«Меня обманывать не нужно, я сам обманываться рад». Часть 1

Когда говорят либо пишут о преступлениях, то всегда речь идет о лицах, подозреваемых в их совершении. А затем об обвиняемых. Это когда место подозрению уступают доказательства, и человеку предъявляют обвинение в совершении конкретных действий на конкретно названную статью уголовного закона.

Чаще всего говорят о подсудимых. Тут преступивший закон уже судится судом и до приговора совсем близко: либо осудят, либо оправдают. Третьего не дано.

Но мы совсем забываем о другой стороне преступления, каковой является потерпевший. Про потерпевших ничего не говорят, а если их где-то и упоминают, то сведения очень скупы, скудны и чрезвычайно редки. Когда речь заходит о потерпевших, то, как правило, в глазах людей это абсолютно безвинно и случайно пострадавшие люди. Такие представления о них бытуют в нашем народе.

Да, такие есть, и их немало. Но немало и других потерпевших, кто своими руками то ли по недомыслию, а где-то и по глупости помог преступникам совершить злодеяние. О том, как такое возможно – конкретные примеры из криминальной жизни районного центра Опарино.

Итак, история первая. Будущий обвиняемый и его будущая жертва встретились на нейтральной территории, а проще говоря, на квартире общего знакомого. Первому под тридцать, второй намного старше. Друг друга они знали, но знакомство было «шапочным».

На утро 1 апреля сего года их объединило желание выпить. У общего знакомого они появились в разное время. Несмотря на ранний час, там уже собрался народ, вовсю лилась водка в стаканы. Зашедшие «на огонек» присоединились к компании – сначала один, затем другой. Но спиртное вскоре, ко всеобщему разочарованию, закончилось. И тут будущий потерпевший громогласно объявил, что у него дома есть банковская карта, с которой можно снять деньги и продолжить тусовку. После этого вся компания в предвкушении халявы выходит на улицу и едет на автомобиле за картой, а затем к банку.

На снятые в банкомате деньги веселье продолжалось. Гуляли весь день и вечер и разошлись лишь к 23 часам. При этом двое наших «героев», отстав от общей компании, пошли домой к будущей жертве, где опять пили, а затем на почве возникшей пьяной ссоры гость хозяина дома малость побил и мало того – взятым из буфета ножом пригрозили убить. Нож при этом держал у левого уха, и волей-неволей страдальцу пришлось просить о пощаде. Его непонятно за какое прегрешение простили, но ножом насквозь проткнули ладонь.

Между тем наступило 2 апреля, и страсти с мордобоем и поножовщиной понемногу улеглись Побитый и порезанный улегся спать, а его собутыльник на кухне в одиночестве допивал халявную водку. И вдруг по причине необъяснимой злобы и ненависти гость хватает кочергу, буквально врывается в спальню и лежащему на кровати хозяину квартиры наносит кочергой многочисленные удары по различным частям тела. Этим обошлось, и опять наступило какое-то перемирие. Особо серьезных последствий вроде не наступило: остался жив, и ладно.

Утром 2 апреля эта странная пара решает вновь сходить к банкомату за деньгами. И тут у владельца карты просят в долг три тысячи рублей. Тот деньги дать согласился, и, сообщив просителю данные карты, передал ее тому прямо в руки. Деньги тут же снимаются, но на сумму в пять тысяч. Разница в две тысячи присваивается в расчете на то, что хозяин карты ничего не заметит. Так оно и вышло. После этого последний снял для себя две тысячи пятьсот рублей, и загул продолжился на квартире общего знакомого, где веселье шло весь день.

В это время банковская карта окончательно попала в руки преступника: он ее вытащил из кармана висевшей в прихожей куртки. А затем под предлогом сходить в поселок по своим делам съездил в банк, снял деньги с карты и вернулся обратно, но уже с ящиком (а это 20 бутылок) водки. К банкомату он возвращался несколько раз и снимал деньги разными суммами – и в пять тысяч, и в восемь, и в десять. Деньги снял все и присвоил их, после чего потерял интерес к своему неожиданному благодетелю. На украденные деньги гулял 3, 4, 5, 6 апреля. А 7-го ему позвонил потерпевший и спросил, не знает ли тот, где его телефон и банковская карта. Ответ был дан незамедлительно: «Телефон у меня, можешь забрать. Насчет карты ничего не знаю». Между тем «пустая» карта за ненадобностью была просто сломана надвое и выброшена в колодец.

И кто тут больше виноват? Рассуждать можно по-всякому и выводы делать неоднозначные. Ясно одно: совершено преступление. И не одно. Причем совершены они явно не без помощи потерпевшего. Допускаю, что это от опьянения, излишней доверчивости, легкомыслия, а может, и от банальной глупости. Но как человек пошел на это после того, как его побили кочергой и ранили ножом да еще и угрожали убить? Тут уж опьянением не объяснить и доверчивостью тоже. Вот так у нас совершаются преступления. С помощью самих же потерпевших.

А. Федоров, окончание следует