Исследователь железных дорог. Часть 4

Экспедиция 2015 года.  Рабочая экспедиция была осуществлена в мае-начале июня 2015 года.

Исполненный маршрут: «24 км» — Владимир — Вязники — Нижний Новгород — Пижма (пригородные поезда) — Большая Куверба — Питер — Втюринское — Петровское — Ромачи — Колдырята (пешком) — Ошминское — Южный (автостоп) — Шатташкем (пешком) — Ошминское — Тоншаево (автостоп) — Ошары (пешком) — Шайгино (автостоп) — Пижма — Ломовская (пригородные поезда) — Киров (пешком) — Безбожник — Комсомольский — Опарино — Пинюг — Луза (пригородные поезда) — Лальск (автостоп) — Таврический (пешком) — Лальск (автобус) — Заборье — Куликово (пешком) — Луза (автостоп) — Пинюг — станция Подосиновец (пригородные поезда) — Луза (автостоп) — Лальск (автобус) — Таврический — Мирный (пешком) — 43 км — Мирный (съёмная дрезина) — 43 км — ус к Лёхте (пешком) — Таврический (тепловоз узкой колеи) — Лальск — Луза (автостоп) — Пинюг — Киров — 781 км (посёлок Комсомольский) — Урень — Нижний Новгород — Ковров (пригородные поезда) — 255 км (пешком) — Владимир — Москва-Курская — «24 км» (пригородные поезда).

Эта экспедиция происходила в «стародавнем» стиле. Типичный «узкоколейный» выезд. Хотя большое внимание было уделено малоизученной железнодорожной линии широкой колеи Панасюк — Подосиновец (посёлок Демьяново).

Изучение узкоколейных железных дорог неумолимо близится к завершению. По крайней мере, действующих. Придётся ещё работать с объектами, разобранными после 1991 года, и это может затянуться лет на сорок-пятьдесят. Но я допускаю, что откажусь от этого.

Действующие узкоколейные дороги — почти все изучены. Либо же перестали быть действующими.

Я уже давно стараюсь бороться с идиотским имиджем «исследователя только узкоколейных железных дорог». Считаю серьёзным оскорблением, когда звучит что-то наподобие «узкоколейщик».

Я изучаю в равной степени все объекты рельсового транспорта. И на тотальный проезд и изучение, например, 106 систем городской железной дороги (трамвая) отдал суммарно многие месяцы.

Не вообразить объекта «магистральнее», чем Петербурго-Московская железная дорога. Она — тоже важный объект изучения.

Но задача изучения и тотальной фотодокументации всех узкоколейных железных дорог ещё не выполнена.

Узкоколейных железных дорог, не разобранных, не находящихся за забором, но ещё не посещённых мной, почти нигде не осталось.

Они остались только в Литве, Латвии и Эстонии — местах, весьма проблемных из-за визового режима и злобного отношения, где меня воспринимают резко враждебно, и я чувствую себя партизаном в тылу врагов.

Справедливости ради: патологически злобные люди попадались пока только в Литве, причём уже трижды. В Латвии и Эстонии я пока ещё во всех случаях уговаривал разрешить легально осмотреть объект, хотя не всегда это легко.

Один непосещённый, но действующий (надеюсь) объект узкой колеи остался на Украине: Жовтневое, Озерянский торфобрикетный завод. Украина сейчас недоступна для въезда из-за боевых действий и открыто заявленной её руководством «украино-российской войны». Легальный въезд затруднён. Но даже если удалось бы въехать — представляется высокой вероятность попасть в застенки СБУ за фотографирование железных дорог с российским паспортом.

Один или два условно действующих объекта есть в Туркменистане — закрытой стране.

Всё! Остальные действующие, но не посещённые узкоколейные объекты находятся за заборами воинских частей или заводов с «труднопробиваемым» пропускным режимом.

Теперь обычно я посещаю узкоколейные объекты не в первый раз — а во второй, третий, пятый, иногда и десятый. Ибо на них ещё не всё изучено.

Предполагалось изучение линии Панасюк — Подосиновец и объектов в Пижме, Южном Тоншаевского района, Октябрьском Мурашинского района, Таврическом Лузского района, Харитонове Котласского района Архангельской области.

Но самым дальним пунктом стал Таврический. До Архангельской области я не добрался по причине проблем с фотоаппаратом.

Май — летний месяц. По идее, время комфортное для путешествий. Но в лесных регионах в мае-июне — зашкаливающее количество комаров и других кусачих насекомых. Это делает передвижение достаточно «напряжным».

Недалеко от вокзала  в поселке Опарино находится районная библиотека. Расположение известно по поездке в 2014 году, но внутрь я тогда не попал.

Сейчас библиотека работала. Захожу, представляюсь, интересуюсь материалами по железной дороге. Таковые здесь есть, и в немалом количестве.

В данный момент в библиотеке находилась Татьяна Тунгусова — главный редактор самого известного веб-сайта Опаринского района «Опаринская Сорока». Публикации этого сайта мне известны. Рассказываю о своей деятельности.

Об Опарино мной будет написано очень много всего, но для этого нужно время, которого нет.

Все северные районы Кировской области выглядят неухоженными, запущенными, депрессивными (особенно в нелетнее время). Лузский, Опаринский и Подосиновский районы — это «бездорожье», в них почти нет асфальта. Пыль, ямы, развалины, дух нищеты.

Но на этом фоне, бывает, проезжают роскошные «джипы» стоимостью миллион рублей и больше. Рядом с жуткими бараками, на пыльных грунтовых улицах, стоят роскошные новые дома, стоимость строительства которых — многие миллионы рублей. Я о таком доме мог бы только мечтать.

Как видно, здесь есть богатые люди. И самое главное — они не считают нужным отсюда уезжать, хотя имеют такую возможность. Значит, не всё потеряно.

Пусть исчезнут позорные бараки, да и вообще любые многоквартирные дома — не должно их быть! Пусть все будут жить так же!

Появится асфальт, появится крытая застеклённая территория с тропическими цветами и пальмами внутри — это необходимо в местах, где только 4 месяца из 12 являются комфортными. Пройдёт трамвай по маленькому городку Луза, вместо ковыляющих в клубах пыли «скотовозных» ПАЗиков.

Молодой местный житель на легковой машине подвёз до Лальска. Как оказалось, несмотря на открытие дороги Мураши — Опарино, из Лузы в Киров все ездят, как и в прошлые годы, через Коми. Это на 150 километров длиннее, чем по железной дороге.

Сергей Болашенко, сайт о железной дороге.

Просмотреть фотографии из экспедиций Сергея можно в материалах: