«Кладовая солнца» Любови Громоздовой

Информация о том, что звери выходят из леса, обрадовала меня так же, как жителей Речного, когда их поселковый пруд выбрали для отдыха лебеди. Почему же тогда лоси вызвали некую настороженность?

Такое же удивление прозвучало 25 июня в утреннем сюжете государственной телекомпании «Поморье», в котором сообщалось, что лоси пришли в Архангельск. В это тоже было бы трудно поверить, так как этот морской форпост России находится в лесотундре. Но автолюбители сумели запечатлеть лосей, что говорится, вживую: на Окружном шоссе и Ленинградском проспекте. И это радует: живая природа идет к человеку. А ему, человеку, стоит позаботиться, чтобы этот переход был обоюдно приятным и безопасным.

Когда я был в Финляндии, то неожиданно для себя наткнулся на необычный дорожный знак «Осторожно: лоси!». И стоял он не где-то на окраине, а в самом центре города. Было это двадцать лет назад. Может быть, наконец-то мировая цивилизация и в нас пробудит уважение к животному миру. А то придется спасать «братьев наших меньших», как дальневосточных леопардов и тигров, с помощью самого Президента России.

Живая душа «братьев наших меньших» — не просто красивая метафора, это одна из основополагающих черт понимания окружающего нас мира. Для этого мы создаем такие государственные заповедники, как «Былина», организуем охранные зоны для рек и озер, пытаемся оградить животный мир для его сохранения кормушками и заборами. Но все это второстепенно и относительно. Надо беречь не отдельные «клочки» этого большого мира, а всю землю. Тогда природа и человек будут единомышленниками и друзьями. Об этом тепло пишет в своих стихах опаринский поэт Анатолий Быстров. Звери выходят к людям, чтобы взглянуть на повседневную жизнь человека как бы со стороны. Как если бы природа в ее первозданной чистоте, в ее естественной простоте и мудрости смотрела на него, оценивая правильность и справедливость устройства этого мира.

Эти мысли пришли ко мне в декабре 2014 года в деревне Стрельская, когда я смотрел увлекательные сюжеты рыбалки и охоты — фото и кинохронику – больших любителей природы супругов Громоздовых. Виталий Сергеевич смущенно улыбался, потому материалы комментировала Любовь Васильевна.

Но прежде, чем предоставить ей слово, хочу подчеркнуть, что любовь к окружающему миру передается нам через родителей, школу, литературу. Природа не знает свойственного человеку сострадания. Природный мир – полноправный и самодостаточный, со своими, свойственными только ему, законами, страстями и заботами. Мне однажды посчастливилось побывать на зорьке на тетеревином току – удивительное зрелище! Потому я с такой любовью читаю и перечитываю волшебника «кладовой солнца» Михаила Пришвина. С какой поэтической выразительностью в повести «Женьшень» описывает Пришвин схватку двух оленей-самцов из-за оленихи в период весеннего гона. Удивление никогда не покидало и самого Пришвина, который острейшим образом чувствовал свою отдаленность от природы и стремился максимально к ней приблизиться.

Эти высокие чувства единения с природой с детских лет прививал участник Великой Отечественной войны, орденоносец Василий Степанович Бартев дочке Любе. Он прошел большую армейскую выучку: на фронте с 21 июня 1941 года, а шинель снял только 23 марта 1948-го. Вернувшись домой, часто делился мыслью: война оглушила воем снарядов, хочется тишины. Брал ружье и уходил в лес. А охотник он был знатный. Это подтверждает Свидетельство, врученное ему в Москве 24 июня 1956 года. В нем записано, что «Бартев Василий Степанович, охотник Шадринской глубинки от Опаринского заготзерно Опаринского района Кировской области, является участником Всесоюзной сельскохозяйственной выставки 1956 года и награжден медалью ВДНХ».

Василий Степанович Бартев

Лес для Василия Степановича был вторым дом. Здесь, на Малом Речном, он родился, шадринские леса – это его детство, каждая тропка знакома, как деревенская улица. Когда Люба подросла, брал ее в свои природные походы, научил владеть ружьем, а главное – любить и понимать лес. Часто повторял: «Без этого, доченька, никак нельзя. Надо верить, что лес твой друг, и он всегда поможет тебе найти дорогу к дому».

Так, благодаря стараниям отца, Любовь Васильевна (теперь уже Громоздова) вошла в «кладовую солнца», как в собственный дом, навсегда и прочно полюбив окружающий мир. Сегодня она в лесу и на реке самостоятельный человек. А еще она человек увлеченный. И это увлечение тоже перешло к ней от отца. Все началось с его небольшого подарка, а теперь в доме Громоздовых расположился целый музей. Своим задором и поиском «втянула» в круг своих интересов и мужа. Теперь он во всем ее первый помощник. А в лесу и на реке – они на равных. Чтобы убедить вас в этом, не буду говорить красивых слов, хотя чета Громоздовых из деревни Стрельская этого заслуживает и своим образом жизни, и своим желанием творить добро и радовать людей, и своей любовью к светлому и прекрасному. Посмотрите, как красочно и по-деревенски уютно оформлена их усадьба! Но все это – отдельная повесть.

Именно – отдельная. А пока мы о природе, о том, что не только лоси, но и косолапые мишки тоже решили выйти посмотреть на свет божий. У Громоздовых такие встречи состоялись неоднократно в разные годы. В информации «Звери выходят к людям» говорится о том, что «…месяц назад между деревнями Дуванное и Шабуры проезжавшие видели на бетонке сразу трех медвежат. А житель Маромицы примерно в то же время и в том же месте наблюдал, как медвежонок взбирался на дерево неподалеку от дороги». У Любови Васильевны Громоздовой есть своя почти что шишкинская картина «Утро в сосновом лесу». Те же три медвежонка, та же медведица, только сюжет несколько иной. Правда, Любовь Васильевна, хотя в душе и художник, но эту картину запечатлела своим фоторужьем, которое является ее постоянным спутником в лесных вылазках.

«Интересно отметить, — говорит Любовь Васильевна, — что эти снимки не одного дня. Место действия одно и тоже, медведица и медвежата те же, а картину это я имела возможность наблюдать в течение нескольких дней. Так увлеклась этим, что забыла об опасности. Медведь – зверь миролюбивый, если сытый и его не беспокоишь. А вот медведица при защите своих малышей может проявить материнский характер: тут уж не позавидуешь. Выручает папина школа: ходить по лесу без хруста веток под ногами, видеть больше, чем другие. И запахи леса и травы, и даже ветки на деревьях позволяют понять, что творится вокруг тебя. Лес – это книга, и я никогда не устану ее читать».

Слушая ее, вспомнил двух рослых с облезшей шерстью медведей, которые томились в тесных клетках на одной из дорожных автостанций Ярославской области. Спросил хозяина: зачем? Ответ был чисто коммерческий: таким образом привлекаем людей на заправку. Взрослые иногда могут проехать мимо, а дети просят остановиться. Мы тут как тут со своим сервисом: мелкий ремонт, заправка, мойка, а для водителя и его семьи — кафе.

Так ненавистное мне слово «бизнес» загнало бедных животных в невыносимые звериные условия. И небо для них, действительно, в клеточку, так как обе клетки выполнены из металлической ленты, сваренной квадратами 15 на 15 см. Попросил несмело: «Вы бы их хотя бы помыли, а то вонища, хоть нос затыкай». Начальник заправки улыбнулся: «Так мы специально медведей не моем, пусть клиенты летят на запах».

И как хорошо, когда есть друга сторона медали: когда человек зверю друг. Ну как не вспомнить знаменитую фразу «Ребята, давайте жить дружно!»

Николай Шкаредный.

P. S. Хотел сделать комментарий, а получилась статья. Думаю, она будет интересна читателя «Опаринской сороки».

На фото:

  • Виталий Сергеевич и Любовь Васильевна Громоздовы.
  • Избушка в лесу — зимовье, то есть охотничий домик.
  • Далее — Виталий Сергеевич Громоздов на рыбалке, в зимовье, в пробуждающемся весеннем лесу.
  • На остальных снимках Любовь Васильевна. Снимки сами говорят за себя. А по словам Любови Васильевны, рыбалка и охота для них — отдых от трудовых будней и домашних дел. Не случайно она в разговоре обронила фразу: «Летом в лесу, на реке — все равно, что в санатории, тут тебе и целебные травы, и водные процедуры. А что еще надо человеку?!» Страница из «Альбома Памяти», который Любовь Васильевна посвятила своему отцу — Василию Степановичу. Следует сказать, оформлен он грамотно, красиво, с большой любовью. Многие ли из нас там бережно хранят память о своих родителях?

От редакции: О домашнем музее Любови Васильевны Громоздовой «Опаринская сорока» рассказывала 19 августа 2013 года.