История Альмежа в период революций и позднее

Продолжу воспоминания М. Гендриксон: «Когда мы жили на хуторе, отцу не давали дома работать – избирали на какие – нибудь  должности. Так как отец имел среднее образование,  свободно владел русским языком, а более 90% эстонцев его не знали, вот и приходилось ему выполнять различные поручения сельского общества. В 1916 году его избрали уполномоченным по закупке муки в городе Кунгуре, чтобы не переплачивать купцам лишние деньги за хлеб. Закупали вагонами  ржаную и пшеничную муку, отруби.  После Февральской революции 1917 года отца избирают сельским старостой Альмежского сельского общества.

Временное правительство Керенского готовилось к выборам в Учредительное собрание. Старосте – отцу выслали избирательные бюллетени по 7 штук каждому избирателю и конверты. Разъяснительная работа не велась – люди не знали,  какие партии за что выступают Выборам помешала Октябрьская революция. Весь избирательный материал оказался на вышке – чердаке  нашего дома на хуторе.  Впоследствие, ввиду недостатка бумаги в 1918 – 20 – х годах, бюллетени использовались для написания различных справок – обратная сторона была чистая. Правда, бумага была газетная».

Временное правительство успело выпустить свои деньги,  они печатались на простой бумаге, не было ни  года выпуска, ни номера. В народе их называли «керенками» по  фамилии главы правительства – Керенского А.Ф.  Гербом оставался  двухглавый орёл только без царских регалий.  Впервые  и единственный раз в России были выпущены деньги номиналом в двадцать и сорок рублей.

История Альмежа

Осенью 1917 года в Альмеже была создана лесоартель, чтобы  не продавать  дёшево лес  купцам – перекупщикам. Избрали правление, председателем стал Бельтюков, который работал в магазине Пестова  продавцом.  Весной 1918 года артель распалась – председатель вместе со своим хозяином Пестовым уехали из Альмежа, дом передали Опаринскому потребительскому обществу – открыли его отделение. Другие члены правления артели заворовались и сбежали. Одного  поймали, он всё свалил на других – так бесславно закончилась  история  этой артели.
С победой Октябрьской революции повсеместно устанавливаются Советы рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Председателем Альмежского сельсовета был избран  Анеман Юхан, членами Совета – Зуев Аркадий  (рабочий из Питера),  фамилия второго мне неизвестна. Сельсовет не имел своего помещения, своей канцелярии. Сотрудники жили по хуторам, собирались в народном  доме (нардоме ) для проведения собраний или решения какого – либо  дела. До 1924 года молодожёны регистрировались в Опарино.

В 1918 году  летом была создана  Северо  – Двинская  губерния, в которую входила и Опаринская волость в составе Никольского уезда. Нужно отметить, что все величайшие события страны в 1917 – 20  годах прошли для жителей Альмежа незаметно. Даже продотряды не бывали в наших краях, не как в южных  районах волости. Единственное и существенное – это  возникли трудности со снабжением продовольствием.

С установлением Советской власти оживилась культурная жизнь в Альмеже. Как бы кто к ней сейчас ни относился, но она даже  медвежий угол  оживила. На первом этаже дома  Веске в 1918 году начала работать школа, правда, училась небольшая группа детей. До 1921 года учителем был Корбе Яков – уехал в Эстонию. Потом работали Нестеров – учил русских ребят, и  Уйбо Ида. В 1923 году учителя уехали – Уйбо в Опарино,  школа до осени 1924 года не работала. И только с 1924 года  она стала постоянно работать.  В этом же доме  были открыты библиотека и изба – читальня.  Первым избачём был Тонто, завбиблиотекой с 1921 года была М.Гендриксон.  В доме Гмызина в пристройке, где был магазин, открылся народный дом. В нём проходили собрания, а молодёжь  вечерами веселилась. Позднее установили сцену для проведения выступлений драмкружка.

В конце 1920 года в Альмеже возникла первая  комсомольская ячейка. Дежурный по станции предложил русской и эстонской молодёжи организовать  комсомольскую организацию. Согласились. Но когда узнали, что союз молодёжи это коммунистическая организация, некоторые испугались  и отказались от членства в комсомоле. Да  и родители запрещали. Вступали   смелые, независимые, не слушали родителей. Всем им было уже по 20 лет. Вот так слово «коммунистический»  пугало молодых хуторян, особенно их родителей.  Позднее все  снова вступили в комсомол. М.Гендриксон так рассказала о своём вступлении:

«В комсомол я вступила поздно – в 1925 году, когда мне было уже 22 года. Вначале родители категорически запретили вступать, а когда поняли, что эта организация ничего плохого не несёт – разрешили. Наша работа в комсомоле состояла  в шефской помощи различным организациям – оказывали им содействие. Кто – то был прикреплён к сельсовету, другие к школе, народному дому, кооперативу, КОВ (комитет общества взаимопомощи)  и так далее. Всего два года я была в комсомоле. Вышла замуж, муж потребовал  выйти из комсомола, а до этого сам вышел».

С ноября 1922 года во главе комсомольской организации стал Ботвин Иван. До этого он возглавлял районную комсомольскую  организацию. Работа оживилась. Активными комсомольцами были  Усков Т.,  Хиндов Э. В 1925 году  число комсомольцев стало более десяти – Барановский Прохор – секретарь, Киви Эдуард,  Кулль Эрих и  Фёдор, Николаев  Артур, Ключникова  (Глебова) Зина, Куус Эрна, Аннок  Рудольф, Гренков Фёдор, Ботвина Клавдия, Ильянков Осип, Платайс   Павел и Леокене Ольга.  А Василий Ботвин, активный общественник, так и не был комсомольцем, хотя брат Иван  и сестра Клавдия  были первыми  из альмежских комсомольцев

Про коммунистов Альмежа   скудные  данные. Известно, что в 1925 году было шесть членов партии. Нагибин Н.И. – с 1919года член партии, Тинерт Т.А. — с 1924, Минин И.П. – 1924 — был секретарём – дорожный мастер, Петров З.А. — с 1925,  Блау  К.И. – 1919, Баёв Я.Д. — 1920. В чём суть их работы в тот период – мне неизвестно.  Наверно, занимались разъяснительной работой среди хуторян. Да, интересно, в 1928 году  числился партиец – одиночка Пономарёв. В 1926 году проводилась районная партийная конференция, на которую избирали по одному представителю от 3 членов партии.

Что выписывали и читали  хуторяне в середине двадцатых годов? 12 подписчиков выписывали « Крестьянскую газету», «Жизнь деревни» — 13, «Эдази» («Вперёд») -32, «Беднота» — 1, «Красный воин» — 1, « Советская мысль» — 6, «Гудок» — 17, журнал « Лапоть» — 1 , « Сам себе агроном» — 1, «Безбожник» — 1. Ну что ж, не так и мало для нашего  края.  Народ интересовался жизнью страны.

В 1921 году в двухэтажном доме Лучинина начала работать лесозаготовительная контора. Работали  Платайс П – счётный работник, Киви Э, Хаугас О, Алоп Р. – приёмщики.  Принимали лес  у  хуторян, организовывали артели для заготовки леса на хуторах, хозяева которых не могли сами этим заниматься.

И в заключение познакомлю читателей с первыми советскими деньгами. Их называли «совзнаками», деньги   были упрощённые – не было ни номера, ни года выпуска. Выпустили в марте 1919 года с датой «1918» Печатная форма для первых денег была изготовлена ещё Временным правительством. На них был изображён   двуглавый  орёл – герб Временного правительства. И только в 1921 году деньги стали печатать с  советским гербом и призывом – « Пролетарии всех стран….» на семи языках. В этом же году были напечатаны деньги стоимостью , 1,5, 10 миллионов рублей как в 90 – е  на Украине – все мы были тогда миллионеры.

История Альмежа
История Альмежа
История Альмежа
История Альмежа
История Альмежа

Юрий Холопов,  продолжение следует…