Оптимизация без оптимизма

Как много новых слов вошло в наш лексикон за последние годы! Секвестирование, реструктуризация, оптимизация… Слова-то разные, да суть одна: сокращение, урезание – чаще всего по живому.

И касаются эти нерадостные перемены почему-то именно социальной сферы: культуры, образования, здравоохранения. Она, сфера эта, сжимается на глазах, как шагреневая кожа.

Очередная оптимизация нависла над центральной районной больницей поселка Опарино. Слово оптимизация означает процесс преобразования структуры трудового коллектива, который должен привести к повышению эффективности его работы.

Но вот оптимизма (то есть, бодрого жизнерадостного мироощущения, при котором человек верит в светлое будущее) среди медиков не наблюдается. Понять их можно: не до радости.

В последние годы, по словам главного врача Опаринской ЦРБ Сергея Владимировича Волдаса, ставка делается на оказание амбулаторно-поликлинической помощи. Что касается стационаров – по сравнению с федеральными нормативами в нашей области много лишних коек. Причем само руководство ЦРБ относительно уменьшения их количества ничего не придумывает — нормативы «спускаются» сверху, то есть из областного департамента, а туда — с федерального уровня.

На 1 января 2015 года в Опаринской больнице было 59 коек круглосуточного пребывания. Предстоит сократить 12 из них: 2 – в терапевтическом отделении, 5 – в хирургическом, 3 – в инфекционном, по одной – в детском и невролгическом. Остается 47 коек. По федеральным нормативам, и этого многовато, на нужный уровень выходит только хирургическое отделение – там остается 8 круглосуточных и одна дневная койка, их последующие сокращения уже не коснутся.

По другим отделениям до конца года возможен еще один этап оптимизации, в результате которого останется порядка 40 коек.

Еще 10-12 лет назад Опаринская ЦРБ располагала 215 койками. За прошедшие годы количество их сократилось в четыре раза. Конечно, сокращается и население в районе. Но не такими же темпами.

Что такое койка? Предмет неодушевленный. Ей, как говорится, не жарко – не холодно. Но за каждым сокращением коечного фонда следует сокращение медицинского персонала, которому не все равно, иметь работу или пополнить ряды безработных граждан.

Уменьшение штатной численности работников произойдет в терапевтическом, хирургическом отделениях. Сокращение коснется младшего и среднего медицинского персонала.

Скажется ли все это на количестве и качестве оказываемых медицинских услуг? Поживем – увидим. Но С. В. Волдас считает, что плановые объемы можно выполнять и на оставшихся койках, если они будут загружены на 100 процентов, а не пустовать.

Областной департамент здравоохранения делает ставку на оказание медицинской помощи населению через межрайонные центры. Но до этих центров еще нужно доехать, и не факт, что человека сей момент определят в палату – скорее запишут в очередь на койко-место, которая подойдет в срок до 30 дней (таков по нормативам срок ожидания госпитализации).

Логично предположить, что с развитием высоких технологий медицина в нашей стране должна приближаться к человеку – пусть не семимильными шагами, а малюсенькими шажочками, но приближаться. У нас же человек вынужден сам идти за медициной и отправляться на обследование, лечение, операцию за тридевять земель. Потому что – секвестирование, реструктуризация, оптимизация. Слова-то какие… нехорошие!