Где эта улица, чей это дом?

Когда-то, еще в советские времена, колхоз имени XXI партсъезда вошел в «Программу-50». И началось на селе большое строительство. Возводились кирпичные основательные здания. Некоторые и сегодня используются по назначению, другие рушатся и стоят посреди деревни как памятник ушедшей эпохе.

Тогда-то и появилась в Стрельской улица добротных каменных особняков. В них заселились люди и живут до сих пор.

Если проехать по этой улице от здания администрации и медпункта, то невольно обратишь внимание на третий от противоположного конца дом. Ничем не отличаясь от других в плане архитектурном, он утопает в зелени и привлекает необычным, оригинальным оформлением прилегающей и дворовой территории.

Возле него очень много деревьев и цветов. А среди них кого только не увидишь! И старичка-лесовичка, и медвежонка с бочонком меда, и стайку грибов-красноголовиков. По песчаной насыпи проложены рельсы, паровоз тянет вагоны, каждый из которых – маленькая клумба. Думаете, что это за станция? Шадрино.

У калитки – водоем, сделанный из автомобильной покрышки. Своим отражением в воде любуются лебеди. Дальше – оригинальные качели и калитка в огород с пестрым петухом на ней. Шутливая надпись предупреждает: «Калиткой не хлопать! Наполеон пужается!» Наполеон – это, стало быть, тот самый петух и есть.

Живут в том доме Любовь Васильевна и Виталий Сергеевич Громоздовы. Их руками все здесь и оформлено.

«Я на месте не сижу, — рассказывает Любовь Васильевна, — все время куда-то езжу. Где что увижу – беру на заметку. В Котельниче увидела медвежонка, в Советске – лесовичка. Вернулась – сделала. Годится любой материал – старые тазики, чурочки, пластиковые бутылки. Сама и разрисовываю. Муж, конечно, помогает довести замысел до воплощения. А делается все для любимого внука – он у нас единственный».

Поудивлявшись и поулыбавшись, по лестнице поднимаемся в мансарду, что под крышей. И попадаем в самый настоящий музей. Немного тесноватый, но зато здесь столько интересного – множество предметов крестьянского быта. И стены, и стропила, и опорные балки – кажется, свободного места на них нет.

«Эти предметы я начала собирать в память о папе, Василии Степановиче Бартеве, — продолжает рассказ Любовь Васильевна. – Мастер он был уникальный – работал по дереву, по металлу, с другими материалами. Вот клубок бересты, похожий на большое осиное гнездо – отец плел пестери, туеса, бураки. Делал даже конную сбрую. Все это я перевезла из нашего старого дома в Шадрино.

Потом подумала – а почему только папа? Мама была отменной рукодельницей – ткала, шила, вязала, вышивала. Храню квашню, в которой она ставила тесто, когда пекла хлеб. Вот валек, которым она гладила белье. А вот одежда, сшитая ее руками…»

Интересных предметов – множество. Назначение некоторых сегодня мы не можем себе даже представить. Что такое ботало или калач (не хлебный, разумеется), кодочиг или копылок? Выставлены далеко не все вещи, многое хранится в старинных сундуках. Просто не хватает места. Глиняные горшки разных размеров и форм, к примеру, нашли себе место по обе стороны лестницы. Один особенно интересен: поверх глиняной основы он оплетен полосками то ли бересты, то ли другого материала. «Чтобы не разбился при перевозке», — объясняет Любовь Васильевна.

О каждом из этих предметов она может рассказать целую историю. И знаете, слушатели находятся. Приходят учащиеся местной школы, заглядывают стрельские бабушки-старушки – вспомнить молодость. Даже из Верхней Волманги приезжали школьники.

Начинала свой домашний музей Любовь Васильевна одна, зато теперь помощников хватает. Друзья и знакомые, не сговариваясь, везут Громоздовым предметы старины. «Настоящий ткацкий станок отдают, — говорит Любовь Васильевна. – Взяла бы, да ставить некуда».

Не так давно довелось мне побывать в Подосиновце на празднике «Славяне Поюжья-2013». Там один молодой поэт, выступая, на полном серьезе доказывал, что деревня наша деградировала на все 100 процентов. Позволю с ним не согласиться: пока живут в наших деревнях такие люди, как Любовь Васильевна Громоздова, которая бережно относится к прошлому и через свои экспонаты поддерживает связь времен и поколений, северная деревня жива.