История Альмежа (Образование лесопункта)

Организация лесопункта началась в конце 1930 года, а 12.02.31 г. приказом заведующего Опаринским учлестранхоза Лузского лестранхоза Севбелтранслеса был определён штат работников нового лесопункта

– (не сразу и расшифруешь).

Заведующим участка назначался Шур З. Я. Обходным десятником по Латышскому и Альмежскому участкам назначался Мейер О. П., позднее эту обязанность исполнял Васильев И. А. По дорожному строительству назначался Углавский Н. Д. В приказе говорилось о рабочих, сторожах, конторщиках, вербовщиках, курьерах, счетоводах и разнорабочих – чётко был определён штат лесопункта.

С 15.07. 31г. директором Опаринского ЛТХ становится Шур, который своим приказом от 16.08. 31г. утвердил Кяро Ф.П. заведующим по лесозаготовительному пункту № 5 – Альмежскому (1932 года уже под № 1), помощником назначался Куль. Вводилась должность прораба (производителя работ) с окладом 150 рублей с надбавкой 50, итого 200. Платайс назначался счетоводом, Шустов – вербовщиком с окладом 125 руб., с разъездами 150 – ездил по деревням и хуторам, набирал рабочих. По фамилиям были назначены шесть десятников второго и третьего разрядов и их оклады.

Существовала установка для всех лесопунктов, что 80% рабочих должны быть заняты на основных работа: заготовка, вывозка и отгрузка леса — и только 20% на вспомогательных работах — строительство жилья, дороги. Так началась производственная жизнь Альмежского лесопункта.

Схема

История Альмежа

1 – здание вокзала. 2 – двухэтажные дома. 3 – складка вывезенного леса. 4 – деревянный мост, под которым проходила лежнёвка — дикавилька. 5 – переезд. 6 – исток речки В. Альмеж. 7 – лежнёвка. 8 – барак в лесосеке.

Лесозаготовка велась по обе стороны железной дороги в сторону Латышского. На расстоянии 1 км от станции был построен барак, туда же за короткий период была построена круглобалочная дорога – лежнёвка дикавилька. Дорога проходила под деревянным мостом железной дороги, который в начале 50-х был заменён бетонной трубой, т.к. была проведена работа по удлинению станционных путей, и будку стрелочника перенесли за бывший мост. Вот и не стала молодёжь ходить к первому мостику после танцев в клубе.

Складировали вывезенный лес рядом с ж.д. – это место называли – складка или биржа. И можно привести первые результаты работы лесопункта. За 3 квартал – это июль, август и сентябрь — было заготовлено дров 1349 кубометров, вывезено 2114 (был задел во втором квартале). Деловой древесины — 207 и 169. Всем известна наша почва, грунтовые дороги особенно в сентябре. Значит, лежнёвка была уже построена и эксплуатировалась, хотя случаи вывозки леса иногда осуществлялись на санях волокушах – трелёвочные сани.

История Альмежа

Более вероятно, во всех лесопунктах заготавливались такие сортименты – для железной дороги: шпалы, дрова, брусья для мостов, телеграфные столбы. Кроме этого, заготавливали стройлес, рудстойку, спичосину, авиаберёзу, баланс – для производства целлюлозы. Шпалы тесали и вручную — для этого были специальные топоры – шклюды, с широким лезвием. В одном из приказов директора ЛТХ говорится об отставании экспортных сортиметров, спецзаказов – фанерной берёзы, автоблокировочного, гидротехнического и судостроительного леса. Так что лесопунктам давались широкомасштабные задания и ведь выполнялись в основном – не зря Опаринский ЛТХ был в числе передовых.

Но не всё было хорошо. И как В.И. Ленин говорил, что всякий молодой организм подвержен различным болезням, так и руководители лесопунктов допускали промахи в организации работ. В октябре 1931 года директором Опаринского ЛТХ стал Седов. Поехал по лесопунктам, ознакомился с делами на местах и много нареканий отметил в своём приказе. В приказе №23 от 6 ноября 1931г. указывались промахи в работе Альмежского лесопункта. «По пункту Альмежа допущено недопустимое разгильдяйство в организации вывозки дров – как вывозка на волокушах по убийственной дороге непосредственно из лесу, в то время как лежневая дорога бездействует. В районе лежнёвки имеются запасы дров около 5 тысяч кубов. При этом организация труда лошадей по лежневой дороге так поставлена, что при работе 4 лошадей таковая большинство времени простаивает, по причине чего из расстояния одного км делают только 5 – 6 оборотов с вывозкой на лошадь до 8 кубометров в день. Нагрузка на воз слишком мала». Вот такое начало разгромного приказа. А может, как в народе говорят: «Новая метла по-новому метёт». В приказе указывалось, что в пункте царит полная обезличка в организации работ обоза – возчики не прикреплены к лошадям – ( это как бы шофера каждый день ездят на других машинах), конюхи по уходу за лошадьми, сбруя к лошадям не подогнана.

Также отмечено было, что недостаточно внимания уделяет завпунктом жилищно – бытовым условиям рабочих. Грязь у самого входа в столовую, не выполняется распоряжение ЛТХ о еженедельном мытье, ошпаривании кипятком стен, коек и нар в рабочих бараках. Необходимо создать санитарные комиссии для контроля за наведением чистоты. Чисто производственный приказ: « Немедленно переключиться на вывозку по обоим лежневым дорогам не меньше чем по 20 лошадей на каждую дорогу, отобрав для этой работы более крупных и сильных лошадей ( оказывается, было две лежнёвки) Нагрузку довести до 2 кубометров на лошадь. Исправить, проверить все телеги. Организовать бригады на погрузку и свалку сортиментов, сократить до минимума простой лошадей».

Прочитаешь такой приказ и думаешь, а чем же до этого занимались на лесопункте? «Прорабу пункта Альмеж тов. Кяро за такое отношение к делу, согласно, выявленных ненормальностей, ставлю на вид и предупреждаю, что в случае неисправления недостатков будут приняты более суровые меры воздействия». Не сумел Фридрих Петрович срочно всё исправить – в декабре ему дали выговор.

И всё же прав был Седов, требуя проводить санитарную обработку бараков. Беда пришла в январе 1932. В Альмежском лесопункте произошла вспышка сыпного тифа. Скученность в бараках, антисанитария — и результат. Пришлось срочно достраивать заразный барак, проводить дезинфекцию – бороться с завшивленностью. Такой барак был построен возле бани, которая находилась по нынешней ул. Комсомольской в сторону Латышского. Там и сейчас есть старый колодец. В этой бане альмежане до середины 50 –х мылись, парились, восстанавливая здоровье.

ЛТХ поставлял лесопрдукцию в различные районы страны и даже в Москву. Оттуда посылались группы рабочих для помощи в лесозаготовках. И вот после приезда рабочих из Подмосковья директор ЛТХ издаёт такой приказ по лесопункта:. «Прибывающие и прибывшие рабочие из Москвы, направленные в лесопункты, чрезвычайно завшивлены и загрязнёны, и в лесопунктах должны быть приняты самые решительные меры по санобработке для предотвращения эпидемических заболеваний». И это было в 1933 году. Так что вши грызли не только вятичей, но и не брезговали столичным народом. Тема не очень приятная, но надо о ней сказать – для молодых. И такое в стране было. В середине 60 – х, что бы устроится в общежитие Горьковского университета, обязательно нужно было пройти санпропускник, где, кроме верхней одежды, остальное подвергалось прожариванию. Понятно, чем была вызвана эта необходимость. И это тогда, когда 1961 году Н.Хрущёв обещал нам коммунизм в 1980 году. И ведь верили, а вши по стране местами гуляли.

Сезонные рабочие оказывали большую помощь лесопунктам в заготовке древесины. Так директор ЛТХ Шишигин издал такой приказ в апреле 1934 года: «Бригада брянских лесорубов во главе с бригадиром тов. Алдониным своей ударной большевистской работой выполнила и перевыполнила обязательства по лесозаготовкам в Опаринском ЛТХ, давшие по 500куб.м на человека в сезон, выполнившие нормы на 190%, не имея ни одного прогула. От имени дирекции ЛТХ объявляю бригаде Алдонина благодарность. Выдать бригаде 2000 рублей премии и персонально бригадиру т. Алдонину 150 руб.». Приглашали вновь приехать, обещали создать самые лучшие жилищно – бытовые условия, обеспечив качественными продовольственным и промтоварным снабжением. Вот и такие труженики приезжали в ЛТХ. В каком лесопункте они трудились?

Интересный приказ, который коснулся помощника начальника Альмежского пункта Куль. «За систематический простой вагонов при наличии рабочей силы на пункте – просить Севтранслес о наложении ареста на тов. Куль в размере 10 суток с выполнением служебных обязанностей». Что это за арест?

В августе 1932 года начальником лесопункта был назначен Перле. Ещё до его назначения в лесопункте начал работать дровопильный агрегат – появился первый механизм. К нему определялся техник с окладом 150 рублей.

Ю. Холопов, окончание следует