«Материнский капитал»

Пожалуй, нет в средствах массовой информации больнее темы, чем беспредел на российских дорогах, влекущий за собой гибель наших граждан. Налицо явное отставание законодательства об ответственности водителей-преступников от реалий жизни.

Но если бы речь шла только о законах, регулирующих эту сферу российского бытия! И в других направлениях нашей жизни обстановка ничуть не лучше. Приведу лишь один пример.

В поселке Заря Опаринского района проживает Грибанова М. Н. 1974 года рождения. Она имеет дочерей: Оксану 1993 года рождения и Анастасию, ровно на четыре года младше своей сестры. Вернее, имела, ибо детей у нее давным-давно отобрали и поместили в сиротский дом. Юридически к детям эта женщина сейчас никакого отношения как бы не имеет.

Всю жизнь мамаша пила, тунеядствовала, жила за счет сожителей и никогда нигде не работала. В трудовой книжке лишь три записи с общим стажем в один год.

В 2003 году суд взыскал с нее алименты на содержание дочерей, но заведенные в детдоме сберегательные книжки на детей пусты: денег на них не поступало, общий долг давно перевалил за полмиллиона рублей.

В этом году Грибанову М. Н. судили за злостное уклонение от уплаты алиментов. Мера наказания – без лишения свободы, ибо другого наказания закон не предусматривает. И должница это прекрасно понимает, а потому за свою судьбу особо не переживает.

Надо сказать, что за алименты она до этого судилась еще три раза. Первый раз – в 2004 году, когда суд определил ей шесть месяцев исправительных работ с удержанием в доход государства 15% заработка. Полтора года соответствующие службы пытались подвигнуть ее к труду хотя бы на эти шесть месяцев. В итоге ничего не получилось, и дело кончилось тем, что неотбытое наказание заменили лишением свободы аж на один месяц и один день.

В 2008 году еще судили за то же самое дважды: в январе и сентябре, и каждый раз приговаривали к этим же восьми месяцам исправительных работ. Результат то же самый. Вернее, результата никакого.

Любое судебное дело имеет своей главной целью поправить какую-то ситуацию: разрешить спор, наказать обидчика, вернуть деньги законному владельцу, то есть, провозгласить судебным решением торжество закона. А иначе зачем оно, это дело, хоть уголовное, хоть гражданское? Но в данной ситуации проблема не решена ни после первого, ни после последнего приговора. Денег как не было, так нет и сейчас.

Хотя государственная машина работает на полных оборотах. Вовсю трудятся следователи и дознаватели, суды выносят приговоры, воспитатели в разных рангах и чинах пытаются что-то сделать с Грибановой и ей подобными. Тратятся на это громадные средства. Даже выделяется транспорт и горючее. Ведь Грибанова за эти годы сама ни разу не являлась ни в службу судебных приставов, ни в суд. Страх она давно потеряла, и за ней каждый раз направляли персональное авто.

Беда в том, что людей таких в стране стало очень много. И надо что-то с ними делать, как-то приводить в порядок. Или, по-современному говоря, социализировать. В этом плане государственная машина явно работает на холостых оборотах. Власть запустила эту проблему и не решает ни организационно, ни законодательно. Налицо явное отставание закона от реальной действительности.

Что касается детей Грибановой. Младшая из сестер сейчас пребывает в Советском санаторном детском доме. Не за горами выпуск в самостоятельную взрослую жизнь, но уже без материнских денег. Старшей в январе исполняется двадцать лет. Она уже не в детдоме, а студентка 3 курса индустриального техникума. И, конечно, насчитанная приставами задолженность сейчас очень нужна. Но уже сейчас понятно, что денег этих девушка с матери также не получит. А все могло быть иначе…

Причина этого – своеобразная трактовка прав гражданина и человека в нашем обществе. Говорят, нельзя нарушать права на свободу труда, поведения, взглядов. Но в жизни получилось так, что права одних породили бесправие других. Власть наша наступила на очередные грабли.

Иван Яскевич.