Переправа, переправа…

Среди дня застряли на переправе через реку. Наведенный наскоро мост не мог справиться со скопившимся большим потоком пехоты, техники, транспорта. Всем хочется переправиться через реку побыстрее, чтобы уже на том берегу пойти по своим направлениям. Толчея. Суматоха. Крики. Ругань. Насилие.

Переправа – страшное дело. Люди на переправах порой звереют. Видел однажды, как сбросили в реку застрявший посредине моста грузовик, не обращая внимания на просьбы повременить. Сбросили вместе с боеприпасами, с водителем, лишь бы проложить себе дорогу.

Подбежал запыхавшийся Ларин:

«Сначала пропустят всю пехоту, артиллерию, танки. Обозы не пойдут, пока не переправится пехота. Смотри на карту – вот наш маршрут. Через два километра от переправы поворот по проселочной дороге направо. Останешься с обозом, постарайся переправиться поскорее и поскорее догнать. Все! Закрой рот. Возражений не принимаю. Санинструкторы в батальоне без тебя справятся».

С неохотой принял я распоряжение еще раз возиться с обозом. Не мое это дело. К тому же я ясно понимал сложность положения. У переправы настоящее столпотворение разношерстных обозов, тут будет непросто проскочить побыстрее. Суток не хватит! А потом я знал про опасность: начнешь проскакивать – в твою колонну запросто может вклиниться чужой обоз. Тогда пиши пропало: одна часть повозок окажется на той стороне реки, другая — на этой. Кукуй, пока все не переправятся. Того гляди, еще потеряешь часть обоза.

Накануне в оставленном немцами вещевом складе обнаружили ременные плетки с красивыми рукоятками. Плетки так понравились, что мы их набрали с большим запасом, хотя представления не имели, зачем они нам нужны. Погонять запряженных в повозки коней – не годятся, коротки. Вот этими-то трофейными плетками и вооружил я всех, кто был в обозе, и провел примерно такой инструктаж:

«Ездовым не отставать от впереди едущей повозки. Лошадь должна подпирать задок, лезть ногами в переднюю повозку. Интервал – беда! Все неездовые выстраиваются вдоль обоза. Задача: не дать кому-либо вклиниться в нашу колонну. На чины не смотреть, на ругань не реагировать, на чужие команды внимания не обращать, плетками бить любого, кто сунется оттолкнуть обоз, а тем более, разорвать его».

В столпотворении стремящихся к мосту повозок плетками поработали изрядно. Били по мордам лошадей, а то и по людям. Но зато обоз переправился организованно и сравнительно быстро, не отстала ни одна повозка. Я был в мыле, не в лучшем состоянии находились и другие. Но зато ай да мы!

Из дневников Юрия Михайловича Головина