Мое тревожное детство. Часть 6

Продолжение. Начало в номерах от 24 августа, 30 августа, 07 сентября, 13 сентября, 21 сентября

Командировка отца и переселение в город Никольск

В глухой тайге Вологодской губернии, на высоком правом берегу красивой широкой реки Юг расположился небольшой уездный городок Никольск, куда в 1919 году мой отец, после возвращения с эстонского фронта, где он воевал за освобождение Эстонии от немецких оккупантов как коммунист, был командирован для организации производственных мастерских по ремонту различной сельхозтехники.

Вместе с отцом туда направилась вся наша семья — мама, брат Саша, сестра Оля и я. Отец убедил и своего брата Эдварда, хорошего слесаря, мастера на все руки, который тоже поехал с женой и с трехлетним сыном.

Так как до города Никольска от железнодорожной станции Опарино на железнодорожной магистрали Пермь — Котлас, где мы жили на хуторе в четырех километрах от станции Опарино, можно было в то время добраться только на лошадях, поэтому нас везли в течение трех — четырех дней на нескольких санях по красивому таежному пути, по восхитительной красоты таежной зимней дороге. Эта красота тайги помнится мне до сих пор.

С прибытием в город Никольск нас временно разместили в гостинице на центральной улице, где мы прожили около трех месяцев. Однако, к сожалению, в этот период серьезно заболела сестра Оля, и ее положили в городскую больницу, где мама проводила все дни ее болезни, возвращаясь в гостиницу только вечером. Я практически был один целый день, правда, отец приходил только обедать. К счастью, врачи быстро справились с болезнью, и через две недели мама взяла сестру домой.

Под организацию мастерских городские власти выделили хозяйственные здания бывшей церковной усадьбы. Там же были выделены нашим семьям приличные квартиры, принадлежащие ранее, очевидно, священнослужителям.

Помню, что отец и его брат с первых же дней развернули бурную деятельность по организации мастерских по ремонту сельскохозяйственной техники. Было принято на работу на первый период около 30 рабочих. С их участием были отремонтированы производственные помещения, изготовлены верстаки, получено через городской совет несколько металлорежущих станков и оборудование для кузницы. Практически в очень короткий срок в мастерских началась напряженная работа по ремонту различной сельхозтехники. От простой техники — плугов, борон, до сложной — сенокосилок, сепараторов и т.п.

Отец, будучи руководителем мастерских, сам работал рабочим. Ему помогали его брат и старший сын.

Началась нормальная жизнь в новых условиях. У меня скоро появились друзья, товарищи, с которыми мы все лето проводили на берегу реки Юг. Мы занимались рыбалкой, купались в чистой воде реки, ныряли с плотов, которые были причалены к берегу. Часто заплывали на обширный песчаный остров в середине реки, где загорали со многими жителями города на прекрасном пляже с очень чистым песком. Там часто наблюдали, как под милицейской охраной ежедневно не¬большая группа заключенных приходила к берегу для забора воды в деревянный бочонок, подвешенный на длинной жерди, переносимый на плечах двух заключенных.

Городская тюрьма располагалась против пляжа, недалеко от берега реки, на высоком берегу. Однажды, загорая на песчаном острове, мы услышали крики и выстрелы по заключенному, который сделал побег от своей группы. Бросившись в реку, он быстро поплыл к песчаному острову, где загорало и отдыхало много людей с детьми. Беглецу удалось быстро добраться до острова и, петляя между отдыхающими, перебежать его, переплыть второй проток реки и уладиться в лес на противоположном берегу. Охранник заключенных заставил их бегом вернуться в тюрьму, откуда была организована погоня за беглецом на верховых лошадях. Мы видели, как вооруженные милиционеры верхом на лошадях, вооруженные длинными пиками, быстро переправились через реку и исчезли в лесу. Через часа два они вернулись обратно, но без беглеца. Очевидно, ему удалось удачно скрыться от погони.

С этого дня заключенных приводили к реке уж с двумя милиционерами, один из них сопровождал заключенного до самой воды, готовый применить оружие при попытке побега.

С наступлением весны в мастерских развернулась интенсивная работа по ремонту сельхозтехники. Поломанную технику везли из ближних и дальних деревень в большом количестве. Весть о возможности отремонтировать поломанную крестьянскую технику и инвентарь, запаять отверстия в кастрюлях, мисках, заменить дырявое дно в ведре, отремонтировать любую вышедшую из строя технику и инвентарь, включая сепараторы для отделения сливок от молока, самовары, швейные машинки и многое другое — быстро распространилось по окрестным селам и деревням. Мастерскую завалили большим количеством работы.

Отцу пришлось нанимать дополнительно новых рабочих и обучать их слесарному делу. Отец, его брат и мой брат Саша целыми днями, до позднего вечера работали в мастерских

Отец был коммунистом с 1918 года, регулярно посещал партсобрания и принимал активное участие в партийной работе. Он был прикреплен к партъячейке, состоящей из коммунистов руководящего состава города.

Моя жизнь проходила беспечно, целыми днями на улице с друзьями по исполнению своих многообразных мальчишеских интересов.

В связи с этим следует особо отметить наши «путешествия» по старым строениям, по многим чердакам зданий, принадлежавших до революции церковной усадьбе, в отдельных зданиях которых разместились мастерские. Однажды, на одном из чердаков мы обнаружили большой «склад» различной красивой позолоченной церковной утвари, в том числе иконы, подсвечники, кресты, посуду, большие чаши, одежду священнослужителей и многое другое. В одном из темных зон чердака мы обнаружили мешки с мукой. О своей находке мы сообщили моему отцу, а он в горсовет и партбюро. Все эти предметы куда-то увезли, а о муке сообщили, что она в мешках протухла, испортилась и оказалась непригодной к еде.

Еще хочется отметить о небывалом явлении. Старожилы не помнили такого — это массовое переселение с противоположной стороны реки Юг из лесов, вплавь и через весь город многих тысяч белок. По какой причине — никто об этом не знал. Одна белка попала в нашу квартиру через открытую форточку и прыгала по всей квартире. Отец с большими трудностями поймал ее, но она прокусила ему палец. Несмотря на эту серьезную травму, он сумел сделать ей хорошую клетку, с вращающимся барабаном из прутиков.

Поместив ее в эту клетку и установив на открытое окно, мы с удовольствием наблюдали, как она много часов вращала этот барабан, стремительно бегая в ней по прутикам, стремясь убежать на волю. Было очень приятно наблюдать за этой бесполезной работой красивого зверька

Помню также, как руководство города организовывало воскресники по благоустройству города. Работникам наших мастерских и нам, членам семей, пришлось участвовать в работе по благоустройству центральной площади города, с посадкой деревьев и кустарников. Каждый член нашей семьи, в том числе и я с сестрой, тоже посадили по дереву. Уверен, что там вырос хороший парк, так как еще при нас все деревья прижились, и стали нормально расти.

Продолжение следует...