От хутора Николаева до посёлка

Этим материалом Ю. М. Холопов завершает рассказ о заселении земель по речке западный Альмеж от хутора Николаева до поселка.

В этой части истории Альмежа подошёл к земельному участку № 41, который является единственным по такому большому количеству хуторов. Если не считать двух хуторов на территории современного посёлка, то хуторов на этом участке было 25. На 1926 год уже 7 хуторов не значились. Кажется, площадь участка небольшая. Самый дальний хутор у старого кладбища находился на расстоянии 5 км. И ведь земли переселенцам давали немало. Так Куби Рудольф говорил, что им на двоих с отцом дали 24 гектара. Женскому полу не положено было. Трудно нам судить – много это или мало для ведения крестьянского хозяйства.

О некоторых хуторах и их жителях есть только скудные данные. Прошу потомков этих хуторов или осведомлённых людей что – то подсказать, что – то подправить – буду благодарен.

Об остальных хуторах и хуторянах по речкам Левой, Средней, Правой, Кичугу, Сайбе информации у меня почти нет. Что мне известно изложу в теме –« Коллективизация на территории Альмежского сельсовета».

И отправимся от хутора Николаева вверх по Альмеж – речке матушке.

Схема хуторов

№ 1 Хутор Халопе.

Этот хутор расположен по правую сторону вилловской дороги – на хуторе Вилла.    Поселился на хуторе и разработал его Рудольф Халопе. Вступил в колхоз. Умер в 1934 году. Жена вышла замуж за Рамп Эдуарда, уехали в Киров. Якобы в 1938 году Эдуард был осуждён. Больше на хуторе никто не жил. Осталась от хутора память — полянки да вырытые плугом кирпичи.

Хутора по речке Альмеж

№ 2 Хутор Эрети.

Название хутора старики сообщили, а о хуторянах никакой информации. Хутор этот влево от вилловской дороги. Лет 7 назад сфотографировал на этом хуторе стожар и остожье – деревянный настил под стогом, круглухой, который сохранился с 90 – х годов. А раньше на каждом хуторе в конце лета стояли стога, круглухи – было на что посмотреть.

Хутора по речке Альмеж

Хутора по речке Альмеж

№ 3 хутор Вилла.

Поселилась на этом хуторе в 1909 году семья Нерут, уехали в Эстонию в 1921 году.

Переехала на хутор семья Вилл Югана Данилыча. Откуда приехали? Дочь умерла, сын Вольдемар позднее переехал в Латышский. Вступили в колхоз. Вилл Юган, после ареста Николаева, был избран председателем колхоза. Во время сселения с хуторов в 1939 году первым обещал перевезти свой дом на место будущего посёлка – колхоза. Позднее утонул в реке (так назвал потому, что ещё в 40 – е годы речка была полноводная, с большими омутами). Некоторые старики поговаривали – утонул не без чужой помощи.

№ 4 Хутор Рампа

Напротив хутора Вилла через речку и располагался он. Когда приехали, кто родители? Жили на хуторе братья Рамп – Эдуард и Густав, сёстры – Элла (Эльвина) и Лине. Вступили в колхоз. Про Эдуарда я писал выше. Остальные перешли жить в Альмеж. Мне, кажется, там ещё был хутор. Ещё в 60 – е годы, когда бывал в тех краях за грибами, там была поляна в метрах 300 от речки в лесу. Но...?

Все эти хутора теперь альмежане знают под одним названием – хутор Вилла, так как Юган Данилович дольше всех жил там и сохранилось название – вилловская дорога.

№ 5 Хутор Кильп.

Про этот хутор едва ли кто из альмежан теперь знает. Хозяин хутора Кильп Таннель, жена Мария. Дети Розалия, Лейда, Эдуард, Александр и Ольга, последняя умерла в 1911 году – положила начало кладбищу. На карте значок – Кл. Были членами колхоза «Северный герой». Таннель умер в 37, жена ещё раньше. Хозяйкой хутора стала Розалия. Какова дальнейшая судьба детей Кильпа — неизвестно. Более вероятно, жили на хуторе до начала сселения – 1939 года, а название хутора почему — то так быстро забыли.

№ 6. Хутор Юргенсона.

Это хутор № 18. На нём жила семья Юргенсон Югана. Жена Мария, сын Лудви ( Людвиг) 1910 года рождения, дочь Ирене. Вступили в колхоз. Хозяин умер в 1934 году. Людвиг уже работал на железной дороге – на станции весовщиком. «Был арестован 28.06.1938 года дорожно – транспортным отделом НКВД Горьковской ж.д., обвинялся по ст.58 п. 10 УК РСФСР. Постановлением дорожно – транспортного отдела НКВД Горьковской ж.д. от 11 марта 1939 года дело производством прекращено за смертью обвиняемого. Реабилитирован в 1989году». Да, вероятно, выбивали признания. В 29 лет едва ли умер от какой – либо болезни. Но и другое – все арестованные работники железной дороги были отпущены за недостаточностью улик. Так было с братьями Аннок, с Каллас, Кяро. Ирене уехала и жила в Латышском.

№ 7. Хутор Лейс.

Разработал хутор Рудольф Лейс. В 1918 году с семейством уехал в Сибирь. Этот хутор находился влево от хутора Юргенсон, раньше в 60 – е через него ездили в Кичуг на тракторе ДТ 54. По сей день сохранились глубокие ямы – колеи. Хутор тогда уже состоял из небольших полянок, а сейчас, наверное зарос.

№ 8. Хутор Лациус.

Он находился рядом с хутором Лейс. Лациус с женой и сыном Густавом в 1920 году уехали в Эстонию. Больше на нём никто не жил – зарос.

№ 9. Хутор Куммера.

И этот хутор был рядом с ранее названными. Хозяин Куммер Юрий с семьёй тоже уехал в Эстонию. Называли этот хутор ещё – «сухие полянки».

№ 10. Хутор Линде.

Хозяин Герман Линде с семьёй жил с 1909 года по 1926год. Куда уехали? На высоком холме возле этого хутора было открыто кладбище с 1911 года. На высоком месте – вправо на фото, в лесу, и находится это кладбище. Дальше в лесу – эстонское, ближе – славян. И только несколько захоронений на краю поляны. Хочется рассказать об этом благодатном месте. Возле пеньков и кочек созревает ранняя брусника. В логу кусты чёрной смородины – какой аромат от неё! Заросли калганова корня – охотники говорят, что медведь прежде, чем уляжется в берлогу, досыта наестся им – снимает всякое воспаление. И мужикам помогает. Быль – не анекдот. Одна женщина всё бегала на хутор, копала этот корешок для любимого и — он ушёл к молодой,  почуяв силу. Здесь водились и водятся глухари, были косачи – ещё в 60 – е годы были их токовища. Обходил владения свои и медведь — муравейник, лакомясь муравьиными личинками. В этих краях был и есть переход лосей. Вот такое это место благодатное. Сейчас это кладбище уже редко посещают потомки, больше ездят в Зарю.

Хутора по речке Альмеж

Все эти маленькие хутора уже не попали в перепись 1926 года. Жаль великих трудов переселенцев – раскорчевали вековую тайгу, окультурили землю, завели хозяйство и всё бросили в силу каких – то обстоятельств.

На хутор Линде переселились братья Рамп, что заставило бросить свой хутор напротив Вилла. Правда, недолго они тут жили. В 1931 году дом сгорел, и пришлось им вернуться на свой хутор.

№ 11. Хутор Кинталя.

На хуторе жила семья Кинталя Видрика. Два сына – Ян и Герман. Первый неизвестно куда уехал. Второй женился на Николаевой Анне и принял её фамилию. Вступили в колхоз. Старики умерли на хуторе. Герман с женой жили до 40 — года. Домик с хутора перевезли в Альмеж. После войны уехали в Эстонию. Не знаю, Герман воевал? После войны в этом домике жила Кузнецова Мария. На этом высоком хуторе есть ключ – холодная, вкусная вода.

№ 12. Хутор Казака.

Приехали из Эстонии два брата – Петра и Ян. Получили земельные наделы рядом. Разработали хутора. Но Петра с семьёй в 20 году уехал в Эстонию, бросив результаты своего труда. На хутор перешёл Станевич с семьёй — его хутор был, где был свинарник. Где – то в начале 30–х переехали в Альмеж, жили на казарме. Тяжёл был труд хуторян, наверно не всегда и оправдывался.

№ 14. Хутор Казака Яна.

Семья: жена, сын, который умер в 1916 году. Взяли на воспитание девочку Мюрк Хильду. Старики умерли на хуторе. Хильда вышла замуж, после войны уехала в Эстонию.

Стоит сказать, что и по сей день сохранились на хуторах Казака, Хейдова, Леокене остатки ям – погребов.

Хутора по речке Альмеж

Юрий Холопов.