МНОГО НЕ БЫВАЕТ, часть 1

Виктор Александрович лазал по Интернету. На одном из сайтов наткнулся интервью известной актрисой Б. Говорилось что-то о моде, умении себя подать. Всё это было пропущено мимо сознания, а вот последнее, рассуждение о счастье, Виктора заинтересовало. Особенно его удивил вывод многознающей служительницы муз: «Счастья много не бывает: за всю свою жизнь человек награждается несколькими минутами подлинного счастья — 12, 16, самые удачливые — до 22 минут, не больше, а некоторые не получают ничего».

Виктор Александрович перестал стучать по клавишам: его не совсем уж отстойная, как он считал, эрудиция не слыхивала такой несуразности, как оценка счастья в минутах. С другой стороны он часто видел в литературе и слышал в искусстве, которое сейчас «шоу»: «минута счастья», «счастливые минуты». Но там встречались «счастливые дни», даже месяцы и годы.

Совсем дезориентировавшись, он попытался осмыслить просмотренное. Жестко-энергичные губы актрисы непререкаемым голосом Левитана вещали: «22 минуты – не более…» Мысли туго ворочались в старой голове, забитой хламом увиденного, прочитанного, пережитого за 80 с гаком лет.

Ну, кто не получил ничего – таких он знает много: большинство ребят поколения 1923-27 годов рождения, учеников из его 7-го класса ШКМ небольшой северной деревушки, затерявшейся в вятских лесах, не вернулось из боев Великой войны. А вот кто «отхватил» по 12, 16 минут, было не очень ясно.

Но больше всего он не согласен был насчет предела в 22 минуты. Как же так? Сейчас столько «новых русских», которые утопают в «зелени» — у них нет только птичьего молока, но его не было и у Майера Ротшильда, как нет и у Билла Гейтса. Лично он не считал, что «зелень» адекватна понятию счастья, но видел страстные, а часто и кровавые стычки за неё: значит, для кого-то она превыше всего.

Приняв вначале утверждение актрисы как курьезность, он не собирался применять его к себе. Но что-то в нем зашевелилось, защелкало, как в компьютере, и вынырнуло: «А как у меня, было ли такое неуловимое состояние гармонии тела и духа, возносящее человека в бесконечную безоблачность?». Вспоминать долго не пришлось — такие моменты редки и пронзительны, острота их с течением жизни стирается, но память о них остается навсегда.

Продолжение следует...