Памятник прошлого века. Часть 12

Эту часть автор Н. Н. Шкаредный назвал «Есть маленький город».

Микулай, Микуня, Микунька — так обращались здесь, в Микуни, то ли к конкретному человеку, то ли к великому праведнику. Мамы коми долгие годы так ласково именовали своих мальчишек с именем Николай. Николай угодник, Миколай, Микола. Он считается покровителем земледельцев, скотоводов, моряков, бедняков, путешественников. Даже если человек погряз в грехах и пороках, Николай Чудотворец поможет ему вернуться к Богу. Святое имя преподобного, несомненно, помогает этому небольшому городку вершить большие дела. Бывая в Микуни, я считал, что у города женское имя, как, например, Кубань, Тамань. Но когда читал в Устьвымской районной газете «Вперед» стихи местных поэтов, обнаружил, что я был неправ. Сейчас вы сами убедитесь в этом.

Есть маленький город на карте России,
Совсем неприметный наш Микунь родной,
Стальной магистралью он связан с Москвой,
Так, значит, он связан со всею страной.

П.Евстратов.

И это действительно так. Микунь связан со всею страной и даже с Европой. Расположенная здесь мощная компрессорная станция является частью газопровода «Сияние Севера». Только что-то это «сияние» с каждым годом обходится нам все дороже и дороже. Казалось бы, наличие своего голубого топлива позволяет россиянам жить безбедно. Но… Россия отпускает газ зарубежным странам по договорным, часто заниженным ценам, а в квитанциях россиян оплата за газ постоянно растет. Почему? Этот вопрос мне задали недавно на одной из встреч в городе Котласе. И я не нашел ничего лучше, чтобы сослаться, как это делают сегодня наши политики и руководители, на кризис мировой экономики. Только я, в отличие ,от них почему-то покраснел.

Тоже самое и с электроэнергией. В Республике Коми построена и успешно действует Печорская ГРЭС. В Микуни недавно запущен самый масштабный за последние годы проект в сфере энергетики региона. Вложения в строительство новой линии от Печорской ГРЭС до Микуни превысили 7 млрд. рублей. Это позволило повысить надежность электроснабжения потребителей и дало толчок развитию новых производств.

Энергия Печорской ГРЭС пришла в Микунь

Энергия Печорской ГРЭС пришла в Микунь

Местный автор О.Александрова так обозначила эту задачу:

Лес с удивленьем отступал: его теснили новые дома.
Энтузиазм людей не угасал, чтоб расцвела родная сторона.
Газовики, нефтяники, как часовые, надежно охраняют трассу,
Чтоб нефть и газ шли по России и не пропали бы ни разу.

Конечно, сегодня мне трудно сравнивать Микунь 1953 и даже 1967 годов с пусть небольшим, но индустриальным центром. Тогда я увидел деревянный вокзал, в лужах и разъездах привокзальную площадь, традиционные для пристанционных поселков бараки, двухэтажные дома вдоль железнодорожного полотна. Уже в 1975 году, когда я со своими восьмимесячными двойняшками решился на путешествие в Харьягу, нам пришлось 12 часов изучать местные достопримечательности Микуни, так как мы прибыли сюда в прицепном вагоне воркутинского поезда, а нам надо было попасть в аэропорт Сыктывкара, чтобы с пересадкой в Усть-Цильме самолетом долететь до моей малой родины. Проводница сразу объявила: во время стоянии воды в вагоне не будет, туалет закрываю. Первым делом решил найти малышам молока. И это удалось не сразу. Меня даже подкололи: что это вам, деревня, что ли? Корову ему, видишь ли, подавай! Обеспечив семью всем необходимым, благо с нами ехала еще моя мама, которая была во всем нашей первой помощницей, отправился в библиотеку. В Микуни библиотека семейного чтения носит имя Б.А.Старчикова.

Так строилась дорога

Так строилась дорога

Так уж случилось, что с Б.А.Старчиковым я «встречался» дважды. В 1975 году в Микуни, где он отбывал ссылку, и райцентре Волосово Ленинградской области, где Старчиков жил с 1953 года после освобождения. Про Микунь все понятно, а в Волосово я три дня гостил у заслуженного художника РСФСР Анатолия Саутина. Он пригласил меня на фестиваль, посвященный 115-ой годовщине со дня рождения Н.К.Рериха, который проходил с участием индийской общественности в родовом поместье Рерихов в Изваре. В те дни Анатолий Иванович познакомил меня с творчеством художника Старчикова, с которым ему довелось вместе работать. Старчиков родился в актерской семье, учился в музыкальной школе, отлично владел фортепьяно, играл в театре Красной Армии. В одно время с ним в актерской команде служили А.А.Попов, С.Н.Колосов, М.А.Глузский, впоследствии известные актеры и режиссеры. В начале Великой Отечественной войны театр эвакуировали в Свердловск, часть актеров ушла защищать Родину. Борис Александрович попал на Украинский фронт. Конец войны Старчиков встретил в Польше.

«…Черт возьми, а война-то ведь кончилась! Люди! Кончилась проклятущая войнища! И ты целый, мужик! У тебя даже руки и ноги на своих местах. А что за плечами двадцать четыре, что ночами орешь и вскидываешься – так это ж все в копилку, золотой запас, кем бы ты ни стал, этому знанию цены нет. Кажется, слышу, как кирзовые солдатские сапоги загрохотали в проходе коридора. Шальные мальчишки, уцелевшие, повеселевшие, хромоногие, ринулись штурмовать аудитории и лаборатории. Еще месяц-два, и я тоже, отличник, фронтовик, войду, как домой, в любую институтскую дверь. Тихие библиотечные шорохи, снившиеся четыре года, или пьяный запах скипидара и палитра с засохшей «фузой»… Значит, Академия художеств? Или все-таки ИФЛИ? А почему бы, черт возьми, не ВГИК? Эх ты, буриданов осел, вижу, быть тебе голодным!.. Вот только что вернулся из командировки, в товарняке на каких-то ящиках и бочках сочинил под стук колес «Песню Победы». Сколько их еще напишут настоящие-то композиторы! Но эта – из первых и на мое ухо – сплошная находка. «А ну, к роялю, девочки – мальчики! Это ж умереть, что я вам привез. Не скажу, оратория, но что-то душевно-пронзительное».

Автозак и сегодня можно увидеть часто на наших северных станциях

Автозак и сегодня можно увидеть часто на наших северных станциях

Еще пронзительнее то, что вместо концерта с «Песней о Победе» для него начались ссыльные «концерты» — пересылки. По доносу, здесь, в Польше, Старчиков был арестован и по статье 58-10 осужден на 8 лет лагерей. Так он попал в Микунь. Арест и свои лагерные годы Борис Александрович описал в повести. В лагере началась для него профессиональная работа художника. Ему приходилось быть живописцем – делать копии с известных картин, писать пейзажи, рисовать портреты, заниматься скульптурой. Ему поручили оформить клуб в поселке Микунь. А когда конвоиры увидели его картину «Доставка паровоза на санях из Усть-Выми в Княжпогост», никто не мог поверить, что у него нет специального художественного образования.

Он освободился, заметьте, в 1953 году, когда я впервые побывал в Микуни. В связи с тем, что Старчиков имел поражение в правах, ему было запрещено проживать в Москве и Ленинграде. Так он с женой приехал в Волосово. Здесь он работал учителем рисования в школе, руководил художественной самодеятельностью и поступил в Казанское художественное училище, которое стало для него настоящей стартовой площадкой, открыв путь к творческим высотам. За работы, представленные им на выставках, и их организацию Борис Александрович был награжден медалью Фонда Мира, Золотой медалью «Борец за мир», ему было присвоено звание заслуженного художника РСФСР. Кстати, Борис Старчиков родился в Москве, в особняке того самого декабриста Михаила Сергеевич Лунина, которого я упоминал в предыдущей зарисовке.

Словоохотливый библиотекарь, как-то со временем затерялась в блокнотах ее фамилия, рассказала мне еще об одном политссыльном – писательнице Г.И.Серебряковой. Галина Иосифовна описала свои арестантские мытарства в романе «Смерч. Дело №...», который в 1967 году без ведома автора вышел во Франции… на польском языке. И только в 1989 году в Советском Союзе. И не в московском издательстве, а в Алма-Ате. В нем есть такие строки, адресованные нам из 1939 года: «После недолгого пребывания в Свердловской пересылке меня повезли дальше. Совсем больная, в жару, я добралась до Котласа, где пролежала недолго в палатке медпункта и с недолеченным воспалением легких снова попала на этап. Эшелон из 700 заключенных отправили в Сибирь, в Красноярские лагеря. Нас было в теплушке-телятнике 34 женщины. Путь предстоял долгий. Стоял декабрь, а стены вагона не утеплили. Утром на стоянке выдавали сельди, хлеб и ведра с ледяной водой. Два раза в неделю полагался горячий суп. Посреди вагона стояла маленькая печка-буржуйка». Такие теплушки-телятники мне доводилось видеть не раз на запасных путях станций Северной железной дороги.

Так были обустроены лагеря ссыльных - строителей дороги

Так были обустроены лагеря ссыльных — строителей дороги

Телятниками эти вагоны называли потому, что заключенных — мужчин и женщин никто не считал за людей, — скот и только. Вот еще один горестный куплет из этой многострадальной песни: «Поздней ночью подъехал эшелон к Омску, и нас выгрузили, чтобы помыть в бане. За минувшее время в дороге мы не покидали теплушки, не видели ночного неба. Пошатываясь, радуясь звездам, шли мы по пустынным улицам незнакомого города. Вдруг раздалась команда: «На колени!» В бане обнаженные, как и мы, мужчины выдали нам шайки, кусочки мыла, приняли вшивое грязное белье в «прожарку». Изнурение, отчаяние притупили стыд, как и все другие живые чувства. Мы равнодушно по очереди подходили к бравому парикмахеру, который выбривал наши тела. И еще три недели везли нас от Омска до лесоповального лагеря в тайге».

И сегодня трудно обозначить причину арестов и ссылок автора романа «Юность Маркса». Скорее всего, они были связаны с деятельностью известных в России ее мужей — крупного большевистского деятеля Леонида Серебрякова и наркома финансов Григория Сокольникова. В романе «Смерч» мня зацепили за живое слова: «Мы всегда бежим от мысли о беде, легко обманывая себя, не хотим заглянуть в будущее, если оно сулит нам лихо». Насколько верна и актуальна сегодня эта фраза?!

В библиотеке сосредоточено много интересной информации, но мне, несмотря, на то, что малыши оставлены на попечение мамы и бабушки, пора возвращаться в прекративший на Микуни бег вагон. И вот она, история развивающейся станции, как говорят, налицо. В 1951 году закончено строительство Дома культуры. 22 января 1961 года в Сыктывкар прибыл первый поезд со станции Микунь. Действует железнодорожная ветка Микунь – Кослан. Заканчивая предыдущую зарисовку, я писал: история этой линии интересна. В начале 60-х годов Болгария, входившая в СЭВ, стала испытывать острый дефицит строительного леса, поэтому правительство страны обратилось в ряд областей и регионов Союза за помощью. В результате районом лесозаготовительных работ был выбран Удорский район Республики Коми, 90% которого в то время занимали леса. На прокладку дороги по комсомольским путевкам прибыли посланцы союзных республик. 30 января 1968 года работы были завершены. На 198-киломметровой трассе прописались благоустроенные современные поселки пяти болгарских леспромхозов. После отъезда болгар эти поселки превратились в спецпоселения и исправительно-трудовые колонии.

Бесконечные болота стали фундаментом дорожного полотна

Бесконечные болота стали фундаментом дорожного полотна

Таким разнообразным было второе пришествие в Микунь железнодорожных веток. Станция превратилась в железнодорожные ворота Республики Коми. Вынашивались и другие, пока не реализованные планы. Архангельская область и Республика Коми приступали к прокладке железнодорожной магистрали «Беломур» по трассе Архангельск- Карпогоры – Микунь — Сыктывкар – Соликамск – Пермь. В конце 2008 года работы здесь приостановлены.

В 1965 году паровозное депо стало переходит на тепловозную тягу. Первыми тепловозами стали ТЭ-3. Мощность двух секций тепловоза была больше, чем у двух паровозов, а для вождения требовалась бригада из двух человек, что в три раза меньше, чем на паровозах. В начале 70-х в локомотивное депо поступили более мощные тепловозы серии 2ТЭ10Л и маневровые ЧМЭ-3. Переход с паровозной на тепловозную тягу увеличил объем перевозок с 1965 по 1981 год в 2 раза, средний вес поезда увеличился на 500 тонн. Сегодня Микунь – это 19 приемоотправочных путей, 4 маневровых района, сортировочная горка малой и большой мощности, грамотный и ответственный трудовой коллектив. В городе живут 38 работников стальных магистралей, удостоенных высокого звания «Почетный железнодорожник». Знакомишься с этой статисткой и невольно обращаешь свой взгляд в прошлое.

Был зеками, — пишет А. Белов, — заложен поселок на торфах.
Здесь рельсы в путь ложились по трассе до Ухты
И дальше торопились к шахтерах Воркуты.

Здесь рельсы в путь ложились… Сколько в этой фразе трагизма и великого мужества! «Если бы можно было, — написал в своих воспоминаниях участник этой «стройки века» Э.Ваза, — взглянуть на стройку с высоты птичьего полета, она напоминала бы муравейник, протянувшийся на сотни километров. Работа шла круглые сутки, в две смены. Днем – при свете солнца, если оно было, а ночью свет обеспечивали кострожоги слабосильной команды». Участник строительства Северо-Печорской магистрали Х.В.Волович свидетельствует: «Карьер, тачки, лопаты… истощенные, покрытые цинготными язвами люди, у которых нет сил выполнять и половины нормы. Палящее солнце, проливные дожди. Огромнее транспаранты: «На трассе дождя нет!» Свидетельствую: сегодня на трассе дождя нет, поезда идут на «зеленый».

Микулай, Микуня, Микунька, так обращались здесь, в Микуни, то ли к конкретному человеку, то ли к святому преподобному, великому праведнику. Святые люди, трудяги-праведники открыли нам этот путь. До новых встреч, Микунь!

Н.Шкаредный, продолжение следует.

Фото на главной странице - в городе святого Миколы церковь освящена во имя иконы Почаевской Божией  Матери.