Не может быть забвения. Часть 6

Воспоминания племянницы Н. С. Громоздова Петуховой Татьяны Юрьевны (Кулеминой) — п. Опарино:

«Мое близкое знакомство с Николаем Степановичем Громоздовым началось осенью 1961 года, когда моя семья, это бабушка Кулемина Анна Ивановна, мама Кулемина Анастасия Николаевна и я (мне было 4 года) переехали из Нолинского района Кировской области в пос. Опарино. Жили мы в семье Громоздовых почти год. Моя бабушка Анна Ивановна являлась родной тетей Екатерине Михайловне, жене Николая Степановича. Оба супруга работали в Опаринской средней школе, Николай Степанович – директором, Екатерина Михайловна – учителем русского и литературы. Это были замечательные люди; прекрасные педагоги, добрые друзья, хорошие родственники.

Николай Степанович был достаточно строг, требовал дисциплину, порядок в школе был образцовый. Несмотря на его требовательность, в школе его любили. Выпускники тех лет, это Трубин Л.И., Трубин А.И., Жезлова Т.П., Погудин В.И., Боброва Р.М. и другие вспоминали о нем с большой теплотой.

Домашние очень любили Николая Степановича, а особенно мы, ребятишки. Это я, братья Трубины (соседи), Колотов Саша, сын друзей Колотовых Николая Александровича и Анны Гавриловны. Он уделял ребятне, в свободное от работы время, достаточно много внимания: играл с нами в спортивные игры, водил по грибы, читал книги, приучал к домашней работе. Одной из первых в районе в семье Громоздовых появилась немецкая овчарка Джек. Это был любимец всех, но если кого в дом впустит, без хозяина не выпустит. Сторож!

В 1964 году случилось несчастье: очень серьезно заболела Екатерина Михайловна. Труд педагога во все времена был достаточно трудным, а в то время, особенно. Дорог не было, но каждый месяц Екатерина Михайловна посещала своих учеников, помогала советом, подсказывала, спрашивала. А сколько сил и времени уходило на проверку тетрадей. Видимо, организм дал сбой и тетю Катю парализовало. Облоно пошло навстречу семье Громоздовых, и в конце 1964 года они переехали в г. Киров. Николай Степанович работал учителем в школе № 32 г. Кирова, а т. Катя уже больше на работу не вышла. До конца своих дней она боролась с недугом. Умерла она в 1989 году.

Николай Степанович был любящим мужем и добрым другом жене. Помогал по хозяйству, возил на своем маленьком автомобиле «Запорожец» на прогулку на реку, в лес за грибами и ягодами.

Громоздовы на природе

Громоздовы на природе

Громоздовы на природе

Громоздовы на природе

В их квартире всегда было много друзей, которых принимали с радушием. Николай Степанович и Екатерина Михайловна любили читать, у них была замечательная библиотека. С большой любовью Николай Степанович вспоминал военные годы. Он служил на юге: воевал на Малой земле, в Керчи. В последующем, пока позволяло здоровье, он ездил на встречи с однополчанами. Жаль, что не сохранились фото с этих встреч. Мне семья Громоздовых дала очень много: помогала морально и материально в годы учебы в институте (1974—1979 годы), да и в школьные годы, в каникулы я была частым гостем в их доме. Светлая память о Николае Степановиче и Екатерине Михайловне останется в моем сердце навсегда.

С уважением, Петухова Татьяна Юрьевна».

Воспоминания Кропотовой Маргариты Андреевны — учителя литературы Опаринской средней школы: .

«В 1945 году окончилась война. Опаленные войной фронтовики стали студентами учебных заведений. Николай Степанович Громоздов — студент Кировского педагогического института. Много лет он возглавлял нашу школу. Высокая требовательность к себе и жесткий спрос к педагогическому коллективу, справедливость и понимание — отличительные черты этого руководителя. Многопланова работа директора. Не только учебным процессом руководит директор, но и всеми хозяйственными делами.

Не было тогда четырехэтажного здания, учились в деревянном двухэтажном здании, отапливаемом печами. Каждый класс старшеклассников знал, где ждут его кубометры дров, уже привезенные на территорию школы. Вся разделка дров происходила в срок, в школе всегда было тепло. По инициативе Николая Степановича была построена шлакобетонная мастерская, гараж. Строили вместе со старшеклассниками. Тогда учеников в классе было по 35-40 чел. Школа была центром методической работы в районе. Учителя проводили открытые уроки, на некоторых уроках учителей из районов было больше, чем учеников в классе. Проводились интересные тематические вечера. Ставились театральные пьесы, не только в школе, но и на сцене в ДК. Выпускалась школьная газета «Щукарь».

Светлую память оставил о себе строгий и душевно щедрый Николай Степанович — справедливая личность и истинно порядочный. мужчина»

Учителя Опаринской СШ


Щеклеина, Кропотова, Ванеева


Щеклеины с детьми


Петр Арсентьевич

Вера Николаевна Шкаредная (Холопова), выпускница 1964 года (г. Симферополь): «Николая Степановича прекрасно помню и очень хорошо, что Вы решили о нём написать. Сейчас остаётся только сожалеть, что мы в своё время не интересовались такими людьми, не спрашивали их ни о чём. Молоды, глупы... В школе он относился ко мне по-отечески строго, но с доверием. Я была в комитете комсомола, отвечала за культмассовый сектор. И все вечера согласовывала с ним. Но и спросить мог по полной. Его побаивались, но и очень уважали.

О нашей встрече в Крыму Это было в 1975-76 году. Выхожу из автостанции в Нижнегорске и вижу — он идёт по площади. Сначала опешила, побежала следом. Говорю, Николай Степанович, Вы меня не узнаёте? Это Вера Шкаредная. Обнялись. А вечером ездили к нему в Изобильное, он там отдыхал у друзей. Говорили, вспоминали Опарино, школу. Он жил уже в Кирове. Не знаю, что ещё написать. Столько лет прошло, многое из памяти стёрлось. Если будут вопросы, отвечу. Удачи.Вам».

Наталья Щеклеина (Швецова): «Николай Степанович прошел всю войну и потерял ногу, у него был протез. Он очень любил детей, но своих им Бог не дал. Мама рассказывала, что руководитель он был очень строгий, но справедливый!»

Людмила Погудина: «Дорогие моему сердцу имена: Николай Степанович, Екатерина Михайловна, Пётр Арсентьевич и Зоя Николаевна Щеклеины, как много связано с ними в школьной и трудовой жизни! Всех помню и люблю».

Племянница Ольга Паутова (Опарино) «Его боевой путь был длинный. И после войны, раненый, он изготавливает себе протез, поступает в институт и учится там, с отличием заканчивает и столько лет работает. В голове не укладывается, сколько сил моральных и физических надо иметь! Наверное, поэтому и победили в этой войне, что такие люди были устойчивые и крепкие.
Мама рассказала, что дядя Коля участвовал в боях за Севастополь, тонул в Черном море, но выплыл. Работая уже в Кировской школе №32, ездил на экскурсию с ребятами в Крым, были в Севастополе и видели мемориал, сделанный в честь его дивизии, освобождавшей Севастополь от немцев

Памятная доска дивизиям, в т.ч. 227сд

Кстати, дядю Колю характеризуют как очень строгого, Я тогда была ребенком и строгости не чувствовала с его стороны. Меня к нему тянуло как магнитом. И его, и тётю Катю любила. Когда они приезжали в гости, прыгала до потолка. Я с дядей Колей ходила к его друзьям( Колотовым, Мамонтовым, Щеклеиным – может, еще к кому, но не помню). Он меня всегда за руку держал, с ним рядом очень комфортно было. На коленях у него любила сидеть, но часто спрашивала, не устали ли ноги у него, а он отвечал, что так как у него нога из протеза, то она никогда не устанет. Он был душевным человеком, имел много друзей, умер в 1980 году, но по сей день его ученики, сослуживцы часто вспоминают его как достойного уважения и вечной памяти человека».

Татьяна Котельникова (Скрябина), выпуск 1964 года, г. Сыктывкар: «Василий, я рада, что тебе что-то удалось узнать. Да, Вера права. Стеснялись, боялись... Вот дураки! Как завидишь, что Николай Степанович едет на мотоцикле, сразу бежишь куда-нибудь скрыться, вдруг он остановится и что-нибудь спросит. А ведь он был очень добрым на самом деле и справедпивым. Жалел нас по-отечески. После выпуска он всех хорошистов, кто не прошёл по конкурсу в институты, трудоустроил. А именно по его рекомендации мы разъехались по деревням и сёлам в восьмилетние школы учителями. Я, например, очень хорошо училась, но не прошла по конкурсу в мединститут, и по его просьбе РОНО (заведующий Лебедев А.А.) меня натправило в Стахановскую школу, где я, поработав год учителем немецкого языка, потом закончила с красным дипломом иняз в Свердловске и, став учителем, ни разу не пожалела! По сути дела, он дал мне путёвку на всю жизнь.А я его даже не поблагодарила».

Василий Дударев:

«Николай Степанович был строгим человеком, в школе. Жил он на улице Колхозной. Приезжал на мотоцикле в гости к моим родителям. Возле школьного спортзала была лазейка в заборе со стороны ул.Ленина. И мы, чтобы сократить путь в школу, лезли через поломанный забор, особенно если опаздывали. Однажды в сентябре Николай Степанович утром стоял в этом месте и делал выговор нарушителям порядка. Я вовремя заметил его и прошел стороной. Был другой случай: пожар в школьном гараже, виновников нашли, они из выпускного класса оказались. На школьном собрании На школьном собрании Николай Степанович сказал, что надо дать шанс им исправиться и не передавать дело в суд».

Не может быть забвения. Часть 1
Не может быть забвения. Часть 2
Не может быть забвения. Часть 3
Не может быть забвения. Часть 4
Не может быть забвения. Часть 5

Окончание следует...