Памятник прошлого века

Под этой рубрикой Николай Николаевич Шкаредный предлагает читателям второй материал – «Колесный пароход».

Колесный пароход

Наверное, следует уточнить, что пристань Ермица находится в 10 километрах от моей Харьяги. Здесь мы начинали свое речное путешествие, именно здесь мы всегда встречали пассажирские пароходы, чтобы полакомиться в буфете чем-то вкусненьким. Когда мы ездили до Усть-Цильмы, то непременно в таких буфетах спрашивали облитые глазурью пряники. И еще у нас пользовался успехом пакетированный сухой кисель. Его никто не заливал кипятком, он, как халва, был для нас готовым лакомством. Этими буфетами пользовались и жители населенных пунктов, где были остановки парохода, так как в буфетах иногда бывали продукты повышенного спроса. В послевоенное время этот вопрос был актуальным, а потому порой у буфетов возникала очередь. Кроме пряников, мы увлекались пончиками. Иногда буфетчица не могла удовлетворить наши запросы, просто отмахивалась: «У нас ведь не пекарня!» А мы снова выстраивались у заветного окна.

Если раньше мне доводилось плыть на пароходе до райцентра 200 километров, то на этот раз наш путь по реке растянулся на три дня. Это были дни ожидания встречи с неизвестным, днями свободы в полном смысле этого слова. Это был праздник освобождения, когда не надо было идти в комендатуру за разрешением отлучиться за реку, которую почему-то нарекли Борщевым Шаром. Про борщ, который, видимо, варится в реке Шар, мы никогда ничего не слышали, но за этой рекой находилось Бетино поле, на котором росла такая заманчивая и вкусная репа. Потому нас, ребятню, постоянно тянуло туда, где агроном Бета получала высокие урожаи вкусного и сочного полевого продукта.

Но глазурные пряники и пончики не шли ни в какое сравнение с репой. А потому, как только схлынул береговой поток посетителей и пароход отошел от Ермицы, мы тут же выстроились у окна буфета. Не случайно буфет называли самым бойким местом. Здесь проходили знакомства, здесь мы забывали, что нам не нашлось места даже в неуютном двухъярусном третьем классе. Вот как рассказывает о комфорте таких пароходов, выросший, как и я, на Печоре, местный краевед Рудольф Филиппов. Привожу его цитату, потому что это натуральная картина из моего детства.

«В передней части надстройки находились каюты 1 класса. Впереди — салон со столиками, где питаться могли пассажиры всех классов, их обслуживали официанты. Второй класс отсутствовал. По бокам судна находились служебные помещения и каюты членов экипажа. Третий класс находился в кормовой части судна с двухъярусными полками для сна и отдыха. Четвертый класс – внутренняя палуба, пассажиры устраивались на поклаже вдоль ограждений от корабельных механизмов».

Нам, малышне, нравилось тепло, исходящее от паровой машины. На верхнюю палубу выходили только при хорошей погоде. С нее открывался прекрасный обзор реки Печоры, мимо проплавали встречные суда и окрестные деревни. Пароход шел медленно, и благодаря этому перед нами разворачивалась великолепная картина речной глади, высоких и низких берегов. Где-то в районе Усть-Усы наперерез пароходу бросился в воду огромный красавец-лось. Он не доплыл до парохода каких-то метров двадцать и замер. Потом покачал рогами и отправился в обратный путь. Наверное, хотел пожелать нам счастливого пути. Это красноречивый пример того, что пароходы не тревожили живой мир природы, способствовали спокойному ритму жизни. Пароходы не разрушали берега реки, не засоряли воду, они работали на людей.

Колесный пароход, крути свои колеса,
Дыми своей трубой, вздыхая, как во сне.
Пусть падает звезда, пусть гаснет папироса.
Пусть кто-то на земле вздыхает обо мне.
О, сколько лет прошло. И песен отзвучало.
И только потому, что близок наш черед,
Помедли, не спеши, к последнему причалу,
Колесный пароход, колесный пароход.

Александр Черевченко.

Кстати, первый пароход, на Печоре появился, благодаря усилиям выдающегося русского промышленника и общественного деятеля Михаила Константиновича Сидорова.

Михаил Константинович Сидоров

В целях оживления экономической жизни Печорского края 15 июня 1863 года император Александр II утвердил мнение Государственного совета о «предоставлении генерал-майору Волкову, почетному гражданину Латкину и купцу Сидорову исключительное право на пароходство по реке Печоре». Для удобства переездов по Печоре и ее притокам Сидоров приобрел на озере Ильмень у петербургского заводчика Л.Э.Нобеля пароход «Клептон» фирмы «Ренни и сын» английской постройки 1857 года. Почти четырехсотпудовое судно из Волхова до Твери было доставлено по железной дороге в разобранном виде. После сборки и отделки его отладил и испытал машинист М. П. Каргин, который позднее стал механиком судна. 23 апреля 1864 года пароход, названный в честь реки «Печора», ведомый доверенным лицом Сидорова — Олейниковым, своим ходом преодолел огромное водное пространство по Волге и Каме.

Михаил Константинович Сидоров был талантливым во всех отношениях человеком: общественный деятель и меценат, золотопромышленник и зоолог, исследователь и предприниматель, купец и писатель. Сидоров один из немногих в XIX веке осознал большое экономическое значение Севера для России, увидел в нем источник ее благополучия и сделал все возможное, чтобы воплотить слова нашего великого земляка Михаила Васильевича Ломоносова в жизнь.

В 1882 году Михаил Константинович представил в высшие органы государственной власти записку «О средствах вырвать Север России из его бедственного положения». За активную деятельность в области изучения и использования природных богатств северных областей Сидоров был избран членом 19 российских и 6 иностранных обществ. Сидоров был мечтателем, обогнавшим свое время. Золотопромышленник Сидоров вложил свое состояние в изучение Северного морского пути, строительство каналов, учреждение университета – и разорился. Занимаясь поисками нефти (Василий Дударев в письме «Памятник прошлого века», опубликованном в «Опаринской сороке» 29 марта 2013 года, тоже упоминает этот природный продукт – нефть, — Н.Ш.), исследуя Туруханский край, Печорский край, Михаил Константинович в то же время искал и открывал новые выгодные торговые пути через Урал. Он сам лично прошел и познал эти пути-дороги. На этот раз Сидоров прокладывал путь пароходу.

Михаил Константинович Сидоров

С верховьев Камы до верховьев Печоры его команда шла реками Колвой, Вишеркой, Чусовским озером, речками Березовкой и Вогулкой, откуда до речушки Волосница на протяжении 8 километров пароход тащили по волоку, в котором принимал участие и сам Сидоров. Преодолевая огромные трудности, было пройдено более трех тысяч километров. Все это заняло полтора месяца и стоило больших затрат. Зная богатства Печорского края и что любые затраты окупятся, Сидоров настойчиво требовал во что бы то ни стало доставить пароход на Печору. Из-за нехватки рук и других препятствий весной спустить пароход на реку Печору не удалось. 4 июля 1864 года, оставив судно своему доверенному лицу местному крестьянину П.С.Мартюшеву, Михаил Констиантинович спустился на небольшой шхуне вниз по Печоре, изучая фарватер реки и ее притоков Уса и Лемва. И только 28 августа 1864 года пароход Сидорова вышел из речушки Волосницы на реку Печора, вызывая удивление и торжество местного населения.

Это событие краевед Игорь Дементьев описывает следующим образом: «1 июня 1864 года доверенный купца М.К.Сидорова Николай Олейников на 12-сильном пароходе «Печора», длиною корпуса 70 фунтов, весом 400 пудов, вышел из речушки Волосницы на реку Печора, разбудив эти места протяжным гудком и непривычным шумом. 6 июля пароход благополучно добрался до села Куя, что в устье Печоры, успешно преодолев 1300 километров. Этот пароход встретили на Печоре с особым торжеством и молебствием, как предвестника оживления их страны».

28 августа жители Троицко-Печорского погоста, услышав гудок, высыпали на берег и увидели «чудную посудину, которая нещадно чадила, ревела, баламутила воду и… плыла». Это был пароход «Печора». 8 мая 1895 года было издано распоряжение правительства об устройстве на реке Печоре регулярного почтово-пассажирского сообщения и заключен контракт с купцом А.М.Сибиряковым, а на содержание судоходства – с ижемским купцом С.Н.Норицыным.

Михаил Константинович Сидоров

В период гражданской войны суда переходили из рук в руки. Весной 1920 года пароходы и баржи, принадлежащие частным судовладельцам, были национализированы. Мы плыли по Печоре на белобортном красавце пароходе и не ведали, что наше судно 1896 года постройки было своеобразным памятником прошлого века.

На снимках: Михаил Константинович Сидоров; первые нефтяные вышки на земле Коми; пассажирский пароход «Советская республика» Печорского речного пароходства.

Продолжение следует...