Грустные метаморфозы

Анатолий Михайлович Бушуев на сегодняшний день остался без работы. Последние полтора года он возглавлял в поселке Опарино мастерский участок ООО «Мурашинский лесхоз».

Анатолий Михайлович Бушуев

«Лесоустройство мы провели на базе бывшего колхоза «Культура», в Речном и Паломицком лесничествах, — рассказывает Анатолий Михайлович, – сделали аренду, оформили документы.

В штате было пять человек: начальник участка, мастер леса, лесовод, водитель и тракторист».

Прерывая этот рассказ, скажем, что в течение 13 лет А. М. Бушуев руководил межхозяйственным лесхозом. Когда в 2010 году данная организация была ликвидирована, два года оставался в качестве наблюдающего за техникой – база была большая, надеялись, что все-таки вновь начнут работать.

В настоящее время управляющая компания «Кировлес» передала аренду лесов – 24 тысячи кубометров – бывшему Октябрьскому леспромхозу, точнее, ООО «ОпариноЛесПром», и в услугах Опаринского мастерского участка нуждаться перестала, о чем коллектив и был поставлен в известность.

Вот так вот у нас все или почти все нынче реорганизуется, модернизируется, оптимизируется. Но всегда ли для пользы дела такие метаморфозы?

5 августа бывшие работники участка оказались на учете в Центре занятости населения.

Но, может быть, данная организация не очень и нужна была?

«Лесохозяйственная организация нужна в любом случае, — убежден Анатолий Михайлович. – Там работают такие специалисты, которых нет у арендаторов. Отвод делянок, выборочные и санитарные рубки, подготовка и вспашка почвы, посадка саженцев… Делалось все для того, чтобы хвойные породы на лиственных и выработанных делянках произрастали. Одним словом, шло лесовосстановление и был контроль за арендаторами.

Предприятия покупали у нас саженцы-трехлетки ели, которые лучше всего приживаются. Мы имели какой-то доход.

Нынче из 20 гектаров до закрытия мы успели посадить 13. А арендатор посадил всего 8".

Межхозяйственный лесхоз в свою бытность тоже пережил не одну реорганизацию. Он работал с заготовкой леса, производил пиломатериалы и, конечно же, занимался лесовосстановлением. Древесину от побочных видов рубок перерабатывали: делали тару, черенки, штакетник и другую продукцию, пользующуюся спросом.Затем производство от лесного хозяйства отделили, чего делать было, как выяснилось позднее, нельзя. В итоге развалилось все.

Мы все на Запад киваем. А там лесхозы существуют и занимаются не только лесоустройством – выпускают разного рода продукцию, от столбиков до резных фигур из дерева.

У нас крупные предприятия ничего этого не производят, хотя потребности населения нужно закрывать. А такие мелкие мастерские участки, как Опаринский, при соответствующем оснащении могли бы приносить в этом плане пользу, развивая подсобное производство.

«Анатолий Михайлович, лесная отрасль, и не только в Опаринском районе, если можно так выразиться, «трещит по всем швам». На ваш взгляд, что нужно сделать, чтобы если не поднять ее до прежнего уровня, то хотя бы остановить распад?»

«Законы менять нужно. Если предприятие рубит лес на территории района, здесь оно и должно быть зарегистрировано или хотя бы, в соответствии с законодательством, в течение месяца создать свое структурное подразделение. Тогда налоги пойдут в бюджет района, а не в Калининград или Архангельск.

Требует пересмотра закон о банкротстве. Собственник должен отвечать за доведение предприятия до краха всем своим имуществом, а не уставным капиталом, который иногда бывает мизерным.

Люди у нас социально не защищены, нет даже коллективных договоров на предприятиях. Я бы поддержал идею создания в районе единого «лесного» профсоюза.

Лесом все-таки должно управлять государство. Сейчас он вроде и у него, но в большинстве своем находится в частных руках. Хозяева же предприятий не заинтересованы в глубокой переработке древесины, предпочитают отправлять продукцию «кругляком» вместо того, чтобы строить цеха для глубокой переработки, создавать новые рабочие места.

А что получается с попенной платой? Лес растет на территории Опаринского района, но вся попенная плата идет в федеральный и областной бюджеты. Хотя бы процентов 30 оставлять районам – у них появится интерес в наведении порядка в лесах.

Право распределения лесного фонда по новому Лесному кодексу отдано регионам через аукционы и конкурсы. Но главы районов из состава комиссий по распределению лесфонда выведены. Почему?

Раньше в договорах аренды было прописано, что арендатор должен предоставить району в обмен на возможность заготовлять лес. Сейчас – никаких обязательств».

Славно поговорили, проблемы обозначили, пути решения назвали. А дальше – что? Пока государство не пересмотрит свое отношение к лесному комплексу и не повернется к нему лицом, так и будут хиреть наши некогда процветающие рабочие поселки.

«Чем заняться думаете, Анатолий Михайлович, коль так вот неожиданно остались без работы?»

«Дома дел полно, охота, рыбалка, грибы, ягоды опять же… Я «лесной» человек. Вчера рыжиков из-под Дуванного привез, сегодня за брусникой сходили с женой, опятами на зиму запаслись».

Когда-то День работников леса был настоящим праздником для тех, кто так или иначе связан с лесом. В нынешней ситуации, которая складывается в лесной отрасли района, о празднике можно говорить с изрядной долей грусти и горечи.

И все-таки примите наши поздравления, труженики «зеленого цеха» и Вы, Анатолий Михайлович, тоже! Не бывает бывших лесничих и лесорубов, водителей лесовозов и штабелевщиков, крановщиков, стропальщиков, мастеров нижних складов и начальников лесопунктов. Лес — частица жизни многих поколений опаринцев. Так что с праздником!