Фамилия графская, корни крестьянские

В детстве девочки чаще всего мечтают стать артистками или учительницами, мальчики – милиционерами или пожарными. Представьте только, что детские мечты осуществились. Тогда у нас не было бы представителей никаких других профессий. Но дети вырастают и становятся врачами, поварами, механизаторами, строителями и еще много кем. Это с возрастом приходит осознание и трезвая оценка своих возможностей и способностей. Но иногда в выбор вмешивается Его Величество Случай. Так было у Василия Александровича Графова, офицера-подводника в отставке.

Василий Графов

Родился он в деревушке Борки в пяти километрах от села Молома. Мать работала на ферме, отце бригадирил. В первый класс пошел в деревне Березовке, следующие шесть лет учился в Нижней Волманге. Затем школу – бывшее церковное здание – перевезли в Молому. Здесь мальчик закончил семь классов.

В то время в народном образовании наметились перемены: ввели восьмилетнее и одиннадцатилетнее обучение. Среднее образование получал уже в Опарино – школа в Моломе была восьмилетней. Тогда же введено было в школах производственное обучение. Александр Николаевич Дударев готовил из старшеклассников трактористов и шоферов. Василию даже довелось поучаствовать в областном слете лучших школьных производственных бригад как хорошему трактористу.

Водительские права, полученные в школе, он хранил много лет. И они вдруг пригодились, когда Василий Александрович уже вышел на пенсию. Нет, за руль он не сел. Просто они сыграли свою роль при устройстве на работу – очень удивился начальник отдела кадров, увидев документ столь старого образца. Сейчас В. А. Графов возглавляет бригаду слесарей в порту Санкт-Петербурга.

Как мальчишка из вятской деревушки связал свою жизнь с морем?

«В 11 классе весной, — вспоминает Василий Александрович, — дали в школе мне на руки выписку с оценками за все четверти и направили в Мураши на призывную комиссию – возраст как раз подошел. Прошел комиссию, вызывает на собеседование военком и спрашивает, куда я хочу? «В армию», — отвечаю. Служить в те годы считалось престижным, никто от армии не «косил». Живы были в памяти годы войны. Мой отец ушел на воинскую службу в 1939 году, а вернулся только в 1944.

После армии поступать я хотел в автодорожный институт, потому что тяга к технике была большая. Из предметов особенно любил физику, математику, химию. Учителя были прекрасные – Зоя Николаевна и Петр Арсентьевич Щеклеины, и оценки хорошие. Посмотрел ни них военком еще раз и предложил стать военным моряком. Так в 1965 году я оказался в Севастопольском высшем военно-морском инженерном училище. Экзамены сдал легко, хотя конкурс был восемь человек на место».

Учился Василий Александрович на отделении, где готовили специалистов по управлению ядерными реакторами атомных подводных лодок.

Учеба закончилась в 1970 году. Он получил звание лейтенанта и специальность инженера-механика атомных подводных лодок. Но еще год пришлось провести в учебном центре в Эстонии и осваивать технику нового поколения.

Двадцать лет отдано службе на подводных лодках на Дальнем Востоке. Еще десять лет Василий Александрович работал в учебном центре Санкт-Петербурга, где готовят моряков-подводников.

Деревенский парнишка, никогда не видевший моря, сразу оказался не то, чтобы на большой воде, а под ее толщей, на огромной глубине, в ограниченном пространстве. Но никакого страха, как вспоминает он сейчас, не было.

Как инженер. Василий Александрович обеспечивал управление реактором, затем стал механиком. Для этого нужно было отлично знать не только устройство реактора, но и всего корабля, его систем.

С 1989 года В. А. Графов живет в северной столице. Но на малую родину его тянет. «За все годы никуда не ездил, нигде не отдыхал, — говорит он, — только на вятскую землю. Сначала Великорецкий крестный ход вот уже десять лет, затем Молома. Вот и нынче поеду — схожу на кладбище, обязательно пройдусь по своим хуторам».

«Думаете, найдете дорогу? Все давно лесом заросло!»

«Уж я-то проберусь!»

«Что за хутора, если ваша семья жила в Борках?»

«В сторону Каски – мне те места знакомы, столько лет там телят пас. Я ведь из пастушонка до офицера вырос, и этим горжусь. Пусть мне дети завидуют, которые ни разу в жизни живого теленка не видели. Мне всякая крестьянская работа знакома – даже корову подоить могу. А на тех хуторах дед и бабка мои жили».

«Фамилия у вас необычная, не местная. Титулованных особ в родне не было?»

«Нет. Мой дед был переселенцем, приехал в годы Столыпинской реформы из Костромской области на Волмангу-реку как малоземельный. А бабушка (она из Даровского района) вышла за него замуж. Фамилия деда была Пепелков. Им показалась не слишком благозвучной: пепел, зола, прах, одним словом. Вот и сменили ее на Графовых. В то время это просто было. Размахнулись, конечно. Но что делать. Так теперь Графовыми и живем».

День, когда Василий Александрович приехал в Молому, выдался дождливым и прохладным. Но он все же отправился искать тот хутор, где в детстве пас телят. И заблудился, потому что заросшая мелколесьем местность изменилась до неузнаваемости. Так и ночевал в лесу под елкой. Но в пять утра поднялся и вновь отправился на поиски. И, представьте, нашел знакомые места. Как будто подсказал кто, куда шагать надо. Или просто он сам очень сильно хотел хоть ненадолго вернуться в свое прошлое. Кому-то это удается, кому-то нет. У Василия Александровича получилось.

Татьяна Тунгусова, фото автора.