Куда ни кинь – всюду клин

В поселке Опарино судят бывшего главу Опаринского городского поселения В. И. Циунеля. В чем же его обвиняют? В совершении аж шести преступлений. Правда, предусмотренных одной и той же статьей Уголовного кодекса: злостное неисполнение служащим органа местного самоуправления вступивших в законную силу решений суда.

Дело многотомное – только одно обвинительное заключение состоит из 156 листов. Как говорится, и за день не прочитать. Вот почему, хотя на данный момент состоялось уже несколько раундов слушаний, до приговора (он может быть как обвинительным, так и оправдательным) еще далеко. А исходя из непримиримости обвинения и подсудимого в оценке событий, положенных в основу обвинения, вполне вероятна перспектива передачи дела после приговора в апелляцию. Так что окончательное разрешение дела может «утянуться» в лето этого года. Ведь по таким делам всегда кто-то будет недоволен приговором, а потому будет жалоба на пересмотр.

Впрочем, о самом деле. В 2010 году прокурор района, основываясь на жалобах граждан и материалах жилищной инспекции, предъявил исковые требования к администрации Опаринского городского поселения и управляющей компании «РУЖЭК» о приведении в порядок шести жилых домов в райцентре. 22 июня того же года Опаринский районный суд эти требования удовлетворил и по каждому дому вынес решение, обязывающее ответчиков провести ремонтные работы.

Правда, ремонтом в полном смысле этого слова предусмотренное решениями суда мероприятие можно назвать с большой натяжкой. Общая сумма работ по всем многоквартирным домам – на 157 тысяч рублей. Что на эти деньги сделаешь? Кое-что помазать и покрасить. И действительно, было предусмотрено где-то сделать отмостку, где-то поправить карниз, что-то покрасить. Решения ответчиками не обжаловались, вскоре вступили в законную силу и подлежали безусловному исполнению. Но ничего не делалось. И в декабре 2010 года были выписаны исполнительные листы на принудительное исполнение судебных решений, а службой судебных приставов заведены исполнительные производства, в рамках которых главу поселения стали предупреждать об уголовной ответственности за уклонение от выполнения судебных решений под роспись.

Между тем наступил следующий, 2011 год. И 26 января состоялся новый суд. Теперь решался вопрос, что делать с исполнением решений? Новый вердикт суда – дать отсрочку до 1 октября 2011 года. Но прошло лето, а затем и осень. К 1 октября воз с места не сдвинулся. Правда, за это время со стороны одного из ответчиков – управляющей компании — в адрес другого ответчика (главы поселения) были по всем домам поданы заявки о выделении денежных средств на ремонт, которые так и не были удовлетворены.

Забегая вперед, скажем, что тем самым руководство «РУЖЭК» сняло с себя всякую вину за неисполнение решений судов и к ответственности привлечено не было.

После окончания отсрочки 1 октября 2011 года решения должны быть исполнены. Их и начали исполнять. Но дело затянулось почти на год, и практически по всем домам работы до конца на момент снятия главой поселения с себя полномочий 24 октября уже 2012 года так доведены и не были.

Так появилось уголовное дело, по которому обвинение было предъявлено только главе поселения. Виновным он себя не признал по причине отсутствия средств на эти работы. Обвинение свою позицию мотивирует тем, что на 1 января каждого последующего за принятием судебных решений года на расчетном счете поселения имелось до двух миллионов рублей. Бывший глава поселения эти доводы парирует тем, что в доходную часть бюджета включены денежные средства областного и федерального бюджетов на целевые программы, например, на тот же гидроузел на реке Осиновке. И расходовать он их на другие цели не имеет права. Иначе – превышение полномочий, а это тоже ответственность, вплоть до уголовной.

Обвинение утверждает, что глава поселения не внес в поселковую Думу ходатайство о перераспределении средств и выделении денег на выполнение судебных решений за счет других статей бюджета. Ответчик говорит, что доходная часть бюджета – всего лишь 6 миллионов рублей на прожитие на целый год, и обескровить финансирование других мероприятий он не вправе. Тем более, имеются и иные неисполненные решения судов, их сумма в денежном выражении превышает миллион.

Получается, что перераспределить эти несчастные 157 тысяч можно, но тогда не будут исполнены другие судебные решения. Так или иначе – все равно криминал. Резон в таких выводах есть. И этой пикировке сторон нет конца и края. Кто тут прав, кто виноват, сказать трудно, а скорее всего – невозможно.

Невольно напрашивается вопрос: зачем в условиях признанного даже на уровне Президента страны отсутствия нормального финансирования органов местного самоуправления и, как следствие этого, невозможность организации нормальной жизнедеятельности на подведомственных им территориях, все эти иски, суды и заведенные на глав уголовные дела? Какой смысл они имеют? Не зря губернатор области Н. Ю. Белых в одном из своих интервью обронил, что в настоящее время органы местного самоуправление со стороны надзорных ведомств подвергаются беспрецедентному давлению, явно несоизмеримому с их возможностями. Надо думать, денежными, позволяющими решать те или иные задачи. Ведь кроме прокуратуры есть еще Госпожнадзор, Роспотребнадзор, экологи, ГИБДД и десятки других контор, бдительно следящих, как бы глава поселения где-нибудь не промахнулся.

Каким будет решение суда, предугадать невозможно. Но в любом случае мы расскажем о нем читателям.

Александр Николаев.