«Мы – Белозёровы»

Мой случайный собеседник – Александр Викторович Белозёров. Его отец Виктор Иванович родился в 1936 году в деревне Богатиково нашего района. Затем семья перебралась в Вотяковскую.

В детстве Александр часто приезжал в гости к бабушке – сначала в деревню, затем в Опарино, куда та переехала. Звали ее Клавдия Ивановна Белозерова. Она была вдовой участника Великой Отечественной войны, инвалидом (не было левой руки по локоть). Может быть, кто-то из старожилов её еще помнит.

Александр Викторович Белозёров

Сам Александр родился уже в Саратове, где сейчас  живет семья Белозеровых. Но с детских лет влюблен он в природу наших северных мест, в людей, которые здесь живут. И горько сожалеет о том, что деревня Вотяковская исчезла.

«Еще стоят заброшенные дома, – говорит он. – А людей нет».

Он навещает родные места при всякой возможности. В прошлом году побывал в Шадрино, когда там только что освятили церковь. Ее восстановили усилиями местных жителей. Александр – художник, архитектор, реставратор, занимается именно восстановлением старых храмов. Поэтому ему захотелось сделать что-то и для храма, возродившегося на шадринской земле.

Отец Александра тоже художник, как и младший брат Валентин. В Саратове в последнее время они втроем работали по экологической программе «Родники», восстанавливая и обустраивая естественные водоисточники в окрестностях города и по области.

Рассказывая о том, чем он занимается, Александр часто употребляет местоимение «мы». А на вопрос, кто это «мы», отвечает гордо: «Мы – Белозеровы».

Вся семья (точнее, мужская ее часть, потому что мама Александра Тимофеевна учитель) занимается художественным творчеством, оказывая большую помощь храмам по всей России. Сейчас Александр принимает участие в создании «Русской слободы» под Тольятти. Это – часть молодежной православной программы по воссозданию на Руси ста богатырских застав. Занимается этим иеромонах Феоктист.

Предки семьи в Опаринский район приехали из Белозерска – города, расположенного на берегу Белого озера на севере Вологодчины. Александр изучает свою родословную и знает, что привело его предков на опаринскую землю.

«Иона Григорьевич, мой прадед, был священником. В начале ХХ века с Вологодчины его направили в Опаринский район для просвещения переселенцев», – рассказывает он. И теперь понятно его стремление сделать что-то именно для церкви в Шадрино.

Александр – человек верующий. Но к Богу пришел уже в зрелом возрасте, вполне осознанно.  «И через трагедию своей жизни», – добавил он. Какую – спросить было неловко.

«Чтобы церковь в Шадрино действительно возродилась, там должен быть батюшка, – продолжает Александр. – Я писал письмо в епархию, но ответили, что пока такой возможности нет.

Но чтобы люди приходили помолиться в храм по праздникам, его нужно привести в достойный вид. Он очень хорошо сохранился, несмотря на то, что зданию более ста лет.

Я приезжал в прошлом году не просто поглазеть, а сделал обмеры церкви, помог водрузить крест на купол. На чердаке обнаружили четыре подлинных иконы, одна из них – «дьяконские врата». Сохранилась и часть резного иконостаса. Важно, чтобы к храму тянулись люди. Многие спиваются, не находя в жизни опоры. Ею  может стать церковь».

После изготовления рабочих чертежей Александр планирует найти спонсоров, готовых вложить деньги в реставрацию церкви в Шадрино.

Еще Белозеровы мечтают установить в Шадрино новый памятник землякам, погибшим в годы войны. Там есть небольшой обелиск, увенчанный звездочкой. Но Виктор Иванович сделал эскиз с военной символикой. Орден Красной звезды  диаметром в полметра уже готов. Отделка железобетонной плиты в форме креста будет выполнена речными камешками. Большую часть работ Белозеровы готовы сделать  бесплатно, даже доставить памятник на место и смонтировать его.  Выбрано и место – напротив церкви.

В этот же день Александр Викторович выехал в Стрельскую, чтобы встретиться с главой поселения и обговорить все вопросы. Ведь, помимо всего прочего, нужно узнать мнение жителей. Он надеется, что с Божьей помощью у него все получится.

Татьяна Тунгусова.
Фото автора и Степана Настюка.