Коммунистка

Более двух с половиной тысяч человек получили аттестаты об окончании Опаринской средней школы за время ее существования. А сколько ребят и девчат учились в ней, но по тем или иным причинам прекратили учебу до окончания школы. И все они, бывшие ученики и ученицы, внесли и вносят свой склад в великое дело строительства коммунизма. И все они вспоминают школу добрым словом.

Мы продолжаем публикацию очерков из машинописной книги Н. А. Яхлакова «Бойцы и созидатели».

Новенькая ученица

В начале 1936-37 учебного года в 6 классе появилась новая ученица Зина Нагленко, приехавшая из Сибири. Она была несколько старше своих одноклассников и выделялась своей активностью, исполнительностью, знанием жизни. Меня как учителя это заинтересовало. Познакомившись с ней поближе, я из бесед установил, что она не сибирячка, а наша, опаринская, родилась на хуторе №117. Отец ее работал бухгалтером налоговой части райисполкома, но в 1927 году по настойчивому приглашению родственников переехал в Сибирь, где до 1935 года работал в ряде совхозов бухгалтером, кочуя из одного в другой для налаживания учета.

Вместе с ним, естественно, кочевала и семья. Условия жизни нередко были тяжелые. В силу этого Зина начала учебу только девяти лет, часто переходила из школы в школу. Зато многое повидала, многое узнала. Стала пионеркой, активно участвовала в ликвидации неграмотности, в антирелигиозной работе, за что ее выгнала однажды из дома даже родная бабушка. Многое она испытала. Отсюда и знание жизни, серьезное отношение к учебе и общественным поручениям.

Большую роль в ее развитии сыграла, несомненно, семья, родители. Об этом она сама пишет в своих воспоминаниях, которые назвала исповедью. «Нас было пятеро в семье: три брата и две сестры. Отец был умный, честный, прямой человек, влюбленный в свою профессию. Детей он называл «капиталом», твердо верил в лучшее будущее и в трудные моменты говорил: «Потерпите, все будет хорошо».

Мама была рассудительная и всегда спокойная. Никогда ни о чем нас не спрашивала, но мы всегда выкладывали ей все, что было на душе, секретов от нее не было. Родителей мы не боялись, а очень уважали. В дома была целая библиотека. Мама сама много читала и нас приохотила. С детства родители приучали нас к дисциплине, честности, трудолюбию, любви к Родине».

Вскоре Зина завоевала авторитет среди учащихся и стала, кажется, бессменной старостой класса, была в составе редколлегии стенной газеты, активным участником художественной самодеятельности. Будучи в старших классах, была агитатором и пионервожатой.

В 1937 году Зину приняли в комсомол. Радости не было конца. День вступления стал праздником в семье. В 1939 году ей пришлось впервые голосовать во время выборов в местные Советы депутатов трудящихся. На Х1У районной комсомольской конференции ее избрали членом ревизионной комиссии.

На все у нее как-то хватало времени: и на учебу, и на выполнение многочисленных общественных поручений, и на танцы.

В июне 1940 года, когда Зина перешла в Х класс, ее приняли кандидатом в члены партии. Это был единственный случай за всю историю школы. В своих воспоминаниях она в связи с этим событием пишет: «Это было великое доверие, и я поклялась тогда отдать всю себя служению Родине, быть достойной звания коммуниста. Это был один из самых радостных и счастливых дней моей жизни. Папа сказал мне: «Не опозорь имя члена партии, гордись тем, что принадлежишь к гвардии коммунистов». И я всю жизнь боялась – а вдруг не оправдаю это большое доверие» Это опасение было напрасным: свидетельством является вся ее жизнь.

В связи с переездом семьи в январе 1941 года Зина выбыла из школы, но всегда с большой теплотой вспоминает школу и учителей. В ее воспоминаниях есть такие строки: «В школе мы все были по горло заняты разными делами. Да и преподаватели были какими-то семижильными, всегда были с нами. Школа из нас ковала людей, продолжая домашнее воспитание, формируя наше сознание». Кончать Х класс ей пришлось уже в г. Мариуполе.

Суровое испытание

Как и все выпускники средних школ 1941 года, Зина на выпускном вечере не знала, что ждет ее в ближайшие дни. Вместе с одноклассниками веселилась, мечтала, строила планы, зная, что перед ней открыты теперь широкие пути. Мечтала продолжить образование, чтобы стать врачом, а через день по направлению партийного комитета стала помощником налогового агента, ибо начавшаяся война перечеркнула планы миллионов людей. Жизнь потребовала напряжения всех физических и душевных сил.

Днем служебные дела, проводы на фронт близких, а вечером и ночью – патрулирование на улицах для наблюдения за порядком, за соблюдением светомаскировки или дежурство на телефонной станции, работа в парткоме в качестве технического секретаря.

Просила направить на фронт, так как прошла соответствующую подготовку санинструктора, но получила ответ, что надо работать там, куда направлена, ибо ныне «везде фронт».

А боевой фронт приближался, и Зина вместе с тысячами других тружеников направилась под г. Бердянск на строительство оборонительных сооружений. Работали днем и ночью, спали урывками по 2-3 часа. Подходила осень, дожди, холод, грязь, но люди не жалели сил и не теряли веры в победу. У всех было одно желание – не пустить врага. Работали нередко и при бомбежке.

В это время Зину постигло горе: умер после тяжелого ранения ее отец, наказав семье перед смертью эвакуироваться , дабы не оказаться под фашистской пятой. В начале октября пришлось отправиться в путь, заполучив, к счастью, бричку и лошадей Двинулись сначала на Таганрог, потом на Ростов вместе с потоком беженцев, а временами и с отступающими войсками.

Нельзя без волнения читать строки ее воспоминаний об этих днях, где описано это вынужденное путешествие, когда кругом опасность и смерть. Ведь известно, что фашистская авиация бомбила и обстреливала колонны Беженцев, порой охотясь за отдельной машиной или подводой. Местность почти на всем пути открытая – степь, безлесье, укрыться негде.

Устроилась работать в совхозе «Крепь». Тут началась трудовая деятельность. Зине поручили организовать из молодежи три бригады на курсы трактористов И вот в апреле после окончания курсов она стала помощником бригадира тракторной бригады, с которой работала на севе, а потом косовице пшеницы, пройдя подготовку на комбайнера.

А фронт приближался к Дону. И снова не раз приходилось работать под бомбежкой и под грохот зениток. Перед новой эвакуацией шесть дней Зине пришлось работать на мельнице, чтобы обеспечить воинскую часть мукой. К счастью, мельница от бомбежек не пострадала.

В середине августа пришлось уходить и отсюда на станцию Абганеророво, что недалеко от Сталинграда. Тут ей под ответственность дают отару овец в 1000 голов для отгона ее за Волгу до Красного Яра. С большим трудом удалось добраться до переправы, а она забита людьми, скотом, и немец методически обстреливает ее. Дня через три все-таки удалось переправиться и двинуться в совхоз им. Ленина, где и сдать овец без больших потерь.

Здесь дали эваколисты. Пришлось шагать на станцию Баскунчак. Степь, безводье и еды нет. На станции в поезд не сядешь: идут эшелоны с ранеными или так разбиты, что и сесть некуда. Только примерно через полмесяца удалось втиснуться в товарный состав и добраться до Челябинска, откуда направил и в пределы Новосибирской области. Но в Красноярском крае есть родственники. Попросились в поезд к ученым из Ленинграда. Те отнеслись сочувственно – устроили, накормили. С ними и оказалась в Красноярске.

Снова в Сибири

Но надо было пробираться дальше, до Канска, а оттуда до родственников уже по грунтовым дорогам. Не без добрых душ на свете. В Красноярске стоял воинский эшелон. Советский воин отзывчив на чужую беду. Семью устроили в эшелон и высадили в Каске, хотя там и не планировалась остановка, почти на ходу поезда. Через неделю добрались до села, где жили родные.

Райком партии направил Зину в распоряжение райфинотдела, а тот назначил налоговым агентом в один из отдаленных сельсоветов. Было это в конце декабря 1942 года. Мать, сестра и брат стали работать в колхозе.

Председатель сельсовета предупредил Зину, что ее предшественники не задерживались на этой работе, уходили, так как сельсовет тяжелый, много недоимок по всем налогам и сборам. Зина на это ответила, что она не уйдет, пока не соберет всего, что положено по закону.

Начались трудовые будни. Своей настойчивостью, энергией и тактом она завоевала расположение населения и к апрелю 1945 все недоимки и текущие платежи были собраны. Голод и холод не стали помехой. Немца уже гнали с нашей земли, и это придавало силы.

Чем привлекла она уважение населения? Отзывчивостью и трудолюбием. Ночами помогала колхозникам в обмолоте, в делах по хозяйству престарелым. Были и такие случаи: недоимщик утверждал, что налог начислен неправильно. Проверив такое заявление, она добивалась возврата ему переплаты, а он на радостях вносил значительную сумму в фонд обороны.

В 1943 году Зину направляют на курсы при Министерстве финансов РСФСР. После курсов она работает ревизором крайфо, но ее тянет в знакомые места, в уже освобожденные районы Украины. Крайфинотдел не отпускает, она пишет Министру финансов СССР тов. Звереву и при его содействии 14 марта 1944 года вместе с сестрой оказывается в г. Сталин (ныне Донецк).

На Украине

Город разрушен, от домов остались одни коробки, народу на улицах почти нет, даже спросить не у кого, где разместился облфинотдел. В этих условиях и начинала она работу, которой посвятила 17 лет. Много времени работала в должности контролера-ревизора КРУ Министерства финансов УССР. За это время (1948-53 годы) заочно с отличием закончила финансово-экономический институт.

Пробовала сменить специальность, даже окончила курсы по механизированной разработке материалов, работала начальником машино-счетной станции, но работа оказалась не по душе, нет ничего творческого, и вернулась в облфинотдел на экономическую работу.

С 1966 года Зинаида Исаковна работала начальником планового отдела облводоканала (это отдел облисполкома). В своей №исповеди» она пишет: «Работу свою очень люблю. Цифры – это живая вода. Читаю их как роман и все вижу, как в зеркале. В моем понимании лучше экономической работы нет. А оглядываясь на прожитое, могу сказать: мы трудились, не думая о своем завтрашнем дне. Делали все, что от нас требовалось. И если бы можно было начать жизнь снова, я бы жила так, как прожила, хотя и было много огорчений. Такими нас воспитали родители и школа.

В 1975 году Зинаида Исаковна вышла на заслуженный отдых, но без дела не сидит, является заместителем секретаря крупной партийной организации.

Зинаида Исаковна Нагленко

Как видит читатель, Зина нигде не споткнулась, а с честью оправдывала высокое звание члена Коммунистической партии Советского Союза. И школа имеет все основания гордиться такими питомцами.