К Дню защитника Отечества

Николай Николаевич Шкаредный за большой вклад в изучение истории Опаринского района и вклад в краеведение назван человеком года-2015. В канун Дня защитников Отечества ему есть чем поделиться с опаринцами – ведь Великая Отечественная война не обошла стороной и его семью, и семьи его родственников…

Из когорты победителей. Часть 1

Почему я вынес в заголовок слово «когорта»? Ответ, как мне кажется, очевиден. Это слово пришло к нам из глубины веков, так именовалось с конца II века до н.э. одно из главных подразделений римской армии.

В современном звучании слово «когорта» — это группа людей, сплоченная общими идеями, целями, устремлениями. Весь советский народ все 1418 дней и ночей Великой Отечественной войны жил одной целью и одном устремлением: разгромить врага, освободить Родину от фашистской нечисти. И он сделал это! Лозунг: «Враг будет разбит, Победа будет за нами!» — воплотили в жизнь советские воины-освободители. Люди, о которых я пишу в этой статье, из этой когорты.

Всего в боевых действиях в годы войны участвовало почти 35,5 миллиона советских военнослужащих. В этих военных зарисовках-воспоминаниях я расскажу лишь о двух из них. У них одна фамилия – Шкаредный, одно имя – Николай и даже одно отчество – Степанович. Они, эти Шкаредные, мои двоюродные братья по отцу, тоже фронтовику, погибшему, защищая свою землю, свою семью на поле боя. Оба они, как и мой отец, родились в деревне Сапоговской Шадринского сельсовета. У них было в жизни много общего – раскулаченное детство, скитания, война.

Клянусь победить врага!

Плакат. Клянусь победить врага!

Начну с официальной информации из Книги Памяти Республики Коми: «Шкаредный Николай Степанович. Родился в 1924 г. Проживал: Архангельская обл., д. Сапоговская, Шадринского с/с. Приговорен: в 1931 г., обв.: на основании решения особой комиссии Опаринского с/с от 27.04.1931 г... Приговор: Выслан, м. с.: п. Новый Бор, Усть-Цилемского р-на, Коми АССР». Казалось бы, официальная информация, а сколько в ней, мягко говоря, неточностей. Во-первых, Архангельская область образована Постановлением ЦИК СССР только от 23 сентября 1937 года, и Николай Степанович никак не мог родиться в несуществующем регионе. Хронология нам подсказывает: с 1918 года по 1929 эта территория входила в состав Северо-Двинской губернии, с 1929 по 1936 – Северного края, с 1936 по 1937 — в Северную область. Но к тому времени Николай Шкаредный, 1924 года рождения, специально выделяю эту дату, что не было путаницы, был далеко от родных мест.

Второе, что шокирует в этой официальной информации: семилетний малыш «приговорен на основании решения особой комиссии». Да и саму эту строгую комиссию почему-то приписали к Опаринскому с/с. Еще одна неточность в этой информации: «выслан, м. с/п.: п. Новый Бор». Семья Степана Михайловича Шкаредного, как и наша, никогда не жила в п. Новый Бор. Ссыльные раскулаченные вятские и архангельские крестьяне были прекрасными плотниками. На первом этапе они оборудовали землянки, а через три года подняли первые дома. Так на карте Усть-Цилемского района Коми АССР в 35 километрах от Нового Бора появился новый поселок, который по названию протекающей здесь реки назван Харьяга. Но в эти годы Николая Шкаредного, о котором сегодня мой рассказ, в эти годы в Харьяге не было. Рассказ об этом ниже.

Как известно, в 1930 году на территории Опаринского района ускоренными темпами организовывались колхозы. Материальной базой для их создания стали крепкие крестьянские хозяйства, хозяев которых тут же превратили в кулаков. Сельсоветы приступили к последовательному и жесткому изъятию у настоящих тружеников деревни скота, мельниц, сельхозорудий и даже домов. А чтобы эту экспроприацию было проводить легче, было решено раскулаченных пропустить через сито так называемых «троек», и особые комиссии на местах. В эту «мельницу» репрессий попал и мой дед Михаил Степанович Шкаредный со всей своей большой семьей. Чтобы отвести разрушительный удар коллективизации, он свел на колхозный двор три из пяти коров, одну из двух лошадей, передал под колхозное стадо конюшню. А мельницу и кузницу сельсовет экспроприировал первыми. На втором этапе взялись за экспроприацию домов.

Коле Шкаредному, о котором наш сегодняшний рассказ, было тогда всего семь лет. Его отец Степан Михайлович, старший брат моего отца, к началу коллективизации жил самостоятельно, своим домом. Еще 11 ноября 1930 года он направил заявление в Северную краевую прокуратуру: «21 октября 1930 года председатель Шадринского сельсовета произвел продажу моей последней избы, несмотря на то, что я живу в этой избе. Хотя отец у меня обложен индивидуальным налогом, но я от него отошел в отдельное хозяйство и живу своей семьей в той постройке, которую председатель продал, и теперь мне приходится выходить (выходить на подворье), да еще никто не пускает. Такое действие председателя сельсовета считаю неверным ввиду того, что у отца есть еще что продать, что из конюшен можно продать, но не мой последний дом, т.к. я не виноват через отца. Честно служил в Красной Армии: с 1925 по 1927 годы г. Ленинград, артполк, 4 бригада. По прибытии домой произвел раздел с отцом. Я надеюсь, что краевая налоговая комиссия учтет мое положение и остановит незаконные действия председателя сельсовета. Ездить жаловаться некогда, все время живу на лесозаготовках».

На снимке мой дед Михаил Степанович Шкаредный и герой этого очерка Николай Степанович Шкаредный в Сормово. Это единственная фотография, которую мне удалось сохранить из далеких тридцатых.

На снимке мой дед Михаил Степанович Шкаредный и герой этого очерка Николай Степанович Шкаредный в Сормово. Это единственная фотография, которую мне удалось сохранить из далеких тридцатых.

Заявления, обращения и ударный труд на лесозаготовках для новостроек, включенных в индустриализацию страны, не возымели действия. Семью Степана Михайловича и Александры Ивановны с детьми – Николаем – 7 лет и Валентиной – 1,5 года приговорили, как и семью его младшего брата Николая Михайловича, моего отца, к ссылке в печорское Заполярье. Дед Михаил Степанович не стал дожидаться такого приговора, уговорил сына Степана отпустить с ним в отъезд из родных мест семилетнего сына Колю и уехал. Как потом писал в своем объяснении Степан Михайлович: «Отец заболел, уехал в больницу и в последнее время неизвестно куда уехал…». Так наш дед и его внук избежали ссылки. Когда я подрос, дядя Степан Михайлович рассказывал мне: «В середине 30-х отец прислал в Харьягу фотографию с внуком из Сормово, а перед войной приехал к нам с Николаем. Так что парень вырос и возмужал в городе. Сохранил для нас сына, да ненадолго, война отняла его у нас. Погиб наш Коля в годы войны»…

К сожалению, Степан Михайлович и Александра Ивановна давно умерли, и никаких документов по Николаю Степановичу мне найти не удалось. Нет уже в живых его сестры – Валентины, которая прошла в свои 1,5 года вместе с родителями через все ужасы Котласской Макарихи, и обрела в спецпоселении Харьяга свою вторую родину. Младший сын Иван, который родился уже в Харьяге, закончил Киевскую сельскохозяйственную академию, работал главным агрономом в одном из крупных украинских колхозов, защитил кандидатскую диссертацию и возглавил отдел в Киевском научно-исследовательском институте. Последний раз мы встречались с ним на Вазюке в 1986 году. Вскоре его не стало, так оборвалась последняя ниточка. Но я не прекращаю поиски и надеюсь, что когда-то все-таки смогу документально подтвердить боевой путь сержанта Николая Степановича Шкаредного. А потому сегодня свой рассказ построю на документах и событиях, которые отражены в официальных документах.

В 1998 году были обнародованы официальные данные Генерального штаба Вооруженных сил России о погибших в годы Великой Отечественной войны: общие безвозвратные потери Советской Армии составили 11944100 человек, в том числе погибло 6885000 человек, пропало без вести и пленено 4559000. В общей сложности Советский Союз потерял 26,6 млн. человек. По другим сведениям, общие потери могут составлять 29592749 человек. В числе жертв войны 13,7 млн. человек составляют мирные жители, из них преднамеренно было истреблено оккупантами 7,4 млн., 2,2 млн. погибло на работах в Германии, а 4,1 млн. умерло от голода и болезней. За годы войны в СССР было разрушено 1710 городов, более 70 тысяч деревень, 32 тысячи заводов и фабрик, разграблено 98 тысяч колхозов и 2890 — МТС – общая стоимость разрушений 128 млрд. рублей. Каждый пятый воевавший в Великой Отечественной войне отмечен наградой. Всего же звание Героев Советского Союза присвоено 11681 воину, а 2532 человека являются полными кавалерами ордена Славы. Все это вместилось в огненные и тревожные 3 года 10 месяцев и 17 дней…

Плакат. 1941-1945

Плакат. 1941—1945

Поиск был долгим. Наконец, пришла обнадеживающая информация: сержант Николай Степанович Шкаредный 1924 г.р. служил в 665 стрелковом полку 216 стрелковой дивизии. Погиб 14 октября 1943 года. Захоронен в селе Садовое Мелитопольского района Запорожской области.

Вот она – отправная точка отсчета. Мне удалось найти двух однополчан Николая Степановича, которые вместе с ним в составе 665 стрелкового полка участвовали в Мелитопольской операции. Красноармеец Григорий Уколович Кривобок, стрелок, погиб 17 октября 1943 года. Пулеметчик Иван Иванович Зюзь родился в 1925 году в селе Любимовка Каховского района Херсонской области в семье крестьянина. С 1941 по 1943 год находился на оккупированной территории. В сентябре 1943 года призван в Красную Армию, и сразу в бой. Проявил себя как бесстрашный и находчивый боец. Забегая вперед, скажу, что 16 мая 1944 года за мужество, отвагу и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, красноармейцу Зюзь Ивану Ивановичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Вот такие боевые товарищи окружали Николая Степановича. Все они в составе 665 стрелкового полка в октябре 1943 года форсировали укрепленную фортификационными сооружениями противника реку Молочную, шаг за шагом продвигались на мелитопольском направлении.

Пехота идет в наступление

Пехота идет в наступление

В ожесточенных боях в наступающих советских частях воевали люди разных национальностей, призывники разных регионов Союза и местные жители. Благодарные потомки чтят память о победителях: никто не забыт, ничто е забыто! И в России, и на Украине. Тому подтверждение сообщение от 16.10.2014 года о перезахоронении в Мелитопольском районе Запорожской области останков воина, погибшего во время Великой Отечественной войны. В конце сентября 2014 года были обнаружены останки более пятидесяти человек, бойцов. Шесть из них были с медальонами, но информация сохранилась на трех. В том числе на медальоне жителя села Тихоновка Алексея Ельчищева. Спустя многие десятилетия героя похоронили в родном селе со всеми воинскими почестями. Родственникам погибшего поисковики вручили капсулу с землей с места гибели солдата, в сельский музей были переданы вещи с поля боя, а также медальон погибшего защитника Родины.

Мелитополь был взят немецкими войсками 6 октября 1941 года. Самим фюрером Мелитополь был назначен центром Генерального округа Крым-Таврия, одного из шести округов Рейхкомиссариата на Украине. Были проведены массовые расстрелы еврейского населения, в городе и его окрестностях было создано несколько небольших концентрационных лагерей. В начале осени 1943 года немцы, желая остановить наступление советских войск, возвели на правом берегу реки Молочной оборонительную линию ВОТАН. 23 сентября 1943 года советские войска под командованием генерал-лейтенанта Ф.И.Толбухина начали наступление на линию обороны противника. Но прорвать сильно укрепленную оборону противника не удалось. И лишь 13 октября 1943 года прозвучало сообщение советского информбюро об ожесточенных боях советской армии в районе городов Запорожья и Мелитополя.

«На Мелитопольском направлении наши войска после трехдневных ожесточенных боев прорвали сильно укрепленную оборонительную полосу противника севернее и южнее города Мелитополя. Немцы по восточному берегу реки Молочная вырыли две линии противотанковых рвов. На западном берегу реки был создан еще один глубокий противотанковый ров и разветвленная сеть дзотов, окопов, траншей и ходов сообщений. Советские войска прорвали оборону противника, форсировали реку Молочная, и, заняв ряд укрепленных пунктов противника, ворвались в город Мелитополь. Немцы вводят в бой свежие резервы и стремятся любой ценой задержать наступление наших войск. Однако их контратаки терпят неудачу. Части Н-ского соединения, ворвавшись на южную окраину Мелитополя, сегодня ведут ожесточенные бои в центре города. Противник понес огромные потери. По неполным данным, за 3 дня только южнее Мелитополя уничтожено свыше 4000 немецких солдат и офицеров, 38 танков, 16 самоходных и 82 полевых орудия. Нашими войсками взяты большие трофеи». В этих боях в пригороде Мелитополя погиб сержант Николай Степанович Шкаредный, т.к. село Садовое – пригород Мелитополя.

Памятник павшим в селе Садовое

Памятник павшим в селе Садовое

Формирование 216-я стрелковой дивизии начато 29 сентября 1941 года в Чугуеве Харьковской области. Согласно приказу Наркома обороны, формирование должно было быть завершено к 1 ноября 1941 года. Однако обстановка, сложившаяся в районе Харькова во второй половине октября, не позволила в полном объеме осуществить подготовку частей и подразделений, и уже 20 октября 216-я стрелковая дивизия была вынуждена вступить в бой в составе 38-й армии Юго-Западного фронта. Потом были наступательные бои на Кубани, боевые действия в составе Северо-Кавказского фронта и Черноморской группы войск Закавказского фронта. С сентября 1943 года 216-я стрелковая дивизия действует в составе 51-й армии Южного фронта, в октябре в составе 54-ого стрелкового корпуса участвовала в Мелитопольской наступательной операции. А потом будет покорение озера Сиваш. За активное и успешное участие в форсировании Сиваша 216 – й стрелковой Краснознаменной дивизии будет присвоено почетное звание «Сивашской». 23 октября 1943 года над Мелитополем взвилось Знамя Победы. Москва салютовала 20 залпами из 200 орудий в честь освобождения Мелитополя от немецко-фашистских захватчиков. Но об этом сержант 665 стрелкового полка 216-й стрелковой дивизии Николай Степанович Шкаредный уже никогда не узнает. Заканчиваю рассказ о сержанте Николае Степановиче Шкаредном корреспонденцией «На улицах Мелитополя», опубликованной в газете «Правда» 23 октября 1943 года, так как в этих строках частица его ратного труда, его вклад в нашу общую Победу.

Продолжение следует...