Мое тревожное детство. Окончание

Продолжение. Начало в номерах от 24 августа, 30 августа, 07 сентября, 13 сентября, 21 сентября, 28 сентября, 06 октября, 11 октября, 19 октября, 26 октября, 02 ноября, 16 ноября, 23 ноября, 30 ноября, 07 декабря, 14 декабря

Прощальный митинг на станции Опарино

Ровно в 11 часов председатель штаба товарищ Аден и члены оргкомитета пригласили всех к штабному вагону и объявили прощальный митинг открытым. Было предоставлено первое слово председателю Опаринского поселкового совета. Он сердечно поблагодарил всех отъезжающих за хорошее отношение к совместной жизни, крепкую дружбу с бывшими соседями и пожелал спокойного путешествия и хорошей жизни на новом месте.

Рудольф Дцен от имени отъезжающих сказал слова благодарности председателю поселкового совета за содействие в прежней жизни и за помощь по организации переезда.

Особо теплые слова были сказаны всем тем людям, кто пришел на наши проводы.

Выступило также несколько мужчин-отъезжающих со словами благодарности к своим бывшим соседям и знакомым.

После окончания митинга все были приглашены к большому столу, где началось очень теплое прощание с выпивкой и хорошей закуской.

Во время прощания, когда большинство выпило и закусило, грянул музыкальный концерт, примерно за полчаса до намеченного отхода поезда. Музыка тронула сердца людей, многие плакали, обнимались и целовались, когда заиграла трогательная музыка, похожая на музыку известного польского композитора Огинского «Прощание с Родиной».

Я и сейчас вспоминаю с грустью эти траурные минуты с влажными глазами. Особенно трогательным было прощание с Сашей, который оставался один представителем нашей семьи в Опарино. Все мы прослезились, особенно мама, но отец успокоил всех нас и предложил взрослым, в том числе и Саше — на прощанье выпить по стопке водки. Выпив, закусив и крепко обнявшись и расцеловавшись с нами, Саша выпрыгнул из вагона и стоял рядом до тех пор, пока поезд не тронулся. Он шел рядом, пока успевал за поездом, все время помахивая нам рукой, а мы ему в ответ.

Как оказалось потом, мы прощались с ним навсегда. Вместе жить нам уже не пришлось.

Слез было пролито еще больше, когда была дана команда убрать праздничные столы, скамейки и началась посадка людей по вагонам.

За несколько минут до трогания состава машинист дал длинный, протяжный гудок и поезд ровно в 15.30 медленно тронулся с места

В это время оркестр продолжал свою прощальную игру, вызывая огромную грусть и страдания у тех людей, которые шли рядом с вагонами, медленно отставая по мере набирания поездом скорости.

Так очень трогательно и тяжело мы распрощались навсегда с нашим прекрасным краем, с очень добрыми людьми этого северного края.

Поезд, набирая скорость, все быстрее увозил нас из этих родных мест. Позади остались все люди, провожающие нас, и родственники, даже нам стало грустно.

Конец путешествия из Опарино

И вот, наконец, ранним утром, спустя две недели, поезд остановился в степи на небольшой захудалой станции Заглядино, около 60-70 километров от города Бугуруслана.

Как только люди вышли из вагонов и стали осматривать местность, куда мы приехали, сразу начались серьезные скандалы среди многих переселенцев. Даже мы, дети, были страшно огорчены, увидев, что до самого горизонта простирается почти безжизненная мрачная степь без единого дерева вокруг.

Многие женщины с детьми рыдали и потребовали от своих мужей, от организаторов переселения — немедленно возвратить их в родные места, покинутые ими обманным путем. В результате скандала действительно несколько семей тут же решили начать возвращаться назад, даже своим ходом, на лошадях, бросив все свое имущество в сараях местных жителей.

Но наша семья, во главе с отцом, решила добраться до конечной цели пункта переселения, а это в сторону от железной дороги, вглубь «голой» степи, порядка 60 километров.

Поселок Заглядино был достаточно большой, поэтому каждой семье, в том числе и нашей, удалось найти дом, хозяева которого охотно согласились принять за умеренную плату на временное хранение нашу мебель, инвентарь и другие вещи до нашего устройства на новом месте, им был также выделен неплохой сарай с хорошей крышей.

Была ранняя весна, не глубокие степные речки вскрылись, разрушились многие примитивные мосты и мы, переселенцы, на своих подводах, запряженных лошадьми, с коровами на привязи, двинулись в путь после нескольких дней отдыха у своих новых хороших хозяев.

Уложив нашу мебель, инвентарь и прочие вещи в арендованный сарай, хозяева дома пригласили нас на обед. Они оказались хорошими людьми, украинцами.

Взрослые близко познакомились и стали друзьями. Они обещали сохранить в целости все наше имущество.

Руководством было принято решение о том, что все переселенцы должны отдохнуть в течение двух дней, уложить на подводы необходимые вещи и приготовиться к многодневному путешествию.

Рано утром много десятков подвод вытянулись в длинную цепь, приготовившись к путешествию по раскисшей степи.

Наконец была дана команда, и мы двинулись в путь. Мы ехали три дня с большими трудностями, ночевали в деревнях, которые проезжали.
К счастью люди оказались добрыми и охотно предоставляли возможность переночевать и отдохнуть, даже угощали хорошей едой.

Мне запомнились отвратительные переправы через множество разлившихся речушек по примитивным, полуразрушенным мостам. Практически мы все были по пояс промокшими, но не унывали, а упрямо двигались вперед.

Прибытие в деревню Воздвиженка

Наконец, наша растянувшаяся колонна с усталыми людьми, где-то около полудня, въехала в деревню Воздвиженку, нашу последнюю базу в 4-х км от нашей земли, где нам придется обживаться и жить, строить новую жизнь.

Председатель сельсовета был заранее предупрежден телеграммой о дне нашего прибытия, поэтому жители деревни были заранее подготовлены к размещению многих семей.

Получилось так, что в течение нескольких часов под руководством местных активистов всем нашим семьям удалось найти временное жилье в деревенских домах до тех пор, пока переселенцы не обустроятся на своих землях.

Нашей семье удалось разместиться в старом доме с двумя комнатами и с хорошей кухней. Было выделено место в сарае для лошади и коровы. Было сообщено, где мы, переселенцы, можем пасти свою скотину. Это недалеко от деревни.

Руководством было принято решение всем переселенцам хорошо отдохнуть и первые выезды на свои земли осуществить после того, как земля высохнет и разлившиеся речки придут в нормальное состояние.

Была ранняя, прохладная весна, надвигались пасхальные праздники.