Латышские путейцы

29 марта 2017 года Владимир Путин принял участие в видеоконференции по случаю первого рейса арктического танкера-газовоза в порт Сабетта. Президент России поздравил российских участников и иностранных партнеров проекта. Он заявил, что заход танкера в ямальскую Сабетту, как и строительство самого порта – большое событие в истории освоения Арктики. Сегодня мы начинаем рассказ об одном из наших земляков, который принимал непосредственное участие в обустройстве железнодорожного пути к порту Сабетта и продолжает эту работу сегодня. Первая часть повествования под общим заголовком «Латышские путейцы» посвящена молодому человеку из Латышского, для которого сегодня полуостров Ямал – это место работы.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ:
Сергей Макаров

Информация для размышления о рождении станции «Латышский». В местной летописи указано, что появилась она в 1899 году – в год открытия железной дороги Пермь – Вятка – Котлас. Краеведы утверждают, что свое имя она переняла от первого жителя поселка. По словам старожила Е.П. Корбе, 1897 года рождения, им был латыш. И в то, и в другое трудно верится, так как в расписании движения первых поездов по линии Котлас – Вятка нет станции «Латышской», а первые переселенцы из Прибалтики и Белоруссии появились на вятской земле только в 1906 году.

В летописи Латышского находим подтверждение этого вывода: «После первой русской революции 1905—1906 годов появились в северной глубинке первые переселенцы, которые основались на хуторах. По фамилии переселенцев и были названы поселения: Сильма, Степанова, Локмана, Игнатьева, Веске, Ренца, Войтра и другие». Новое поколение с интересом обращается к прошлому опыту. Примеров тому на опаринской земле много. В 2005 году мне довелось побеседовать на эту тему с учеником Латышской школы Сергеем Макаровым.

Наш разговор шел на равных. Он с гордостью говорил о родной школе, которая привила ему интерес и уважение к людям и природе. Надо было слышать, с какой любовью рассказывал Сергей об истории своего родного поселка, к сожалению, неперспективного и вымирающего. Большинство переселенцев местом жительства выбрали новочисти — хутора. Такая система на протяжении нескольких веков практиковалась в Прибалтике. Макаров хорошо знал историю каждого хутора: как и чем он жил вчера, какие остались вехи на месте этого пребывания человека. По разным причинам съезжали люди с хуторов. Одни из переселенцев попали в жернова репрессий НКВД и были расстреляны, другие решили объединиться в колхоз, третьи выехали на станцию, где требовались их рабочие руки по обустройству станции и содержанию пути. С тех пор и живет на Латышском профессия монтер пути. Она и сегодня востребована. Когда в 2005 году мы беседовали с Сергеем Макаровым об истории строительства железной дороги Пермь — Киров (Вятка) – Котлас и предположить не могли, что и он станет железнодорожником.

На этот раз мы встретились в Коряжме. Сергей остался таким же интересным собеседником и прежним любителем истории. Куда бы его ни заносила судьба, он пытается изучить новый населенный пункт «ногами», то есть пройтись по улицам незнакомого поселка или города пешком, чтобы все внимательно рассмотреть, а если потребуется, то и порасспросить. Предыдущие вынужденные остановки в связи с пересадкой с поезда на поезд он посвятил знакомству с городом Котласом. Сейчас, когда мы ехали по улицам города Котласа и я рассказывал, что это за объект и чем он интересен, Сергей сам давал пояснения, завершая рассказ фразой: я здесь был.

На этот раз Макаров решил поближе познакомиться с достопримечательностями Коряжмы. Сергей много и настойчиво расспрашивал меня об истории нашего города, о Котласском ЦБК, который сегодня является филиалом Группы «Илим» и продолжает оставаться крупнейшим целлюлозно-бумажным предприятием в Европе. Мы побывали у мемориального комплекса Памяти павшим землякам на берегу Вычегды. Особый интерес у него вызвали, установленные здесь аэросани. Они — память об аэросанном полке, который в годы войны базировался в Коряжме. Проехав по улицам города, сделали остановку в бывшем Николо-Коряжемском монастыре, основанном преподобным Лонгином.

На снимке: Сергей знакомится с храмами бывшего Николо-Коряжемского монастыря, основал который старец Лонгин в 1535 году

Наступило время послушать самого Сергея. Жизнь этого молодого человека, как и тысяч его сверстников, складывалась нелегко и непросто. Не зря же говорят, дорогу осилить идущий. Он не чурался никакой работы, пытаясь найти свое дело. На одном из предприятий Кирова прежде, чем поставить новичка к станку, Макарову предложили поработать монтером по содержанию подъездных путей. Здесь он и приобрел первый опыт: научился работать не только молотком и лапой, но и головой. Может быть, так и прижился бы в Кирове, да поманила романтика: появилась возможность испытать себя на Байконуре. Кто же откажется от такого предложения?! Тем более, что космодром был и остается для многих из нас объектом за семью печатями — закрытым. Наверное, эта таинственность, технический прогресс и желание все увидеть своими глазами взяли верх над неопределенностью: примут ли? Приняли. Оказалось, железная дорога и в Африке железная дорога, тем более в Казахстане. С годами с Байконура сняли гриф секретности. 7 января 2016 года пресс-служба Роскосмоса сообщила о том, что более 40 тур-операторов получили возможность устраивать экскурсии на космодром Байконур. Даже если это так, разве можно сравнить часовую экскурсию и два года работы на этом важнейшем космическом объекте?!

Прежде чем выдать допуск к работе, новичков проинструктировали о правилах поведения на космическом полигоне, рассказали, что на Байконуре 11 монтажно-испытательных корпусов, в которых размещены технические комплексы для предстартовой подготовки ракет-носителей и космических аппаратов. Много интересного повидал здесь монтер пути Сергей Макаров: и космонавтов, как говорят, вживую, и четыре пуска космических кораблей «Союз», и в орбитальном корабле «Буран» сфотографировался. Я с большим интересом рассматривал эти его почти «космические» снимки с Байконура. На космодроме он услышал историю, достоверность которой многими историками подвергается сомнению. Во второй половине XIX века газета «Московские ведомости» опубликовала сообщение: «Доводится до сведения жителей Москвы и губернии, что за незаконные сборища и смутьянские разговоры о каких-то полетах православных на Луну мещанин замоскворецкой части Никита Петров выслан из Москвы под надзор полиции в киргизкайсацкое поселение Байконур». «Так это или не так, — размышляет Макаров, — сегодня сказать трудно. А вот работы, как признается Сергей, хватало. Объем работ представить нетрудно, так как железнодорожные пути космодрома составляют 470 километров, 40 километров из них – специальные. По ним доставляют космические корабли на старт.

На снимке: таким остался Байконур в его памяти

«В октябре 2017 году, — напоминает Сергей, — исполнится шестьдесят лет начала космической эры. В этот день был произведен запуск первого искусственного спутника земли, а 29 января 1959 года административный центр полигона поселок Заря получил официальное название Ленинский. Конечно, главным событием на космодроме был запуск космического аппарата «Восток–1», впервые в мире доставившего человека на околоземную орбиту. Юрий Алексеевич Гагарин, совершив за 1 час 48 минут один виток вокруг Земли, приземлился в Саратовской области. Этот полет открыл путь человека в космос. Всего на Байконуре запущено более 1600 космических аппаратов различного назначения, более 80 типов космических аппаратов. Здесь я узнал, что в 2009 году российские военные покинули комплекс «Байконур», космодром полностью передан Роскосмосу. Это произошло в связи с тем, что перспективным считается перенос пилотируемых пусков на новый российский космодром «Восточный» в Амурской области».

Межконтинентальная баллистическая ракета, разработанная для доставки водородной бомбы и использовавшаяся в дальнейшем как прототип для создания ракет-носителей для осуществления пилотируемых космических кораблей, потребовала создания нового полигона. Ранее испытания проводились на полигоне Капустин Яр в Астраханской области. В 1954 году приступила к работе комиссия по выбору места для строительства нового полигона. Для полигона была выбрана пустыня в Казахстане к востоку от Аральского моря, вблизи одной из крупнейших рек Средней Азии Сырдарьи и железной дороги Москва – Ташкент. Существенными преимуществами нового полигона для запусков послужили более трехсот солнечных дней в году и относительная близость к экватору. Район формирования полигона в первой половине 1955 года имел условное название «Тайга». Руководителем строительства был назначен строитель генерал-майор Г.М.Шубников. Существует неподтвержденная официальными документами версия, что освоение целины в Казахстане явилось «операцией» прикрытия для маскировки от западных спецслужб: факта перевозки большого количества грузов и людей в район строительства нового ракетного полигона.

«В поезде, — вспоминает Макаров, — когда я ехал с Байконура на отдых, было много молодых ребят. Вспоминали, кто, где служил. Пришлось и мне рассказать, как проходил службу в Северной Осетии. В то время только что стих вооруженный конфликт в Южной Осетии, развязанный Грузией. Еще сохранялась напряженность. Мы несли охрану туннелей на Военно-Грузинской дороге. От службы разговоры перешли к географии кто, откуда и куда едет. Так и договорились до того, что я согласился после отпуска ехать на Север, куда и торопились мои спутники по купе. Подумал: а почему бы не попробовать? Космодром окружает степь, Ямал – это тундра. На Байконуре летом термометр показывает до плюс 40, зимой, как и на Ямале, до минус 40. А работа знакомая – содержание железнодорожных путей. Напоследок мои знакомцы адрес черкнули: приезжай в Бованенково, там и встретимся. Это супергигантское арктическое нефтегазоконденсатное месторождение в центральной части Нурминского нефтегазоносного района Ямальской провинции названо именем, открывшего его руководителя экспедиции Вадима Дмитриевича Бованенко. Так и оказался я на Ямале.

Ямал толкуется с самоедского как Я – земля, мал – конец, то есть конец земли. Да это так и есть! И с этим не поспоришь. Полуостров острым клином устремлен в Арктику. С русского на русский его переводят просто: я мал! Это словом он мал, а на деле его длина 700 километров и ширина 240 километров. Железная дорога «Обская – Бованенково – Карская» — самая северная из действующих железных дорог мира. Построена она ОАО «Газпром». Протяженность дороги до станции Бованенково 525 километров, до станции Карская – 572 километра. В перспективе планируется продлить дорогу до Харасавэй на побережье Карского моря в Новый порт. А порт и поселок Сабетта уже работают. В 1986 году стройка этой железной дороги была объявлена Всесоюзной ударной комсомольской, о чем напоминает установленная на станции стела. Завершить строительство планировалось к началу 1990-х, но сложность и удаленность трассы, перестройка и перенос сроков освоения Бованенковского месторождения превратили его в долгострой. К лету 1995 года на Ямале было уложено 224 километра пути и запущено движение грузовых и пассажирских поездов от станции Обская до промежуточной станции Паюта.

На снимке: схема железной дороги Обская — Бованенково – Карская

«Посмотрите, — улыбается Сергей, — какая противоположность прослеживается. Ямал — конец земли, а оказался очень богат на нефть и газ. Байконур с казахского – богатая долина, а вокруг степь да степь кругом. Одно богатство – космодром. Да и между строительством железных дорог общего пользования, например, той же Транссибирской магистралью, и строительством железной дороги на Ямале нет ничего общего. В ходе строительства на Ямале была опробована новая схема сооружения земляного полотна: зимой закладывали так называемое «ядро» насыпи – мерзлая тундра закрывалась мерзлым грунтом, летом насыпь доводили до проектного профиля талым, сухим грунтом. Для защиты насыпи от разрушения в результате нагревания использовали тепловые амортизаторы из пеноплэкса. В качестве основы – недренирующий суглинок, который раньше считался для этого непригодным. Эта технология позволила обеспечить стабильное состояние земляного полотна. А если где-то и случаются отклонения, мы быстро их устраняем, и обеспечиваем бесперебойное движение по всей «железке».

Нет, Сергей не ошибся, сказав эти слова: «По всей железке». Он знает, что говорит, потому что уже два года возглавляет подвижную бригаду монтеров пути управления «Газпромдобыча». Основная база коллектива – станция Бованенково, а рабочий фронт — вся дорога. Сегодня монтеры Сергея Макарова работают в зоне Скального разъезда, а завтра на разъезде №19. И так каждый день. Потому и живут они не в типовых станционных балках или благоустроенных общежитиях, а в рабочем поезде, где созданы все условия для отдыха. Вспомогательные механизмы на специальной платформе. Все удобно, все под рукой. Бригада путейцев Сергея Макарова управления «Газпромдобыча» – это 26 человек. Символично, что самому бригадиру тоже 26, только лет. 26 человек разных по опыту и по характеру и тут молодому бригадиру помогает особый подход к каждому. И еще шутка. «Попробуйте, — предлагает Макаров, — когда, что-то не получается, не сердится ни на себя, ни на других, просто, отложив орудия труда, вспомнить веселый анекдот и пустить его по кругу. Заметили, лица ожили, появилась на лицах улыбка. Теперь можно и за дело браться. И обязательно все получится!»

На снимке: такие разъезды украшают Ямальскую железную дорогу

Бригада Макарова интернациональная: есть киргизы, татары, но больше всего украинцев. В этой интернациональной среде Сергей и сам украинским овладел в совершенстве. Чтобы я поверил в это, включил украинский, да так, что попробуй, отличи кто перед тобой украинец или русский. Украинцы приехали на освоение Ямальской провинции еще до вооруженного конфликта на востоке Украины. Казалось бы, Ямал далеко от Донбасса, но для них – это родина, там остались родные и близкие. И они, как могут, стремятся помочь своим братьям. В нашем разговоре Сергей Макаров особо подчеркнул: «Эту помощь они осуществляют не только перечислением части заработка своим родственникам, но и через созданные коллективные фонды поддержки. Мы, их товарищи, тоже не стоим в стороне. Это еще больше сплачивает коллектив». Вот он, интернационализм в действии!

«С каждым годом, — говорит Сергей, — темпы строительства на Ямале нарастают. Строительство транснационального магистрального экспортного газопровода Ямал — Европа началось в 1994 году. С вводом в 2006 году последней компрессорной станции магистраль заработала на полную проектную мощность. Газопровод Ямал – Европа проходит по территории четырех стран: России, Белоруссии, Польши и Германии. Но темпы добычи газа постоянно возрастают. В связи с этим прокладываются новые выходы для реализации сжиженного газа в Арктику через Карское море и Обскую губу. И здесь работа идет ударными темпами. Если морской Новый порт строился около шести лет, то поселок и порт Сабетта вырос на берегу Обской губы за два года. Теперь предстоит соединить их с Бованенковским месторождением железнодорожными путями. Так что на Ямале профессия железнодорожника востребована.

Бованенковское нефтегазоконденсатное месторождение – гигантское газовое месторождение на полуострове Ямал, расположено в 40 километрах от побережья Карского моря в нижнем течении рек Сё-Яха, Мордыяха и Надуй-Яха. Месторождение открыто в 1971 году, официально введено в эксплуатацию 23 октября 2012 года. Проектная мощность месторождения – до 140 миллиардом кубометров газа в год. Близ месторождения построена железнодорожная станция Бованенково, как жилой комплекс и производственная база. Открывший это месторождение талантливый геолог и руководитель Вадим Дмитриевич Бованенко прожил всего 38 лет. Он не награжден государственными наградами, не имеет высоких званий. Но именно в его честь, в честь легендарного геофизика-первопроходца названо уникальное арктическое нефтегазоконденсатное месторождение в центре Ямала. В честь его названы улицы в Салехарде и Лабытнанги, молодым ученым, специалистам и студентам в области бурения скважин вручается отраслевая Бованенковская премия. Его именем названа станция, где живет и работает Сергей Макаров.

На снимке: первооткрыватель уникального Ямальского месторождения Вадим Дмитриевич Бованенко

Всего десять новогодних дней провел Сергей Макаров на большой земле – в Опарино и Латышском. Привез новогодние подарки племянницам – Даше, Саше и Полине. Так уж получилось, что теперь вся его семья – железнодорожники. Мама – Надежда Петровна и сестра Яна – дежурные стрелочного поста. Сергей был рад встрече со своим одноклассником Владимиром Конякиным, который приехал на новый год из Санкт-Петербурга. Были и другие дорогие для него встречи. Когда вы читаете эти строки, он снова на Ямале несет трудовую вахту на железнодорожной трассе Обская — Бованенково – Карская. Вспоминаю его улыбку: «Знаете, есть такое изречение: «Кривая вывезет». А для нас, путейцев, кривая самый сложный элемент в работе. Понимаете, если на прогонах нам помогает механизированный инструмент, то на кривых приходится по старинке браться за ломики».

Вот такой неординарный человек мой вчерашний и сегодняшний собеседник Сергей Макаров из лесного поселка Латышский. Человек, формирующий судьбу своими руками. У Евгения Евтушенко есть такие строки: «Людей неинтересных в мире нет. Их судьбы – как история планет». Сегодня Ямал – планета Сергея Макарова, а сам он как был, так и остался трудоголиком и романтиком, мечтающим порыбачить на зорьке на таежной речке, побродить по родным лесам. Вздыхает с грустью: «Одно слово – родина!»

Николай Шкаредный