«Крокодил» уже в Опарино

ДезоморфинВ Опарино пришла беда. Ее масштабы еще предстоит оценить. Да и каковы они будут, можно только догадываться. Но есть уже пострадавшие семьи, для которых неожиданное увлечение одного из членов наркотиками стало трагедией и, может быть, самым тяжелым испытанием в жизни. Ведь речь не просто о совершенном преступлении и даже не о реальном  сроке на пару-другую лет. Все намного страшнее. На кону – сломанная и попусту растраченная жизнь, а в конечном итоге – гибель в совсем молодом возрасте.

Еще несколько лет назад для наших людей эта проблема была какой-то нереальной, абстрактной, словно из виртуального мира. Мы считали: это, мол, не наше и не для наших ушей. У нас такого нет и не будет, потому что просто не будет. Но эта зараза появилась и в нашем доме.

… Два брата на одной из квартир райцентра готовы  были «уколоться», уже и шприцы наполнили. И в самый ответственный момент этого действа в квартиру нагрянули работники милиции. Сразу же заведенное уголовное дело получило такой мощный аргумент, как несколько шприцев, наполненных отравой.

Забегая вперед, скажу, что братья попали в тюрьму, и младшего из них уже нет в живых.  А ведь все началось с первой, казалось бы, безобидной дозы. И наркотик этот тоже не из далекого от нас мира. Газеты и телевидение всегда кивают на криминальный Афганистан с его немереными маковыми плантациями и тысячами тонн произведенного героина, усердно продвигаемого в Россию.

Но наркотик производят прямо в Опарино, а может быть, уже и в других населенных пунктах района. Название ему дезоморфин ( в просторечье «крокодил»). Это сильнодействующий наркотик из так называемой опийной группы. Изготавливается методом перегонки из компонентов, приобретаемых вполне легально в самых разных торговых конторах. В обычном магазине можно приобрести спички – и необходимая селитра уже есть. На заправке – бензин, без которого изготовление дезоморфина невозможно. Еще нужен йод, купить который пара пустяков, а если не купить, так постучать в любой дом и сказать, что поранился. Дадут – сто процентов. Еще много что нужно.

По заключению специалистов, привыкание к дезоморфину происходит уже со второй дозы, и «хода» назад нет. Лечение неэффективно, дорого, да и где они, эти лечебные центры? И молодые люди уходят из жизни.

По сообщению главы Госнаркоконтроля В. Иванова, были сверены списки стоящих на учете наркоманов с данными прошлых лет. Из стоящих на учете пять-шесть лет назад в новых списках нет 460 тысяч молодых людей. Все они погибли.

Но если бы речь шла только об этих сотнях тысяч стоящих на учете! По оценке Госнаркоконтроля, на самом деле их значительно больше. Ведь далеко не каждый наркоман стоит на учете. Проскальзывают данные, что их уже в пределах двух миллионов. Но ведь и «неучтенные» тоже умирают. И Бог знает, какой при этом ставится диагноз. Так что официальная статистика еще ни о чем не говорит.

Наша страна не ведет большой войны вот уже 65 лет, но потери народонаселения сопоставимы с чужеземным нашествием. Такова цена этого явления для страны, да и для конкретного человека, его семьи.

Если кто-то думает, что наркотики – удел молодежи, то он сильно ошибается. Можно «подсесть на иглу» и в довольно зрелом возрасте. Мой собеседник – мужчина сорока лет от роду, «севший на иглу». Он подробно рассказывает, как готовится наркотик. Процедура непростая, но вполне посильная и даже, скажем так, возможная в кустарных условиях. Никакой тут лаборатории со сложным оборудованием и персоналом не надо. Да и покупка необходимого не такая уж дорогая. Он не расположен к дискуссии на эту тему, и сразу видно, что разговор ему неприятен и не прост. «Не дай Бог хоть раз кому-то попробовать наркотик, я бы этого никому не пожелал», – вот и все, что он мог сказать. За его скупыми словами – явное сожаление о том, что с ним произошло.

Сейчас им занимаются следователи и уже возбуждено уголовное дело. Человек этот когда-то имел работу, жену, ребенка и ничем не отличался от своих сверстников. Сейчас у него не осталось ничего. А главное – что с ним будет дальше и как сложится жизнь?

Человек этот не приезжий и данную болезнь не привез откуда-то издалека. Он здесь родился, закончил Опаринскую среднюю школу и здесь же пристрастился к этому гибельному занятию. Так что дело не в афганском героине. У нас тут, похоже, скоро будет свой Афганистан.

Но, может быть, автор сгущает краски? Да и ну их, этих наркоманов, пусть травят себя. В конце концов, по нашей морали и закону здоровьем и жизнью человек распоряжается сам. Но если бы дело было только в жизни и здоровье самого наркомана! Криминологи, а это люди, изучающие причины преступлений, сходятся во мнении, что наркоман за свою пусть и короткую жизнь «садит на иглу» до двадцати пяти человек. А что значит заразить такое количество людей? Это попросту убить их.

В описанном выше случае с братьями-наркоманами известно, что младший стал потреблять смертельное зелье «с подачи» старшего. А уже потом братья дали попробовать наркотик своему более взрослому товарищу, о котором я также рассказал.

По сообщениями Госнаркоконтроля, в 2007 году употребление дезоморфина было отмечено в 19 регионах России, а в 2009 – уже в 60. Потребление его в Пермском крае только за год выросло в шесть раз!

Но Опарино – не необитаемый остров в море этого опийного пожара. Вот такими мыслями я хотел поделиться с вами, мои земляки. Делайте выводы!

Иван Яскевич