Мое тревожное детство. Часть 5

Продолжение. Начало в номерах от 24 августа, 30 августа, 07 сентября, 13 сентября

О коммунистах и эстонских добровольцах

Кроме ежедневной напряженной работы на своих хуторах многие переселенцы участвовали в большой общественной и профсоюзной работе. А наиболее сознательные хуторяне были активными коммунистами, в том числе и наш отец.

Брат Саша, старше меня на 5 лет, был активным комсомольцем, членом бюро райкома в поселке Опарино.

В Опарино размещался и партком во главе с освобожденным секретарем и его заместителем. Партсобрания проходили не реже одного раза в месяц.

В конце 1917 года коммунисты России обратились к коммунистам Эстонии с просьбой оказать помощь в изгнании из Эстонии немецких оккупантов, незаконно вторгшихся на их территорию. В связи с этим группа эстонских коммунистов Опаринского райкома партии написала заявления (каждый в отдельности) о добровольной посылке их в Эстонию в помощь по изгнанию немецких оккупантов. Записался и наш отец. Группа эстонских коммунистов из Опаринского райкома получила одобрение горкома, согласованное с обкомом партии и с ЦК в Москве. После этих формальностей добровольцы через Москву выехали в Эстонию, в отряд эстонского командира тов. Анвельта Вся боевая группа из эстонских добровольцев под командованием Анвельта была включена в моторизированное подразделение, состоящее из грузовых, легковых автомобилей, мотоциклов и другой техники.

Отец с группой квалифицированных слесарей и автомобилистов, хорошо знающих эту технику, обеспечивали нормальную работу этой техники. Военные действия по изгнанию немецких оккупантов из Эстонии, вели регулярные воинские подразделения эстонской армии, но силы были недостаточны. Добровольцы из России выполняли только вспомогательные функции в тылу.

Эстонская армия имела неплохие успехи, освободив значительные районы своей страны от немецких оккупантов. Немецкое командование, увидев успехи эстонской армии, решило усилить свои силы, подбросив сюда дополнительные, свежие военные силы. Началось новое широкое наступление. В связи с этим командованием добровольческих сил было принято согласованное решение — демобилизовать свои силы и вернуть всех добровольцев домой, в Россию, с целью исключения напрасных жертв.

Весной 1918 года опаринские эстонские добровольцы вернулись домой, в том числе и наш отец.

Встреча была трогательной, радостной и интересной. Несколько вечеров отец рассказывал нам о своей трудной и опасной жизни в Эстонии и об истинных причинах неудач эстонской армии.

С этого момента в нашей семье началась нормальная, но тяжелая жизнь для всех членов нашей семьи, в том числе и для меня с Ольгой. Я пас скотину, а Ольга отвечала за то, чтобы около дома и хозяйственного сооружения не было кур. Они должны были находиться в красивом овраге, между домом и хозяйственным сооружением. Питания для кур в овраге было в обилии в виде червяков, различных букашек и жучков, и много ягод

К нашему удивлению, вскоре по решению партийной организации обкома наша жизнь резко изменилась в связи с командировкой отца в уездный город Никольск, расположенный далеко в тайге, на берегу широкой реки Юг, впадающей в Северную Дайну

Отец со всей семьей и со своим братом направлялись туда для организации в городе нового предприятия по ремонту сельскохозяйственной техники и инвентаря для ближайших деревень и сел.

Продолжение следует...