Настоящее кидалово

Комментарий к сообщениям в «Опаринской сороке» «Точка кипения» 6 сентября и «Забастовка приостановлена» 9 сентября 2015 года.

Мне бы не хотелось выступать в роли адвоката какой-либо из сторон, ибо виновны обе стороны конфликта. Поэтому займу роль посредника между участниками спора, то есть сторону закона, каким бы он ни был — плохим или хорошим. Но он есть, и его должны уважать и исполнять и подрядчик – главный виновник конфликта, и работники, не получившие зарплату, и правоохранительные органы, и прокуратура, и тем более руководство района, которое для того и избрано, чтобы стоять на защите законных прав и жизненных интересов жителей Опарино и Опаринского района. Как видим из случившегося, оно эту обязанность в полном объеме не исполняет.

Было бы наивно полагать, что в администрации района нет юристов, которые должны были подсказать уволенным дорожным строителям пути законного разрешения вопроса о получении заработной платы. К тому же, и сам глава района Л.И.Ершов – юрист и должен знать назубок административное, гражданское, трудовое и уголовное право. А он приехал, посмотрел и уехал. Хотя другой на его месте попытался хотя бы вникнуть в суть вопроса о невыплаченной зарплате.

При прочтении информации «Точка кипения» у меня возникла масса вопросов. Не ясно: до какого времени работали опаринские дорожники в ООО «Интердорстрой»? И если они получили уведомления о расторжении трудовых договоров из ООО «Нерудстроя», то это и есть подтверждение того, что данная организация является правопреемником «Интердорстроя» со всеми вытекающими отсюда обязательствами, в том числе и по выплате неполученной заработной платы. Но сохранили ли опаринцы эти уведомления, ведь они – единственный документ, по которому можно требовать выплату неполученной заработной платы от ООО «Нерудстроя», так как, видимо, работали по трудовым договорам без оформления трудовых книжек.

Все здесь в каком-то неопределенном времени: «Изначально людям обещали рассчитаться с долгами, когда будет продан щебень». Кто обещал, есть ли письменные подтверждения такого намерения или только слова, которые, как известно, к делу не подошьешь. И совсем удивительно, люди идут на так называемую «забастовку» (читай информацию «Забастовка приостановлена» — 9 сентября), не проверив свои лицевые счета: «Предварительно дорожники проверили, не были ли переведены средства на их зарплатные карты. Деньги работодатель не перечислил». Странным образом складываются и дальнейшие события. Прокурор, который принимал 5 сентября участие в переговорах, вдруг ушел в отпуск. Но ведь на прокуратуру в связи с этим никто замок не повесил, обязанности прокурора, видимо, исполняет его заместитель или старший помощник. Но «забастовщикам» почему-то оказалось достаточно пояснения: прокурор в отпуске и «…поэтому отправились к главе района Ершову Л.И.» И что?

Конечно, прокуратура исполнила часть своих обязанностей, обратилась в суд за защитой интересов дорожников-строителей. Суд определил к выплате 390 тысяч рублей. Возникает вопрос, когда состоялось такое решение суда и определен ли в нем срок, согласно которому подрядчик должен был выплатить долг работающим? Отсюда сам собой вытекает вопрос: почему на месте «происшествия» оказались все действующие лица: «Приезжал прокурор, глава района, руководство ОП «Мурашинское» и нашего отделения полиции». А должен был приехать один судебный пристав и описать или арестовать имущество подрядчика, не исполняющего решение суда. Но о судебных приставах никто не вспомнил, потому что никто не подсказал рабочим, что этот долг можно оформить исполнительным листом. Это мог сделать и суд, Это могла сделать и прокуратура. Но прокурор в отпуске… Вместо этого дорожников «…приглашают в отделение полиции, где вновь предложили действовать в рамках закона. Во второй раз были получены объяснительные от каждого принимавшего участие в акции протеста». Когда же и по какому поводу были взяты первые объяснительные со строителей дороги в отделении полиции? Хотя бы какого числа. И есть ли на руках у так называемых забастовщиков копии этих объяснительных, зарегистрированных соответствующим образом в отделении полиции? Далее я объясню: почему.

А теперь предстоит детальный разбор по принципу: кто виноват? Не могу обвинять людей в сложившейся ситуации, хотя они сознательно шли на то, «что зарплату получали официально, а вторую — в конвертах, говорят «белую» не видели с мая 2015 года, «черную» — сентября прошлого». Не могу обвинять людей, потому что их в такие условия поставило наше родное государство. Опарино – это его отражение: работы нет, производства хиреют и закрываются, люди уезжают, а те, кому трудно сорваться с насиженного родного гнезда, готовы на любую кабалу. Другого слова подобрать не могу. Это надо же набраться такого терпения, чтобы трудиться без зарплаты и молчать. Согласно статьи 142 Трудового Кодекса РФ «Ответственность работодателя за нарушение сроков выплаты заработной платы и иных сумм, причитающихся работнику» записано: «В случае задержки выплаты заработной платы на срок более 15 дней работник имеет право, известив работодателя в письменной форме, приостановить работу на весь период до выплаты задержанной суммы». Конечно, о «черной» зарплате, которой опаринцев сманило ООО «Интердорстрой», говорить не приходится. Ее не было, нет и не будет. Бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Каким документом оговорена такая форма оплаты труда? В законодательстве она отсутствует, а в жизни присутствует, как манна небесная.

Теперь о самом термине «забастовка». Действия обманутых строителей никоим образом не подпадают под эту такую удобную для многих статью. Забастовка согласно статьи 398 ТК РФ – это временный добровольный отказ работников от исполнения трудовых обязанностей (полностью или частично) в целях разрешения коллективного трудового спора. На какую забастовку могут выйти безработные, не получающие зарплату люди? И по какому поводу с них требуют объяснительные в отделении полиции? Или там разучились чтить и исполнять закон? А если дорожники наберутся смелости и обжалуют действия полиции в прокуратуре или суде? Да, работающие в соответствии со статьей 37 Конституции Российской Федерации имеют право на забастовку как способ разрешения коллективного трудового спора. Это подтверждено статей 409 ТК РФ. Но для того, чтобы выйти на забастовку, необходимо пройти много организационных процедур. Не буду их описывать. Смотрите приложение.

Так была ли забастовка? Однозначно, забастовки не было. Безработные не могут бастовать. Это был пикет, о чем сказано и в сообщении «Точка кипения» от 6 сентября: «Пикетчикам предложили проехать для дачи показаний». Пикетирование – форма публичного выражения мнений, осуществляемого без передвижения и использования звукоусиливающих технических средств путем размещения у пикетируемого объекта одного или более граждан, использующих плакаты, транспаранты и иные средства наглядной агитации. Пикет – группа людей, выступающая для выражения какого-либо протеста. Проведение одиночного пикета не требует согласования с властями. Вот почему я пытаюсь выяснить вопрос: когда обездоленные дорожники писали свои первые объяснительные в отделении милиции и когда начали стучаться в дверь районного руководства? А самое главное, написав объяснительные и побывав у главы района, оставили ли они на его столе официально зарегистрированное уведомление о проведении очередного пикета на опаринской базе ООО «Нерудстроя»? Если они этого не сделали, то их заявление: «…будем отстаивать свои права всеми доступными способами», так и останутся словами. И настоящее кидалово, о котором говорят дорожники, и в дальнейшем будет иметь место. Надо учиться защищать свои права.
Как некая законодательная подсказка — выдержки из Трудового Кодекса. Воспользуйтесь ими в свое благо. Болеющий за вас

Николай Шкаредный.

Необходимые дополнения

ТК РФ, Статья 413. Незаконные забастовки
Путеводитель по кадровым вопросам. Вопросы применения ст. 413 ТК РФ
В соответствии со статьей 55 Конституции Российской Федерации являются незаконными и не допускаются забастовки:

а) в периоды введения военного или чрезвычайного положения либо особых мер в соответствии с законодательством о чрезвычайном положении; в органах и организациях Вооруженных Сил Российской Федерации, других военных, военизированных и иных формированиях, организациях (филиалах, представительствах или иных обособленных структурных подразделениях), непосредственно ведающих вопросами обеспечения обороны страны, безопасности государства, аварийно-спасательных, поисково-спасательных, противопожарных работ, предупреждения или ликвидации стихийных бедствий и чрезвычайных ситуаций; в правоохранительных органах; в организациях (филиалах, представительствах или иных обособленных структурных подразделениях), непосредственно обслуживающих особо опасные виды производств или оборудования, на станциях скорой и неотложной медицинской помощи;

б) в организациях (филиалах, представительствах или иных обособленных структурных подразделениях), непосредственно связанных с обеспечением жизнедеятельности населения (энергообеспечение, отопление и теплоснабжение, водоснабжение, газоснабжение, авиационный, железнодорожный и водный транспорт, связь, больницы), в том случае, если проведение забастовок создает угрозу обороне страны и безопасности государства, жизни и здоровью людей.

Право на забастовку может быть ограничено федеральным законом.
Забастовка является незаконной, если она была объявлена без учета сроков, процедур и требований, предусмотренных настоящим Кодексом.

Решение о признании забастовки незаконной принимается верховными судами республик, краевыми, областными судами, судами городов федерального значения, судами автономной области и автономных округов по заявлению работодателя или прокурора.

Решение суда доводится до сведения работников через орган, возглавляющий забастовку, который обязан немедленно проинформировать участников забастовки о решении суда.

Решение суда о признании забастовки незаконной, вступившее в законную силу, подлежит немедленному исполнению. Работники обязаны прекратить забастовку и приступить к работе не позднее следующего дня после вручения копии указанного решения суда органу, возглавляющему забастовку.

В случае создания непосредственной угрозы жизни и здоровью людей суд вправе неначавшуюся забастовку отложить на срок до 15 дней, а начавшуюся — приостановить на тот же срок.

В случаях, имеющих особое значение для обеспечения жизненно важных интересов Российской Федерации или отдельных ее территорий, Правительство Российской Федерации вправе приостановить забастовку до решения вопроса соответствующим судом, но не более чем на десять календарных дней.

Статья 142 Трудового кодекса РФ. Ответственность работодателя за нарушение сроков выплаты заработной платы и иных сумм, причитающихся работнику

Работодатель и (или) уполномоченные им в установленном порядке представители работодателя, допустившие задержку выплаты работникам заработной платы и другие нарушения оплаты труда, несут ответственность в соответствии с настоящим Кодексом и иными федеральными законами.

В случае задержки выплаты заработной платы на срок более 15 дней работник имеет право, известив работодателя в письменной форме, приостановить работу на весь период до выплаты задержанной суммы.

Не допускается приостановление работы:

  • в периоды введения военного, чрезвычайного положения или особых мер в соответствии с законодательством о чрезвычайном положении;
  • в органах и организациях Вооруженных Сил Российской Федерации, других военных, военизированных и иных формированиях и организациях, ведающих вопросами обеспечения обороны страны и безопасности государства, аварийно-спасательных, поисково-спасательных, противопожарных работ, работ по предупреждению или ликвидации стихийных бедствий и чрезвычайных ситуаций, в правоохранительных органах;
  • государственными служащими;
  • в организациях, непосредственно обслуживающих особо опасные виды производств, оборудования;
  • работниками, в трудовые обязанности которых входит выполнение работ, непосредственно связанных с обеспечением жизнедеятельности населения (энергообеспечение, отопление и теплоснабжение, водоснабжение, газоснабжение, связь, станции скорой и неотложной медицинской помощи).

В период приостановления работы работник имеет право в свое рабочее время отсутствовать на рабочем месте.

Работник, отсутствовавший в свое рабочее время на рабочем месте в период приостановления работы, обязан выйти на работу не позднее следующего рабочего дня после получения письменного уведомления от работодателя о готовности произвести выплату задержанной заработной платы в день выхода работника на работу.