Черный вторник, 13-е

Вторник 13 января действительно стал черным днем для жителей многих населенных пунктов и станционных поселков, прилегающих к железной дороге. В этот день по Кировской области было отменено семь пригородных пассажирских поездов. В том числе и поезд Киров – Мураши – Пинюг.

За всю область не ответим. Но о том, какими проблемами обернулось чье-то непродуманное решение, покажем на примере небольшого поселка Латышский, где проживает 117 человек.

Отмена поезда Киров-Пинюг

Расположенный в 14 километрах от районного центра Опарино, он оказался отрезанным от него и от мира в полном смысле слова. Потому что поезд был единственной возможностью выехать на пределы населенного пункта фактически десять месяцев в году.

Автобусного сообщения нет, потому что нет автомобильной дороги. Она строится, но сдача в эксплуатацию запланирована на конец 2015 года. И не факт, что планы совпадут с реальными сроками.

Едем в Латышский. Где-то на половине пути подбираем мужчину, бодро двигающегося в одном с нами направлении. Оказывается, Виктор Барков идет из больницы, где ему вырвали зуб.

«Вышел утром пораньше, — рассказал он. – С новой трассы самосвалы вывозят мусор, обратно везут песок. Могут посадить в кабину и немного подвезти, но только до того места, где кузов освобождают. Дальше – опять пешком…»

Ничего себе прогулка после удаления зуба!

Трасса идет прямо, мы сворачиваем на узкую лесную дорогу, ведущую к Латышскому. Поворот указывает наряженная новогодняя елочка.

Еще одна встреча: две женщины с высокими лыжными палками примерно в километре от поселка.

Отмена поезда Киров-Пинюг

«Надя и Нина», — представились они.

«Скандинавской ходьбой занимаетесь?»

«Нет, просто гуляем. Для той ходьбы другие палки нужны. Гуляем для здоровья. Больше его поддержать нечем, даже медика в поселке нет давно".

Фельдшер раньше приезжал в Латышский из поселка Вазюк раз в две недели – несколько остановок на пинюгском поезде. Не стало поезда – не стало даже такого медицинского обслуживания. Сиротливое объявление на двери магазина – из дня вчерашнего. Повесили заранее, а снять забыли.

Отмена поезда Киров-Пинюг

«А если в опаринскую больницу к доктору на прием?»

«Уехать в Опарино мы теперь можем только ночью, — поясняет одна из женщин. – С двух часов ночи до утра, пока поликлинику откроют, придется сидеть на вокзале, потом сидеть в очереди к терапевту, потом снова на вокзал до 19-30 вечера. Не всякий молодой и здоровый выдержит. Почти сутки выходят, а у меня давление высокое, там и умру. Раньше между дневным и вечерним поездами было пять часов, все дела успевали сделать».

Перрон станции Латышский пуст. Нет дневного поезда – нет и пассажиров. Между прочим, жители поселка до конца все еще не верят в то, что с ними могли вот так поступить, лишив единственного доступного вида транспортного сообщения. И 13-го числа, и в последующие дни они ко времени прибытия поезда приходят на станцию, вглядываются и вслушиваются вдаль – не мелькнет ли дымок, не раздастся ли гудок? Услышав от дежурного, что поезда не будет, уходят, чтобы назавтра вернуться снова.

В помещении, где работает специалист Опаринского городского поселения (административно Латышский относится к нему) собрались самые активные из тех, кому не безразлична судьба Латышского – своего рода инициативная группа. Это Зинаида Ивановна Ренжина, Римма Константиновна Баркова, Алевтина Дмитриевна Разорвина, Татьяна Владимировна Пентегова, Екатерина Васильевна Уфаркина, Надежда Аркадьевна и Владимир Анатольевич Морозовы. Они собирали подписи под коллективным обращением жителей, которое собираются направить главе района, отделению партии «Единая Россия», губернатору области и даже В. В. Жириновскому. Просьба одна: вернуть поезд.

Отмена поезда Киров-Пинюг

И мы все вместе начинаем выяснять, каким же образом Латышский «завязан» на железную дорогу.

«Да все мы от поезда зависим, — говорит специалист администрации Т. В. Пентегова. – Автодорога бывает только в зимнее время, буквально два-три месяца в году. Так что выехать – только на поезде. Банк, администрация, службы занятости и социальной защиты, аптека, больница, Пенсионный фонд… Люди ездят на работу в Опарино, Альмеж. Дети учатся в школах райцентра, в Пинюге, студенты – в Кирове. Корреспонденцию, пенсии доставляются поездом, хлеб и прочие продукты питания десять месяцев в году – таким же способом. Весной и осенью из ЦРБ ежедневно в течение двух недель приезжала медсестра, чтобы проделать курс уколов тем, кто в этом нуждается.

Словом, как были мы в блокаде, о которой снимало фильм несколько лет назад кировское телевидение, так в блокаде и остаемся. Несмотря на то, что Латышский – ближайший к Опарино населенный пункт».

А как людям получать теперь деньги с банковских карт, если банкоматы опять же только в Опарино?

На весь поселок – три легковых машины. Вряд ли их владельцы захотят заняться частным извозом.

«Не будет поезда – дети к нам вообще приезжать не смогут, чтобы хоть чем-то помочь, — говорит Е. В. Уфаркина. – А ведь население поселка стареет. Три человека перешагнули 90-летний рубеж, несколько – 80-летний. Основной возраст жителей – за 50-60 лет, много одиноких пожилых женщин. Как же без помощи детей?»

Остается поезд Киров – Луза. Но мало того, что он неудобен по времени, так еще и вагонов в нем всего шесть. Причем общих только два. После выходных, праздников, «окон», связанных с ремонтом пути, сесть в него не всегда возможно – забит до отказа, заняты третьи полки, тамбуры и проходы.

Железнодорожники свою проблему решили: от Кирова до Мурашей пущен рабочий поезд, от Мурашей до Пинюга – тоже. Но других пассажиров (имеются в виду не железнодорожники) он брать не будет.

Свобода передвижения граждан гарантирована Конституцией РФ. Жителей Латышского такой свободы лишили. Это можно назвать так: гарантированная несвобода.

Естественно, такое положение вещей никого не устраивает: люди пишут жалобы во все инстанции, звонят во все колокола. Кое-кого уже услышали. «Изъятая из оборота» электричка до Шабалино возвращена.

Да, экономическая ситуация в стране и в области сложная. Но почему-то крайними всегда оказываются простые люди. В то время, как обитатели Рублевки устанавливают в своих домах двери за 60 миллионов рублей, жители Латышского добираются до цивилизации по шпалам. Кому это по силам, конечно.

Чтобы не гадать, кто виноват, скажем, что по законам Российской Федерации организация пригородных пассажирских перевозок находится в пределах полномочий субъектов РФ. Региональные власти осуществляют заказ на транспортное обслуживание населения области, устанавливая тарифы на проезд в пригородных поездах ниже себестоимости. При этом власти должны компенсировать убытки, которые несут пригородные пассажирские компании в результате тарифного регулирования. Об этом сообщает газета «Бизнес-новости».

Пригородные перевозки всегда были убыточными. Но, видимо, в бюджете области к 13 января закончились деньги.