Как я нашёл икону

Было  это  в далеком 1966 году, когда я приехал на первые курсантские каникулы к родителям, проживающим в деревне Березовка Моломского сельсовета. По  каким-то причинам оказался в Опарино. Предстоял пеший обратный путь, так как осень, бездорожье, техники – никакой. Но я еще не отвык от таких переходов, хотя к ним едва ли можно привыкнуть. Когда учился в Опарино, в течение четырех лет по несколько раз в году только таким образом приходилось добираться в ту или другую сторону. Так что мне до сих пор памятны все пути, и прямые, и окружные:  через Дуванное,  через бывший «Интернационал»,  Речной и Маромицу…

Но тут неожиданно встретил Петра Алексеевича Куракова, проживающего в бывшем поселке Плотбище и работающего  там начальником лесопункта. Он мне предложил до Дуванного доехать попутно на почтовой машине, а затем  на его моторной лодке по реке Моломе до места.

Примерно в полдень мы выехали, пересели в лодку и поплыли вверх по течению, надеясь к вечеру добраться до дома. Но через некоторое  время начались одна за другой повторяющиеся неполадки: стал ломаться  шплинт, с помощью которого гребной винт крепится на валу мотора. Подумали, что винт цепляет за дно реки, и оттого его ломает. Приходилось несколько раз выпрыгивать из лодки, так как не было весла, а саму лодку подводить к берегу, чтобы устранить неисправность. Глубина была  где по пояс, где по грудь. Винт не должен бы цеплять  дно. Но  посчитали, что всякое может быть. Не помню, сколько раз ставили новые шплинты,  но и они закончились. Что делать? Причалили в последний раз напротив бывшей деревни Кустовки, к тому времени уже  обезлюдевшей.

От реки до домов примерно с километр, и я побежал набирать гвоздей. Вскоре я их набрал от старого забора.  Поднимаю голову – что такое? Какое-то привидение, что ли ( уже стало темнеть)? Подхожу поближе и вижу икону, всю исцарапанную, высотой около метра, деревянную. Я еще тогда не знал, что икона в христианской традиции – это святыня.

Икона

Но воспитание, привитое бабушкой, мамой, что икона служит для того,  чтобы люди перед ней молились,  мгновенно меня подвигло к тому, что она  не должна быть брошенной. Но тут же подумалось: а как отнесется к этому Петр Алексеевич? Время безбожное. Думаю, скажет: «Ты комсомолец, а с иконами связываешься». А потом думаю: нет, не скажет, и вот почему.

Вспомнилось мне из детства, когда я был еще совсем маленьким, и жили мы в деревне Борки по соседству с матерью П. А. Куракова. Как-то приходит моя мать и рассказывает, что приехал из г. Горького Петр Кураков, там женился, но было условие родителей будущей жены, чтобы они повенчались в церкви. Я и подумал, что у него есть чувство религиозности. Со словами, что нашел икону, я  принес ее и  положил  в лодку. Петр Алексеевич ничего не сказал.

Наступила такая темнота, что плыть дальше было невозможно. Пришлось ночевать в стоге сена, который оказался тут же на берегу. Наутро встали, солнце уже высоко, нет чувства холода или сырости, хотя я был весь промокший, да и голода нет (хотя не помнил, когда ел последний раз).  Отправились дальше, ожидая, что в любой момент нас ожидает вчерашняя участь. Но, к нашему удивлению, такого ни разу не случилось.

Далее произошло интересное совпадение. Причаливаем к берегу, а через мост едет мой отец на подводе — он  возвращался откуда-то домой. Я тогда перенес икону к нему, сам сел, и  остальные семь километров моего путешествия удачно закончились.

Приехав домой, я отнес икону на чердак, и там она находилась,  пока были живы родители. После их смерти брат перевез ее к себе в Опарино. У меня были мысли отдать икону в церковь, но как-то не получалось. Когда открылся молельный дом на месте бывшего детсада, брат с моего разрешения отдал ее туда, а священник  зачитал  письмо о том, как она была найдена, и сказал: «Хорошо, что появилась хоть одна старинная икона». Знаю, что люди потом тоже приносили иконы.

Продолжение следует…

На фото:
икона «Умиление».Икона, найденная Василием, находится в храме Александра Невского, возможно, мы сможем получить её фото к выходу второй части рассказа.

Василий Графов.