Как живешь, Верхняя Волманга?

«Живем! – отвечает мужчина, который вышел из магазина и открыл дверцу «уазика-буханки». Да вы зайдите в магазин, женщины все расскажут!»

Верхняя Волманга

Как я заметила, женщины в Верхней Волманге ходят пешком. А мужчины в основном передвигаются на собственном транспорте. У кого-то это «Жигули», у кого-то навороченный «Мицубиси». Но есть и самодельный – два огромных колеса из «ураловских» камер, впереди широкая лыжа, чтобы в снег не проваливаться, двигатель от мотоцикла. Вездеход!

Верхняя Волманга

В магазине пахнет свежим хлебом. Супруги Юркины пекут его для жителей поселка четыре раза в неделю: по понедельникам, средам, пятницам и субботам. Рядом с буханками на стеллажах открытые сладкие пироги, пирожки с яблочной начинкой, другая выпечка. Все горячее.

Продуктами верхневолмангцев обеспечивают ИП Тагель и ИП Казимир из Маромицы. Тот и другой завозят товар раз в неделю.

За что я люблю этот поселок – люди здесь общительные и разговорчивые. О своих проблемах не молчат. А что утаивать – все знают, что в Верхней Волманге, например, на протяжении нескольких лет нет медицинского работника. Раз в неделю приезжает фельдшер из Дуванного. В остальное время хоть караул кричи. Лекарство купить негде, «скорая» из Опарино за 80 километров не поедет. А в добрые старые времена за роженицами вертолет прилетал. Об этом еще помнят.

Верхняя Волманга

«Зато у нас теперь со светом порядок, — говорит одна из покупательниц. – Ведь как бывало: свет погас, жди 2-3 дня, пока из Маромицы приедут. Случалось, и по неделе без электричества сидели. Мы в 2000 году свадьбу справляли. Свет погас в среду, гости к выходным собрались. А включили только в понедельник. Жара, продукты портятся. Хоть свадьбу отменяй. А теперь мы к «Кировэнерго» относимся. Случись что, звоним – ребята сразу приезжают и делают».

Насчет «звоним». Никак не могу понять: если есть телефон в конторе бывшего лесопункта, что мешает телефонизировать весь поселок? Есть «народный телефон». Он то работает, то не работает. С утра тоже безмолвствовал, потом вдруг ожил – мужчине удалось дозвониться.

«Иногда стоим возле него часами, попрыгаем на морозе да и уйдем ни с чем. То карточек на почте нет, то бракованные привезут. 21 век, позор!»

«Не переживай, — подключается к разговору женщина средних лет. – В 2012 году телефон не нужен будет».

«Почему? – искренне удивлен мужчина.

«Конец света по телевизору объявили, сама слышала. Нам-то бы ладно – детей жалко. Не будут же по телевизору зря пугать?»

Что касается связи – глава поселения Галина Николаевна Чикрина рассказала, что уже в который раз приезжали специалисты и сказали, что можно охватить Волмангу мобильной связью, если на вышке в Моломе установить дополнительное оборудование. Но когда это будет и будет ли? Поселок ждет и надеется.

Геннадий Федорович Шубин работал водителем в Волмангском леспромхозе, сейчас на пенсии. В этом поселке он родился, здесь прожил всю жизнь. Сейчас помогает сыну на пилораме.

Верхняя Волманга

«Сколько раньше строилось всего, — говорит он. – Клуб хороший был, жилье. Сейчас по улице идешь – все рушится, двери-окна выломаны. Как будто цунами не по Японии, а по нам прошло!»

Верхняя Волманга

Верхняя Волманга всегда жила заготовкой леса. Отсюда он шел в Маромицу на нижний склад. Водители, вальщики, трактористы, операторы агрегатных машин – вот кем работали мужчины.

Но в лес пришли современные комплексы, и механизаторы в большинстве своем остались не у дел. Востребованы единицы. Другие подались к «ИП-шникам»: своему Шубину, Шубину из Даровского, Малкову (Стрельская). Да и сам «Лесной профиль», который пять лет назад в трудное для Маромицы и Волманги время подставил им плечо, находится в стадии банкротства и погряз в долгах. И неизвестно, когда и чем эта процедура закончится.

Рабочие места создают индивидуальные предприниматели. Но и у них свои сложности. Трудно из отдаленного поселка выйти на покупателей. На рынке пиломатериалы из Стрельской, Даровского района. Сейчас спроса на доски нет, летом, в разгар строительного сезона, плохая дорога. Так что бизнесменом в Верхней Волманге быть непросто.

Второй год из Опарино в поселок ходит рейсовый автобус. Один раз в неделю не устраивает жителей. Потому что частники (если удастся уговорить автовладельца на поездку) берут 1500 рублей в обе стороны. Накладно, но выбора нет.

«Освещение уличное у нас недавно появилось, — радуются жители. –Пусть немного лампочек, но хотя бы какие-то ориентиры в темное время суток теперь есть».

Коров в личных подсобных хозяйствах осталось всего 12. А когда-то поголовье доходило до 87.

Верхняя Волманга

Жители считают: были бы на лесопункте да в леспромхозе настоящие хозяева, и Волманга обрела бы второе дыхание. Бывший руководитель лесопункта Вениамин Васильевич Маслов, который немало сделал для поселка, на этих проблемах заработал инфаркт. Нового руководителя никто толком не видел. Говорят, что его нашли через объявление в Интернете. Пока он себя никак не проявил.

За последние годы из Верхней Волманги уехало много народу. Но осталась еще молодежь, в местной школе 23 ученика. Люди надеются: если школу не закроют, поселок будет жить.

Татьяна Тунгусова.
Фото автора.