей, бабушка Люда была озадачена их одеждой. Сверху у девчат аккуратные блузки разнообразного фасона из тонкого трикотажа или шифона, у ребят — сверкающей чистоты рубашки навыпуск, в основном светлых тонов. Снизу же у всех одинаковые синего цвета, заношенные, у кого-то с бахромой и даже с дырами, портяные штаны в обтяжку, с гармошкой под коленками. Людмила знала, что в поселке появились такие штаны, правда более новые и без дыр, но что взять с лесорубов. А этим-то зачем рабочие штаны? Предположила: надели из-за бездорожья — в машинах есть настоящие брюки и юбки. Бабушку Люду смущала непонятная срамота: кое-где в дырах штанов сверкали нелегитимные места молодых тел. Андрей обратился к ребятам:

«Это баба Люда. Она любезно согласилась нас принять».

Ребята окружили её, снова загалдели, забросав вопросами касательно её одинокого житья. Людмила, смущаясь, что-то отвечала.

«А есть ли здесь речка?» — спросила девушка с нависшей на глаза челкой.

Людмила объяснила, как пройти. Ребята побежали на реку, удивляясь чистоте воды, кто-то помылся, а кто-то искупался. После, расположившись лагерем перед домом и вынеся самовар, устроили обед. Люда к этому времени сварила яйца, принесла творог, огурцы и свежий хлеб. Сама не стала есть, приняв только какой-то бутерброд.

После обеда разбрелись кто куда; с молчаливого согласия Людмилы осматривали дом, ходили по двору. Один парень полез на чердак. Пестерь почувствовал парнишку, трогающего его за лямки. Для него открылся низ дома, наполненный крикливыми юношами и девчатами. Парень, взяв пестерь, отряхнул его от пыли, с любопытством разглядывая, весело загоготал:

«Ребята я нашёл берестяный чемодан», — и швырнул его вниз. Шмякнувшись об пол сеней, пестерь почувствовал на себе неподдельный интерес затихших ребят. Они рассматривали его, поменявшего за долгие годы цвет золота на бронзу. Нынешняя хозяйка дома, едва узнав состарившийся и усохший, как и она сама, пестерь, удивилась его появлению:

«Где откопали?»

«На чердаке».

«Тётин свекор сплел».

Пестерь настороженно ждал: вот сейчас он узнает своего творца. Но старушку перебила девушка с косой челкой:

«Бабушка, а что это такое?»

«Пестерь».

«А почему он так называется — «пестерь»?

« А кто его знает?»

«Не видишь, что ли, у него лямки: это старинный рюкзак», — веско произнес парень невысокого роста, разрисованный тату, как африканский шаман.

На второй день пребывания на природе, Андрей сказал:

«Может, съездим на кладбище, помянем родичей? Баба Люда, а где кладбище-то?»

«Да, да, давайте поедем», – зашумели ребята.

«Бабушка – гид», – веско произнесла высокая девушка в сером льняном платье.

Людмила немного струхнула, услышав, как её окрестили «гидом»:

«Оно в Волошанах», – ответила и стала помогать сборам: принесла скатерть, посуду; вареные яйца и плюшки, которые испекла ребятам ещё ранним утром. В суматохе схватили и пестерь, набили его яйцами, ватрушками, какими-то резко пахнувшими свертками. Бутылки пестерю не доверили — бережно переложив бумагой, поместили в современный сверкающий никелем саквояж. Ни скатерть, ни разномастные Людины тарелки – чашки девочки не взяли, сказав, что у них всё есть.

«Да, дедушка на плане отметил Волошаны – лесопункт, из поселений один он здесь и остался», – сказал Андрей.

«Верно, лесопункт, только тоже умирающий», – ответила Людмила.

«Как это — умирающий?»

«Ну, если есть терпение послушать – расскажу».

Окончание следует.