Откуда ты, Кустовка? Часть 2

Первое, что обращает на себя внимание: в Моломском сельсовете четыре населенных пункта имеют окончание – КА: Заосиновка, Березовка, Холоватка, Каска и пока неустановленная нами Кустовка.

С Заосиновкой разобраться легко. Вспомните названия деревень: Заборье, Заполье, Заболотье, Заречье, то есть эти населенные пункты привязаны к местности, так как расположены за бором, за полем, за болотом, за рекой. Заосиновка – не за осиной, а за речкой Осиновкой. Каска. Каску можно было бы привязать к солдатской каске, потому что в этих лесах в свое время прописалась воинская часть. Но тогда как быть с протекающей здесь речкой Каска? Да и воинская часть стояла не на охране государственных границ, а занималась обычной работой — заготовкой и вывозкой древесины. Ни в Каске, ни в Березовке, ни Кустовке я никогда не бывал. Зато легко представить, что название деревни Березовка связано с окружающим ее лиственным лесом, в котором «первую скрипку» играют березы.

Картина Елены Алексеевны Шиховой «Березки»

Картина Елены Алексеевны Шиховой «Березки»

Белая береза у славян – поэтический женский символ, лирический образ весны, света, девственной чистоты. Во время сватовства родители жениха, обращаясь к родителям невесты, начинали свою речь с метафор: «У вас есть березка, а у нас – дубок». А на свадьбе традиционно звучала народная песня «Во поле береза стояла». Не обошел вниманием это светлое дерево  и Сергей Есенин: «Белая береза под моим окном принакрылась снегом, словно серебром». Береза – любимая героиня картин художника Елены Алексеевны Шиховой из Маромицы. А под моим окном в санчурской деревне Соколовские, где я много лет подряд вместе с семей проводил свой отпуск, березы украшали скворечники, и мне удалось наблюдать, как в них зарождается новая жизнь.

Летом 2014 года началась новая жизнь и у березы в селе Бурмакино Кирово-Чепецкого района. Шесть лет назад у нее спилили подсохшие сучья. И о, чудо! – на спилах березы проступили нерукотворные образы, напоминающие иконы. Дерево уже стало местной достопримечательностью. Одни связывают это явление с тем, что  береза стоит недалеко от потерянной в годы ярого атеизма церкви во имя Казанской Божией Матери, рядом с бывшим домом местного священника. Многие, проходя мимо, останавливаются, чтобы помолиться.

Церковь в селе, как сообщают источники, разрушена примерно в те же годы, когда был разрушен Александро-Невский собор в Вятке. Образ разрушенного бурмакинского храма сегодня можно увидеть только на фотографии. Селяне утверждают: чудо явления божественных образов связано с решением прихожан открыть в здании бывшей церковно-приходской школы молельный дом. Особенно отчетливо «нерукотворные» образы заметны в двух самых больших срезах, выходящих к дороге. В этом верующие видят своеобразный призыв крепить веру православную. Ведь в далеком прошлом писали на бересте и послания и молитвы. А тут послание людям являет целое дерево -  береза.

К траве притронусь – словно обожгусь,
Березу трону – слышу звон церковный.
Я знал цветы в округе наизусть,
Не будет на земле названий новых, —

пишет в одном из стихотворений коми поэт Виктор Кушманов, с которым мы в декабре 1979 года встречались с читателями в Сыктывкарском книжном магазине «Современник».

Березы в лесу по-прежнему поют свою вековую песню, а деревня Березовка, к сожалению, приказала долго жить. У славянских народов многое связано с этим священным деревом. Русское название березы лингвисты связывают с глаголом беречь. Это обусловлено тем, что славяне считали березу даром богов, оберегающим человека. Береза в народной традиции символизирует свет, сияние, чистоту, женственность. Обычаи древних славян, связанные с березой повествует, что по случаю рождения ребенка необходимо сажать у дома молодую березу. Наверно, отсюда это жизненное правило: человек должен построить дом, вырастить сына и посадить дерево. Этот обряд должен был сделать дитя счастливым, а семью, живущую в этом доме, оградить от искушений. С помощью веточек березы девушки гадали на суженого. Белая береза – это еще и культовое дерево. Мне доводилось бывать в марийских деревнях, где предметом почитания по вековой традиции являются березовые рощи — Кюсото. В Марий Эл их около 500; 36 священных рощ мари в соседней Нижегородской области. А коми и пермские старообрядцы используют березу для изготовления обрядовых символов.

Священная марийская березовая роща – Кюсото

Священная марийская березовая роща – Кюсото

Марийское язычество донесло до наших дней представления древнего человека о правилах взаимоотношений с окружающим миром, которыми люди руководствовались на протяжении тысячелетий. Финно-угоры, марийцы и коми традиционно относились к творениям природы как равным себе. Значительное место у них занимал ритуальный культ. Лес был домом марийца. Нижегородские мари до сих пор чрезвычайно близко к сердцу воспринимают события в жизни леса. С лесом связаны представления мари о лесном хозяине Кожла-Оза, который может покарать человека, нарушившего правила поведения в лесу.  Почитаемые у мари деревья – береза, липа, дуб. Древний марийский воин знал, если ему плохо, если его покидают силы, он должен идти к дубу, чтобы обрести их снова. Женщины шли к липе, самые молодые – к березе. И знали, чтобы жизнь продолжалась, ничему вокруг нельзя приносить беды. Этому учили мифы о языческих богах – о Юмо – главном марийском боге – покровителе людей, о Пюрыше – боге судьбы, о Шочым ава – богине рождения, продолжения рода.

Построение первого христианского храма в Белоозере то же связано со священной березой. Этому событию посвящено сказание, относящееся к XI столетию, о котором повествует Почетный академик Петербургской АН, автор «Курса русской истории» В.О.Ключевский. В то время жили на Белоозере люди некрещеные. Стали их крестить, и построили церковь, а именем какого святого назвать ее, не ведают. Наутро пришли они к церкви, а на реке под церковью челн стоит, в челне икона Василия Великого. (Святитель Василий Великий, епископ Кесарии Каппадокийской — 379, — Н.Ш.). Когда стали церковь освящать, литургию служить и Евангелие читать, вдруг раздался страшный треск и гром. Люди переглянулись, думали церковь рушится. Выбежали из храма, смотрят, а за алтарем, где прежде было языческое капище и находились священная береза и камень, ничего нет: березу вырвало с корнем, а камень забросило в Шексну и потопило. «И на Белоозере то первая церковь Василия Великого от токова времени, как вера стала».

В церковной истории не прибегали к новомодным рейтингам – она сама пестовала, сохраняла и доносила сквозь века имена своих выдающихся пастырей. Рядом с преподобным Сергием Радонежским – его соратник и преемник Стефан, вошедший в биографию Отечества как просветитель земли Пермской. Местные жители, предки нынешнего народа коми, восприняли бесстрашного проповедника весьма враждебно. После того, как он сжег дотла одну из наиболее почитаемых языческих кумирен – священную березу, — самого Стефана связали и закидали соломой, намереваясь предать огню. Епископ не сопротивлялся, лишь неистово молился. «И неожиданно ярость до крайности раздраженного народа, — свидетельствует Житие святого отца Стефана, — сменилась кротостью агнца. Угодник божий остался невредим – никто его не ранил и даже не ударил». Через годы на месте сожженной кумиреницы – священной березы –  язычники, принявшие христианство, поставили каменную церковь.

Памятник проповеднику-миссионеру Стефану Пермскому в Сыктывкаре

Памятник проповеднику-миссионеру Стефану Пермскому в Сыктывкаре

На Руси стройная березка всегда ассоциировалась со скромной девушкой-красавицей. Она же была своеобразным барометром-предсказателем: из березы весной течет много сока — к дождливому лету; коли береза наперед опушится, то жди сухого лета, а коли ольха – мокрого; осенью листья березы начинают желтеть с верхушки — весна будет ранней, снизу – поздней; береза – не угроза: где стоит, там и шумит. Не потому ли имя березы люди присвоили тысячам рек, деревень и поселков в России, Белоруссии, Украины?!

А сколько их по соседству?! В Мурашинском районе – река Березовка, деревня Березник, поселок Березовский, в Даровском  – Березовский сельсовет с центром в деревне Поповщина, в Лузском — деревня Березино и т.д.  И имя это «привязано» где-то к протекающей рядом реке (как мы видим это в случае с деревней Березовкой на Моломе, — Н.Ш.), а где-то к окружающей населенный пункт местности — березняку (березовой роще, дубраве). Мне удалось проследить судьбу многих «березовых» поселений. Оказывается, их история берет начало в семнадцатом веке. Интересно, когда это название пришло на моломскую землю, и кто из первопроходцев назвал незнакомую таежную речку Березовкой? Но это, как и открытие имени деревни Холоватка, предмет нового поиска. А мы продолжаем путь к встрече с интересующей нас прекрасной незнакомкой по имени Кустовка. А о том, как все это начиналось, повествует кировский поэт Павел Маракулин.

Иерей, бывший настоятель Опаринского прихода отец Михаил любуется шабурскими березами

Иерей, бывший настоятель Опаринского прихода отец Михаил любуется шабурскими березами

«О, Господи, как любо-то окрест!
Вот тут и место, новгородцы – други!»
В дугу сгибаясь, вспенил воду шест,
И в берег лодки стукнулись упруго…
Так вот он край, что от Сухоны вниз,
Богатый зверем, весь в речных излуках,
Где промышляет вольный черемис
С колчаном стрел березовых и луком.

В Клировой ведомости Шабурской церкви во имя Рождества Христова за 1916 год в списке населенных пунктов прихода находим починок Избной лог: «число домов и хозяйств» — 5, «число душ: муж. – 16, жен. – 18». «В каком расстоянии от церкви, и нет ли препятствий в сообщении»  записано – «14 верст, препятствий нет». В данных переписи населения 1926 года Избновский починок показан в Шабурском сельсовете: хозяйств 7, жителей 48.

На карте 1928 года этого региона показана уже деревня Избновская, которая прописалась где-то на середине между Ново-Поставленной и Чалбуновской. Названия деревень даю согласно надписей на карте. В ноябре 1929 года в Шабурском сельсовете жителями деревень Большое и Малое Богатиково организована первая сельскохозяйственная коммуна «Путь к социализму». В 1932 году в сельсовете было уже 9 колхозов. Позже других появился колхоз в Избновской. Назвали его просто «Заря». В 1945 году колхоз «Заря» — дер. Избновская – влился в колхоз «Крестьянка» — с центром в деревне Черемуховатской. В 1950 году колхоз «Крестьянка» разделен: деревня Избновская отошла к Моломскому сельсовету. В 1959 году в Шабурском сельсовете было 16 деревень. Но среди них уже нет деревни Избновской, хотя она как населенный пункт снята с регистрации только  17 октября 1961 года.

Николай Шкаредный.

Начало в номере за 6 апреля. Продолжение следует...