МЫ — КУЗНЕЦЫ! Часть 2

В начале 1944 откомандировали Виталия Шубина в 38-ю армию, которой в то время командовал генерал-полковник Кирилл Семенович Москаленко.

Пока добирался до части, сопровождавший боевое пополнение молоденький лейтенант рассказывал о боевых заслугах командующего. Родился Кирилл Москалёв (настоящая фамилия командарма Москаленко, — Н.Ш.) в 1902 году в крестьянской семье в селе Гришино Екатеринославской губернии (ныне Донецкая область, — Н.Ш.). При захвате губернии войсками Добровольческой армии А.И.Деникина, как бывший ревкомовец, из-за угрозы казни скрылся. После занятия села Красной Армией в августе 1920 года вступил в ее ряды. Рядовым бойцом в составе Первой Конной брал Перекоп, воевал против П.Н.Врангеля и атамана Н.И.Махно. Великую Отечественную войну Москаленко встретил в должности генерал-майора. Бригада под его руководством участвовала в тяжелых боях в районе Луцка, Владимир-Волынского, Ровно, в обороне переправ через Припять, Днепр, Десну. В октябре 1943 года Москаленко принял 38-ю армию. С ней в составе 1-го Украинского, 2-го Украинского и 4-го Украинского фронтов освобождал Киев и Западную Украину. «За героизм и мужество, проявленные при форсировании Днепра, — закончил свой рассказ говорливый лейтенант, — Кириллу Семеновичу Москаленко присвоено звание Героя Советского Союза. Поэтому прошу вас, ребята, не подведите нашего командарма». Ребята не подвели.

На одной из переправ во время Моравско-Остравской наступательной операции фашисты, прорвав оборонительный плацдарм, прорвались к реке. Прорыв был настолько неожиданным, что бойцы даже не успели развернуть орудия. В этот момент прозвучала команда: «К бою!» Виталий Шубин с сослуживцами взялись за автоматы, одновременно вели бой и переводили зенитки на прямую наводку. Почему-то в этот миг пришли Виталию на ум эти старые слова: «Недолог час – огнем объятый, великий, славный грянет бой. И всех врагов с земли проклятых сметем мы бурною волной». Может, он вспомнил эти строки потому, что река, как и неожиданно завязавшийся бой, бушевала и от шального ветра, и от снарядов и бомб. Ему почему-то подумалось: если нарисовать ад, так вот он – рядом. Смелость и решительность охранного подразделения решила исход этой схватки, враг не смог захватить переправу. Иначе воевать гвардейцы не умели! Но мы оставим на некоторое время боевые действия. И после Победы война для него не будет закончена. И через огненное Закарпатье ему придется пройти с оружием в руках еще раз.

А мы пока перелистаем страницы мирной жизни сельского паренька Виталия Шубина. В колхозах, как известно, Трудовых книжек не выдавали. Да и на предприятиях их не спешили оформлять. Пример тому Трудовая книжка Виталия Павловича Шубина. До сих пор бытует мнение, что это сугубо личный документ, который нужен человеку только для того, чтобы сохранить трудовой стаж и своевременно, без особых хлопот, оформить пенсию. Но это далеко не так! Записи в Трудовой книжке могут о многом рассказать, подтвердить или опровергнуть события и даты, связанные с жизнью самого человека, поселка или города, района и даже области. Прочитав записи в Трудовой книжке В.П.Шубина, вы сами убедитесь в этом. Трудовая книжка Виталию Павловичу оформлена 10 октября 1951 года, а первая запись в ней сделана от 3 ноября 1949 года: «Принят в Моломскую МТС в качестве тракториста». Несколько смущает следующая запись от 31 января 1952 года: «Переведен комбайнером самоходного комбайна. Инспектор по кадрам Ефимова». На дворе зима, а его на комбайн. Выходит правильно жил русский человек: сани готовил летом, а телегу зимой! И вот, наконец, та запись, с которой мы начали наш рассказ о Виталии Павловиче: «5.III.1952. Переведен на работу в ремонтную мастерскую кузнецом. Инспектор по кадрам А.Шубина».

Виталий Павлович Шубин

Здесь мне придется сделать еще одно отступление. После войны здесь, в Моломе, нашел гвардии сержант Виталий Шубин свою судьбу – Аннушку. Кое-кто пытался его остановить: «Так она же была осуждена». «Да, была, — ответила Анна на его вопрос. – В войну, сам знаешь, как было с хлебом. Картофельные очистки варили. Грамотных-то в деревне было немного, вот и пристроил меня председатель на зерноток учетчиком. По годам-то меня в лес не отправишь, а тут тоже человек нужен. Не знаю, как получилось, при передаче на складе зерна не хватило. Осудили, а потом оказалось, что зерна нам просто не довезли. Где-то дорогой возчики часть зерна умыкнули, а я, дура, не глядя бумаги о приемке подписала. Ведь все жили на веру, даже избы не запирали. Когда все это прояснилось, пришла в лагерь эта радостная весточка. Отпустили меня домой. Правда, никто за это передо мной не извинился. Да и мне не до извинений было, свобода и честь – они дороже. Вот оно как все вышло. Только это слово «осужденная» нет-нет, да и всплывет, как топляк на реке». Сошлись Шубины тихо, без особых церемоний. Так стала инспектор по кадрам Анна Николаевна — Шубиной. Это она первой в Трудовой книжке мужа «кузнечную» запись сделала. Подстать была и их совместная жизнь и судьба.

А дальше все было так, как я говорил выше: пошли не просто записи, а сама история Моломы. «30.VII.1953. В связи с реорганизацией РТС переведен в филиал Красносельской РТС». «13.VIII.1959. Переведен заведующим МТМ – машинно-тракторной мастерской». «1.XII.1959. В связи с упразднением района переведен в Мурашинскую РТС». «19.XII.1959. Освобожден от работы в связи с продажей филиала колхозу». «21.XII.1959. Принят на работу согласно договора в колхоз «Красный Октябрь» заведующим мастерскими». «13.X.1960. Принят на работу в Белгородскую ЛЗК (лесозаготовительная контора базировалась на станции Вазюк, — Н.Ш.) в качестве слесаря». «22.IV.1961. Переведен механиком по ремонту».

Все лето Виталий Павлович готовил в гараже трактора и имеющийся автопарк к зимней вывозке древесины из кузюгских делянок. А когда в сентябре подъехали из белгородских колхозов водители и приняли машины, пошел к начальнику Николаю Никитичу Новоселову с заявлением, поспросил перевести его в ремонтную службу. И снова Виталий Павлович стал слесарем с небольшой приставкой – медник.

На этом моломский рассказ о кузнеце Виталии Павловиче Шубине окончен, а впереди новые страницы боевой и трудовой биографии вятского парня с реки Моломы.

В июле 2012 года на вотчине Деда Мороза в Великом Устюге проходил конкурс-фестиваль «Кованое Солнце», в котором принимали участие лучшие кузнецы Северо-Запада России. Два дня мастера ручной ковки демонстрировали свое умение работать с огнем и металлом. Абсолютным победителем пятиборья стал молодой кузнец Кузницы Деда Мороза Игорь Короткий — на снимке. Он позволил мне повторить его работу – изготовить на счастье кованое сердечко. Сегодня оно, как оберег, висит над моим рабочим столом.

Виталий Павлович Шубин

Николай Шкаредный.
Продолжение следует...