Кто толкает отрасль в пропасть?

Все областные средства массовой информации, как печатные, так и электронные, обошло сообщение об акции протеста вятских лесопромышленников. 14 апреля они пикетировали здание управления Горьковской железной дороги в г. Кирове. С одним из ее участников, председателем совета директоров ОАО «Березовский леспромхоз» Иваном Евгеньевичем Малышевым наша беседа.

Иван Евгеньевич Малышев

Иван Евгеньевич, акция началась не с пикета… С чего же?

Утром 12 апреля в Киров въехала повозка, запряженная лошадью. На подводе лежали два бревна. На одном из транспарантов было написано: «Инновациям и модернизациям – УРА!». Сопровождали повозку три машины организаторов.

Иван Евгеньевич Малышев

Процессия в Коминтерне была остановлена сотрудниками ГИБДД. Почему? Разве гужевому транспорту въезд в город запрещен?

ГИБДД имеет право останавливать и проверять любой вид транспорта. В данном случае проверялись возчики на знание правил дорожного движения в разделе гужевого транспорта. Они оказались в этом плане подкованными, в отличие от самих сотрудников.

Формально это было обычное транспортное средство, которое двигалось со всеми сопроводительными документами.

Сколь далеко вы смогли проехать?

Метров 500. Предварительно побывали на весовой, где отметили, что у нас нет нарушения нагрузки на ось. На акцию мы приглашали губернатора и главу департамента поддержки промышленности.

И что вы хотели сказать такой необычной формой протеста?

Мы позиционировали открытие в Кировской области нового вида транспорта. Это такое же событие, как открытие нового завода или дороги. Но приглашенные не прибыли. Видимо, восприняли этот демарш как апрельскую шутку.

Бревна куда везли?

Это были не просто бревна, а сырье для Нововятского фанерного комбината. Нас там ждали. Маршрут выглядел так: весовая – здание правительства области – управление Горьковской железной дороги — фанерный комбинат.

День 12 апреля был выбран не случайно?

Через 50 лет после первого полета человека в космос мы вынуждены прибегать к гужевой тяге, потому что лошадь стала обгонять тепловозы.

Каким образом?

В последнее время грузовые перевозки по железной дороге стали дороже примерно на 40 процентов. Произошло это после того, как подвижной состав был передан в частные руки. Средняя скорость транспортировки грузов, в частности, леса, уменьшилась в три раза. Если раньше состав с лесом от Опарино до Кирова преодолевал порядка 200 км за трое суток, то сейчас этот же путь он проходит за девять дней.

А гужевая повозка это же расстояние преодолеет за трое суток.

Если раньше за вагон до Ростова мы платили около 78 тысяч рублей, сюда же входила плата за возврат, то сейчас с нас требуют еще дополнительно до 40 процентов от этой суммы за пробег вагон назад. Хотя очень возможно, что, загруженный углем на шахтах, вагон также с наценкой будет направлен другому заказчику.

Подобного рода задержки и излишние затраты могут вытеснить вятских лесозаготовителей с российского и мирового рынков.

Правительство области пытается как-то повлиять на ситуацию?

Претензий к правительству у нас нет, оно делает все что может. Но эффект нулевой. Неоднократно руководство области выходило с обращением к Горьковской железной дороге, писали и главе РЖД. 11 апреля было направлено письмо премьер-министру В. В. Путину.

После инцидента с лошадью Н. Ю. Белых позвонил руководителю Горьковской железной дороги, 14 утром они прибыли в Киров. Проблему в правительстве Кировской области знают, но у них не хватает полномочий для ее решения.

Фактически мы говорим о вине железной дороги. Даже заключив договоры с операторами на их кабальных условиях и внеся предоплату, люди не могут получить вагоны по два месяца.

Так сложилось на рынке, что один и тот же вагон можно использовать под металлолом, уголь или лес. Более выгоден груз, который больше весит. Понятно теперь, кому владелец отдает порожняк – тому, чей груз выгоднее перевозить.

Аналогичная ситуация складывалась на Свердловской железной дороге. Там лесопромышленники от отчаяния готовы были выйти на рельсы. И все свободные полувагоны были направлены туда, в том числе и в ущерб нашей области.

Но у предприятий есть и свои вагоны?

Мы арендовали 21 вагон. Как я уже сказал, от Опарино до Кирова они ходят по 9 суток туда и 6 обратно. Грузоотправителя поставили в условия: хочешь возить – вози сам, это твои проблемы. Государство от нас просто открестилось.

Потребителей не теряете?

Из-за роста расходов и транспортных задержек другим регионам невыгодно стало покупать у нас лес. Постепенно мы придем к тому, что российским потребителям выгоднее будет приобретать пиломатериал у наших конкурентов: например финнов. Теряем мы и внешние рынки туже Финляндию. Транспортировка леса даже из Бразилии, удаленной на 5 тысяч километров, с перевалкой на внутренние суда, стоит дешевле, чем транспортировка на 1 тысячу километров по российской железной дороги.

Какова потребность области в вагонах?

До 1000 в месяц. В настоящее время нам обещали поставлять 350.

После акции что-то изменилось?

С 1 по 14 апреля Березовский леспромхоз не получил ни одного вагона, 15 апреля получил 2 (!). С 15 по 27 апреля было подано еще 3. Итого — 5.

Существуют ли рычаги воздействия на железную дорогу?

Картина такая. Есть РЖД, принадлежащая государству. У них есть стопроцентная «дочка» — ОАО «Первая грузовая компания». Теперь создана аналогичная «дочка» — ОАО «Вторая грузовая компания». Они как бы независимые операторы и не монополисты, поэтому эти общества цены на свои услуги согласовано назначают какие захотят.

А в случае, если железная дорога задерживает перевозку, за сверхнормативный простой платить должен тот, кто заказал вагоны, то есть мы. Это парадокс. Мы с железной дороги можем взыскать деньги через суд, максимально — стоимость тарифа. А с нас могут взыскать гораздо больше. Получается, что чем хуже железная дорога возит груз, тем лучше ей с ее «дочками».

Срок исковой давности к железной дороге – 6 месяцев, и мы можем его предъявить, если требование уже выставлено нам. А срок исковой давности по договорам с грузовыми компаниями – три года. То есть, проходит 9 месяцев, перевозчики могут выдвинуть к нам свои требования за простои и взыскать деньги через суд. А мы к железной дороге предъявить иск уже не можем – срок прошел.

Ни на какие уступки перевозчик не идет?

Участникам заседания, у которого происходил пикет, представитель железной дороги сказал так: «Хотите, чтобы ваш груз сгнил – идите и митингуйте. Не хотите – подписывайте договоры прямо сейчас на наших условиях – мы в договорах ничего менять не будем.

Но нам все же обещано, что вагоны будут поставляться в течение 10 дней после подачи заявки. Время покажет, так ли это.

Чем чревата подобная обстановка, объяснять никому не нужно. Лесная отрасль по чьей-то злой воле балансирует на краю пропасти.

Вопросы задавала Татьяна Тунгусова.
Автор снимков Ирина Машкина.

Для активации записи щелкните по стрелке.

[rutube]02620acdb46e98ccd8002bdcf5089d83[/rutube]