Икона — загадка, часть 4

Редактор «Вологодских епархиальных ведомостей» Николай Иванович Суворов, описывая в «Прибавлениях» — №6, 1864 г. — топографические и статистические сведения бывшей Великоустюжской епархии, сообщал: «Верхомоломская Спасо-Николаевская мужская пустынь была основана на р. Моломе. Дата основания неизвестна, настоятельство было игуменское. Упразднена в 1764 году; монастырских крестьян к этому времени было 299 душ. Спасская церковь преобразована в приходскую и числилась в XVIII веке в Пушемской волости Южской трети Устюжского уезда. Кроме Спасской церкви в монастыре имелись деревянная Николаевская церковь, построенная в 1716 г., и загородная церковь Иоанна Богослова. Каменная церковь построена в 1835 г. Престол в честь Спаса Нерукотворного образа. В 1868 г. в приходе числилось 1062 человека».

Это сообщение подтверждает, что монашествующая братия Верхомоломского Спасского мужского монастыря не ограничился подновлением храмовых построек на территории своей обители, а распространила церковное строительство вниз по Моломе. Упоминаемая Н.И.Суворовым загородная церковь Иоанна Богослова была построена монахами Верхомоломской пустыни на реке Чемелке. Потому красносельский краевед В.А.Женихов имел все основания повторять сказание о том, что верхомоломские иноки-чернецы в один день ходили на Чемелку в баню. Оказывается, они ходили сюда, чтобы поднять еще один божий храм. Позднее на Моломе появилось селение Чемельское (Чемелино), куда и была перенесена загородная церковь. Этот деревянный храм в 1827 году передал свое имя Чемельской Иоанно-Богословской каменной церкви, которая и сегодня является украшением села Красное Даровского района.

На снимке 2009 года: автор исследования Н.Н. Шкаредный и настоятель Опаринского прихода Александра Невского иерей Виктор Конев осматривают порушенный иконостас главного престола Иоанно-Чемельской церкви в Красном селе Даровского района. Перед вами порушенный иконостас.

Икона всегда была и сегодня остается для нас загадкой за семью печатями: от изготовления основания – доски – до последнего мазка, завершающего работу над образом. Её в какой-то мере мне приоткрыл московский художник-монументалист Андрей Бородинов, который работал над росписями Опаринской Александро-Невской церкви. Каждая икона состоит из четырех частей – слоев. Первый слой – щит из деревянной доски (или кусок холста) – является основой. Второй слой – грунт, или левкас, приготовленный из порошка мела с клеем. Третий слой – живопись, состоящая из рисунка и красочных материалов: пигментов, приготовленных на натуральной яичной эмульсии или на искусственной – казеиново-масляной. Четвертый слой, защищающий живопись от внешних воздействий, представляет собой тонкую пленку отвердевшего растительного масла (олифы).

Во время одной из поездок в Москву мне удалось побывать в Успенском соборе Кремля. Встретивший нас священнослужитель поведал, как строился храм, какие бури пережил за минувшие столетия, рассказал о работе над иконостасом, который стал украшением храма, познакомил с историей иконы «Богоматерь Умиление». В октябре 1961 года она была снята для укрепления шелушившегося красочного слоя и отставшего на полях левкаса. Чтобы придать произведению, насколько это возможно, экспозиционный вид, было решено снять потемневшую олифу. Открыв из-под олифы живопись XII столетия, художники обнаружили золотой фон древней живописи с хорошо сохранившейся одеждой Христа. Сомнений быть не могло: под слоем записи XVII–XIX столетий скрывался памятник XII-XIII веков. В таком виде икона была возвращена в экспозицию.

На снимке: настоятель Опаринского прихода Александра Невского иерей Михаил Крюков демонстрирует икону «Умиление», которую передал в дар храму В.А.Графов.

Икона «Умиление», о которой Василий Александрович Графов рассказал в заметке «Как я нашел икону» в «Опаринской сороке» 11 февраля 2011 года, тоже пострадала от времени и людского нераденья. На ней он увидел не только шелушение красок, но и нанесенные чьей-то рукой царапины. Конечно, мы не художники-реставраторы, поэтому обращаем внимание только на явно выраженные повреждения. А когда старинная икона попадает в руки специалиста, он читает ее, как интересную книгу с захватывающим сюжетом. Василий Александрович свою находку передал в Опаринскую Александро-Невскую церковь, и уже священнослужители отправили ее на реставрацию, поэтому у нас нет возможности описать какой творческий и исторический путь прошла икона «Умиление», прежде чем оказаться в деревне Избновской-Кустовке.

Мы вновь возвращаемся к разговору об иконе «Умиление», которую нашел В.А. Графов, чтобы на её примере отследить все операции, входившие в подготовительный процесс. Доски, как правильно подметил в своем рассказе Ф.Г.Плотников, вытесывались из плахи топором и обстругивались тесалом. Продольную распиловку бревен на доски в России, вероятно, начали производить только в XVII веке. Для изготовления досок использовали и другие инструменты. Все это можно прочитать на иконной доске. От топора остаются зарубки, от скобеля – лункообразные борозды, от рубанка – плоские борозды. Перед этим на лицевой стороне доски делают углубление в 2 – 3 мм, именуемое ковчегом. Для больших икон эта работа усложнялась. Чтобы изготовить икону большого размера, к каким относится и моломская икона «Умиление», соединяли несколько досок в один щит. Для большей прочности между внутренними боковыми сторонами досок врезали небольшие, короткие планочки.

На снимке: вы видите обратную сторону иконы «Умиление», укрепленную врезными шпонками.

С XIV века накладные шпонки постепенно вытесняются врезными, вставленными в специально прорезанные пазы с тыльной стороны иконы. Пазы чаще всего прорезали от одного края иконы до другого. Пазы и шпонку обычно делали в сечении не прямыми, а клиновидно срезанными, что удерживало её при усыхании, а иконное плотно от коробления. Доски под храмовую живопись изготовляли специалисты по обработке дерева – древоделы. После вытесывания топором их протесывали вдоль волокон скобелем, а после соединения в один щит лицевую сторону дополнительно протесывали в поперечном направлении, чтобы сгладить неровности по месту соединения досок. Все эти элементы мы видим при рассмотрении иконы «Умиление», полотно которой собрано небычным для северных икон образом – из восьми досок соединенных двумя клиновидными шпонками. Перед тем, как на доску положат грунт – или левкас, приготовленный из порошка мела и клея, её отстругивают зубчатым рубанком. Это делается для того, чтобы грунт держался более прочно.

Итак, в статье «Три книги Феодосия Гавриловича» речь идет об иконе, которая была почти в человеческий рост. Подобные иконы были во всех примоломских храмах. В Шадрино во время очистки от мусора чердака Моломской Михаило-Архангельской церкви местные энтузиасты во главе с Евгений Дмитриевной Котельниковой нашли две поростовые иконы, которые стали первым приобретением возрождающегося храма. Мы их осматривали с протоиереем Опаринской Александро-Невской церкви Виктором Коневым в сентябре 2009 года. Эта храмовая традиция имеет глубокие корни. Уже в XI – XII в России появляются иконы, высота которых достигала до двух метров и более. Для изготовления иконных досок предпочитали древесину – липу, южный тополь, иву. В северных районах довольно часто использовали хвойные породы – сосну, ель, лиственницу, кедр. Следы инструмента при обработке доски являются надежным признаком в определении времени создания иконы. Они подтверждают, когда какой инструмент появлялся в рабочей практике того или иного народа.

На снимке: настоятель Опаринского Александро-Невского прихода Виктор Конев осматривает поростовые иконы, найденные в Михаило-Архангельской церкви в Шадрино.

Выше я уже высказал сожаление, что икону «Умиление», которую В.А.Графов внес как дар в Опаринскую церковь, никто до реставрации не «прочитал». Сейчас, когда икона обновлена, сделать это очень трудно. И все-таки… кое-что может поведать тыльная сторона. Но это основательное и глубокое исследование впереди. А пока мы возвращаемся к мучающим меня вопросам: как и откуда попала икона «Умиление» в Избновскую-Кустовку? В серии публикаций «Откуда ты, Кустовка?» я попытался убедить себя и читателя, что эта икона когда-то принадлежала Шабурской Христорождественской церкви. Казалось бы, все доказательства этого налицо, но мне почему-то от этого все равно неуютно. После статьи «Три книги Феодосия Гавриловича» появилась еще одна версия: а не из Никольской ли церкви эта икона-путешественница? Сохранившиеся иконы этого шедевра деревянного зодчества, которые в 1975 году переехали на хранение в областной центр, по своим размерам практически идентичны 135 — 53, 136 — 54 см. Икона «Умиление» тоже вписывается в эти размеры. Её высота — 127,5 см, ширина — 65 см, толщина 2,5 см.

Но тут возникает новый вопрос: почему иконное полотно, на котором написана икона «Умиление», собрано из восьми досок? Ответ на этот вопрос может быть только один: таков стиль работы конкретного человека, мастера-древодела, готовящего иконные доски для написания икон отдельной церкви. Вот тут-то и возникает главное противоречие. Специалист отдела культуры, спорта и молодежной политики администрации Опаринского района Надежда Николаевна Максимова, осматривавшая в апреле 2017 года в областном художественном музее имени В.М. и А.М.Васнецовых, вывезенные в 1975 году из Никольской церкви иконы, отметила, что их основа – три доски. Для написания икон конкретного иконостаса мастера готовили типовые доски-полотна, к которым никак нельзя отнести основу иконы «Умиление» В.А.Графова, которая состоит из восьми досок.

Пройдя большой путь нового поиска, можно уверенно говорить, что эта икона не с Верхней Моломы. Значит, остается в силе шабурская версия. На 12 Всероссийских Стефановских чтениях в Котласе, где вел секцию «История православия», услышал интересный образ: икона – это свет. Продолжу: свет – это все. В случае сомнения поступай так, как делает подсолнечник. Ищи источник света…

На снимке: Никольская церковь-юбиляр.

Корреспонденты газеты «Труд» Никита Швецов и Елена Наумова 12 августа 2016 года писали о двух встречах со старой церковью, затерянной в лесах, следующее: «У храмов, как и у людей, случаются юбилеи. Правда, отмечаются в таких случаях не десятилетия, а столетия. Один из таких храмов, скромных, но с удивительной историей, отмечает в эти дни свое трехсотлетие. В гости к юбиляру в деревню Нижний Починок, что спряталась среди бескрайных лесов в Кировской области, отправились наши корреспонденты. Да, места здесь диковатые. На пути от Опарино до Нижнего Починка лесную дорогу перебегали зайцы. Селения встречались крайне редко Километрах в двух от Нижнего Починка дорога окончательно превратилась в полосу препятствий, непролазную даже для внедорожника. Пришлось машину бросить, а Молому форсировать по сгоревшему мосту. А что же церковь? Да вот она, красавица, на своем месте – будто сошедшая со страниц сборника русских народных сказок». Кто же превратить эту сказку в быль?

Икона — загадка, часть 1
Икона — загадка, часть 2
Икона — загадка, часть 3

Николай Шкаредный.
Член Международной ассоциации писателей.

23 июня 2017 г.

P.S. Мы написали «Окончание». Но Николай Николаевич сообщил, что готовит еще один материал. Он-то и будет завершающим. Подождем?